Закаев: Я не верю в самоубийство Березовского

Закаев: Я не верю в самоубийство Березовского

Ахмед Закаев, один из бывших лидеров чеченских сепаратистов, в эксклюзивном интервью Русской службе Би-би-си заявил, что не верит в то, что бизнесмен Борис Березовский находился в депрессии и мог совершить самоубийство.

- Когда вы в последний раз виделись с Борисом Березовским? Как он выглядел тогда, и о чем вы говорили, если не секрет?

- Я в эти дни отсутствовал. Это мое первое интервью после смерти Березовского, поэтому я хочу выразить глубочайшие соболезнования друзьям и родственникам Бориса.

Мы с ним встречались, наверное, где-то месяц назад. После этого мы разговаривали только по телефону. Я бы не сказал, что он был в каком-то удручающем состоянии, что он выглядел потерявшим веру или стремление бороться и продолжать жить. Это не в его характере.

- Очень многие сейчас говорят, что в последнее время он принимал антидепрессанты, и у него была депрессия...

- Я не могу ни отрицать, ни утверждать [этого]. Во время наших встреч и наших бесед с ним по телефону я ничего такого не замечал. Он оставался таким, каким я его узнал в 1996 году...

- Как вы прокомментируете слова пресс-секретаря президента Владимира Путина Дмитрий Пескова о том, что Березовский написал письмо, в котором просил прощения и заявлял о своем желании вернуться в Россию?

- Я не верю ни одному слову. Такого письма быть не могло. Если бы такое письмо было, то оно было бы опубликовано во всех СМИ сразу после того, как он его направил. Борис до последнего оставался верен самому себе и не предавал те ценности, за которые он боролся.

Он к Путину относился как к диктатору, как к человеку, который свернул все свободы и задушил на корню все демократические процессы, которые начали проявляться в России во многом благодаря Борису Березовскому... Я не верю, что Борис после столь долгой борьбы с российским режимом, который возглавляет Путин, из-за какого-то проигрыша суда с Абрамовичем изменил самому себе.

- Но говорят, что этот проигрыш осложнил его финансовое положение, что сильно повлияло на его психологическое состояние?

- Если говорить правду о его финансовом положении… Если вы читали заявления прокуратуры, что они будут добиваться того, чтобы вернуть, как они говорят, незаконно нажитое Борисом. Это говорит о том, что у Бориса было много чего, говоря о материальных ценностях. Те 25 или 30 млн фунтов, которые он проиграл в суде, не могли являться чем-то определяющим в его борьбе, и для его материальной базы.

- Однако бракоразводные процессы, продажа Березовским каких-то своих вещей, а также тот факт, что у него остался всего один охранник - это ведь все свидетельства того, что его дела шли не очень хорошо…

- Знаете, от охранников тоже со временем устаешь. Какая-то сверхохрана Борису в этой стране [в Британии] не была нужна, потому что мы, и Борис, и я, находимся под защитой властей Великобритании, так как получили здесь политическое убежище. У Бориса необходимости в вооруженной охране не было. На начальном этапе это считалось модным – больше охранников, машин и дворцов - это было тогдашнее российское восприятие мира.

Он постепенно освободился от совковых критериев и комплексов и начал жить по-настоящему как европеец. То, что он оставил себе одного охранника, не говорит о том, что у него не было средств для того, чтобы содержать охрану.

Я не являюсь ни кассиром, ни бухгалтером Бориса Березовского. Я не подсчитывал [его средств]. Но я не верю в то, что у него так плохи были дела, что он покончил жизнь самоубийством.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров