Кто в цари крайний?

Иннокентий Адясов специально для "Ленты.ру"

Весной этого года СМИ фактически "похоронили" 75-летнего президента Узбекистана Ислама Каримова, объявив о том, что он якобы перенес инфаркт и находится в предсмертном состоянии.

Распространению подобных слухов способствовало и то, что узбекский лидер долгое время не появлялся на публике. Позже президент "воскрес", однако поток прогнозов и предположений по поводу того, кто сменит Каримова, занимающего свою должность с 1990 года, было уже не остановить. Все последние месяцы Узбекистан живет в ожидании неизбежных и, возможно, весьма радикальных перемен. Очевидно, что борьба за место преемника входит в решающую стадию.

Специфика современного Узбекистана состоит в том, что из-за системы тотального контроля над СМИ (включая и иностранные) из страны приходит крайне мало объективной информации, которая позволяла бы делать корректные прогнозы о реальном развитии политической ситуации. По оценке российского информационного агентства "Ostkraft", имеющего собственные источники в Ташкенте, с конца 2012 года борьба между потенциальными преемниками Каримова приобрела характер информационных войн, причем с упором на зарубежное общественное мнение.

И первый удар вполне ожидаемо был нанесен по старшей дочери Ислама Каримова Гульнаре (или, как принято называть ее в Узбекистане, Гугуше — по ее сценическому псевдониму). Формальным поводом стала атака структур, контролируемых Гугушей, на узбекскую "дочку" МТС "Уздунробиту". По факту произошел рейдерский захват этой компании, после чего Каримова была подана российскому и западному общественному мнению (и весьма успешно) как олицетворение узбекской провластной коррупции.

Шум в прессе вокруг деятельности президентской дочки был поднят изрядный, и во многом из-за него в Узбекистане была сорвана намеченная на 2013 год конституционная реформа. В Ташкенте планировали передать больше полномочий парламенту (нижнюю палату которого, по оценкам местных экспертов, должна была возглавить Гугуша) и правительству. В настоящий момент, как известно, реальными властными полномочиями в Узбекистане обладает только один человек — сам Ислам Каримов.

Ответ Гугуши не заставил себя долго ждать: удар был нанесен по одному из главных представителей ташкентского клана, первому вице-премьеру Рустаму Азимову. Его также неофициально рассматривают в качестве одного из возможных преемников Каримова.

В своих твитах и через контролируемые сайты Гугуша заявила, что состояние Азимова достигает 4 миллиардов долларов. Помимо этого, Гульнаре Каримовой удалось убедить отца начать атаку на подконтрольные Рустаму Азимову банки, прежде всего банк "Ипак Йули". После разговора Каримова с Азимовым тотальную проверку банков первого вице-премьера прекратили, но позиции Азимова как возможного преемника были серьезно подорваны.

Между тем, по оценкам экспертов из Узбекистана, открытое столкновение между Гугушей и Рустамом Азимовым было спровоцировано еще одним соискателем президентского поста — главой Службы национальной безопасности (СНБ) Узбекистана Рустамом Иноятовым. Два года назад его называли в числе самых вероятных кандидатов в преемники Каримова. Но сейчас уже ясно, что самостоятельно Иноятов не сможет претендовать на высший пост в стране: в следующем году шефу СНБ исполнится уже 70 лет, к тому же он болен сахарным диабетом.

Кто в цари крайний?

Ислам Каримов. Фото: Александр Земляниченко / AP

Однако это ни в коей мере не означает, что Рустам Иноятов не намерен участвовать в дележке власти после ухода нынешнего президента. Сейчас его основная задача — столкнуть друг с другом всех возможных кандидатов в преемники, чтобы удержать под своим контролем процесс передачи власти.

При этом Иноятов, рассчитывая заручиться поддержкой Москвы, пытается предстать в образе "пророссийского политика", который сможет обеспечить интересы Кремля в посткаримовском Узбекистане. Но если проанализировать предыдущие инициативы шефа СНБ, можно прийти к выводу, что, апеллируя к российскому руководству, Иноятов, мягко говоря, лукавит. В нынешнем руководстве Узбекистана именно глава спецслужбы занимает наиболее жесткие антироссийские позиции: он не только изгнал из СНБ всех сотрудников, в той или иной мере симпатизирующих России, но и устроил показательный процесс по поиску "российских агентов" в министерстве обороны. А в 2012 году именно Рустам Иноятов был ответственным за проведение учений силовых ведомств Узбекистана по отражению "российской агрессии".

В то же время Иноятов через аппарат СНБ и свои контакты в российских властных структурах отслеживает любую активность потенциальных кандидатов в преемники Каримова в Москве. Еще одна любопытная деталь: западные аналитики не раз обращали внимание на тот факт, что резкий рост активности исламистских группировок в Узбекистане ("Хизб-ут-Тахрир", Исламского движения Узбекистана) происходил в те моменты, когда Иноятов добивался для себя новых полномочий и средств. В этой связи все чаще говорят о том, что глава СНБ может использовать "карманных исламистов" как повод для введения чрезвычайного положения, если передача власти от Каримова пойдет не по сценарию Иноятова.

Наконец, теоретически существует еще один кандидат в преемники — нынешний премьер Узбекистана Шавкат Мирзияев. Теоретически — так как для того, чтобы у «верного Шавката» не появилось президентских амбиций, Ислам Каримов сделал все возможное. Так, Мирзияев лишен возможности напрямую общаться с силовиками (это прерогатива непосредственно Каримова), уже упоминавшийся первый вице-премьер Рустам Азимов по факту проводит отдельную политику, всем государственным СМИ Узбекистана даны указания позиционировать Мирзияева как «чистого хозяйственника». В связи с этим крайне ограничена и международная активность Мирзияева.

Кроме того, через систему осведомителей Каримов имеет практически полную информацию о финансовых злоупотреблениях премьера, что позволяет ему не просто в любой момент отстранить Мирзияева от должности, но и возбудить против него уголовное дело. Пока же «верный Шавкат» нужен Каримову как управленец, который способен более или менее эффективно решать оперативные вопросы и может выступить в качестве некоего громоотвода в условиях все ухудшающейся экономической ситуации в Узбекистане. Поэтому крайне маловероятно, что Каримов захочет видеть преемником именно Мирзияева, который в силу своего крутого нрава пользуется в народе весьма дурной славой.

Если говорить о процессе передачи власти в Узбекистане в целом, то начало операции "преемник" будет зависеть в первую очередь от двух факторов: состояния здоровья Ислама Каримова и экономической ситуации в Узбекистане, включая колебание цен на продукты, способное спровоцировать социальный взрыв. Пока же все потенциальные кандидаты в преемники Каримова заняли выжидательную позицию и надеются на фальстарт конкурентов. Баланс сил кандидатов, в свою очередь, будет напрямую зависеть от количества наличности, в связи с чем сейчас в стране идет массовая распродажа собственности и острая борьба за средства государственного бюджета.

Но даже состарившийся и, видимо, серьезно больной Ислам Каримов остается мастером политической интриги и готов смешать карты претендентов в любой момент. Когда нужное время так или иначе настанет, вполне возможно повторение уже известного сценария: преемник Каримова выйдет из политической тени — так же, как это произошло в 2006 году в Туркмении, когда на смену, казалось бы, вечному Сапармурату Ниязову пришел никому неизвестный Гурбангулы Бердымухамедов.

Новости по теме

Новости других СМИ