Центробанк пригрозил девальвацией и ужесточением денежной политики

Ольга Кувшинова, Vedomosti.ru

Центробанк заметил опасность ускорения инфляции из-за ослабления рубля и предупредил о своей готовности ужесточить денежно-кредитную политику.

Центробанк в пятницу оставил ставки неизменными, однако сообщил о значительных рисках превышения целевого ориентира по инфляции (5%) из-за ослабления рубля. Если оно приведет к ускорению роста потребительских цен и усилению инфляционных ожиданий, ЦБ готов пойти на ужесточение денежно-кредитной политики, говорится в сообщении регулятора.

Вклад ослабления рубля в инфляцию 2013 г. (6,5%) ЦБ оценил в 0,3-0,5 п. п., потенциальный вклад январского падения рубля в инфляцию 2014 г. — в 0,5 п. п. Но окончательный эффект будет зависеть от курсовой динамики в течение года, сказала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина:

Один из факторов, который мы сейчас не можем в достаточной степени оценить, — это то, как произошедшее ослабление курса и как будущая динамика курса будут отражаться в росте инфляционных ожиданий и в росте цен.


Она подчеркнула, что потенциальная возможность ужесточения денежно-кредитной политики вызвана не стремлением защитить курс, как в некоторых других странах, а именно рисками ускорения инфляции.

В 2013 г. рубль подешевел к бивалютной корзине на 9,4%, с начала 2014 г. — на 6%. Инфляция в январе в годовом выражении замедлилась до 6,1%, но за неделю по 10 февраля ускорилась до 6,2%. Пока на инфляционные ожидания это повлияло не сильно (см. врез).

ЦБ выжидает: условий для снижения ставок пока нет, но повышать их заранее, пока инфляционные риски не реализовались, и тем более с учетом текущей макроэкономической динамики тоже неправильно, подчеркнула Набиуллина:

Пока экономический рост у нас достаточно вялый — повышение ставок может оказать [на него] подавляющее влияние.


ЦБ понизил прогноз роста ВВП на 2014 г. до 1,5-1,8% из-за худшего, чем ожидалось, результата 2013 г. (1,3% против ожидавшихся 2%). Внешние факторы — слабый рост спроса и отсутствие роста цен на экспорт, — как и в 2013 г., продолжат оказывать сдерживающее влияние на экономику, ожидает ЦБ. Основной ее поддержкой останется потребительский спрос, но он ограничен замедлением роста доходов населения и потребкредитования. Динамика кредитования компаний не является фактором, сдерживающим экономическую активность, считает ЦБ: причины ее замедления — структурные, а не циклические.

Впервые власти заговорили о вероятности ужесточения денежно-кредитной политики — до сих пор дебаты шли о ее смягчении, замечает Нил Ширинг из Capital Economics. Но вряд ли ужесточение неизбежно: во-первых, цель по инфляции по-прежнему представляется достижимой; во-вторых, произошедшее ослабление скорее на руку властям, поскольку поможет несколько восстановить конкурентоспособность продукции на внешних рынках. Но заявление ЦБ разбивает любые надежды — в том числе Кремля — на то, что ЦБ мог бы резко ослабить монетарную политику перед угрозой длительной стагнации: скорее всего ключевая ставка репо в 5,5% останется неизменной до конца года, ожидает Ширинг, тем самым мяч переходит на сторону правительства, которому для оживления роста необходимо провести ряд реформ.

Из-за слабых темпов роста экономики, оттока капитала и сокращающегося профицита счета текущих операций рубль, вероятно, продолжит слабеть и с каждым месяцем будет все меньше шансов достигнуть цели по инфляции, не исключают аналитики Barclays. Добиться этого сложнее еще и потому, что базовая инфляция остается на уровне 2013 г. — 5,5-5,7%, тогда как целевой ориентир опустился с 6 до 5%. Весьма вероятно, что ЦБ не пойдет на снижение ставки в этом году, заключают аналитики, риск же ее повышения остается низким, но не незначительным. В ближайшие месяцы ЦБ будет принимать меры по сжатию ликвидности, ожидают они.

С осени ЦБ резко увеличил объемы рефинансирования, в том числе по кредитам под нерыночные активы (задолженность по ним возросла с 80 млрд руб. в июле почти до 1,5 трлн в феврале), что стало дополнительным фактором давления на рубль. ЦБ признает наличие подобных противоречий в денежно-кредитной политике, но отказываться от кредитования под нерыночные активы не собирается — оно необходимо, чтобы рыночное обеспечение высвобождалось для межбанковского рынка, и оно не создает избыточной ликвидности, так как одновременно регулятор сокращал объемы репо, объяснила Набиуллина.

В пятницу ЦБ также объявил о введении нового инструмента по абсорбированию ликвидности — депозитных аукционов на 1-6 дней по ключевой ставке, симметрично подобным же аукционам репо, введенным в начале февраля. Это меры "тонкой настройки", действующие не постоянно, а применяемые точечно в зависимости от того, как складывается ситуация с ликвидностью, пояснила Набиуллина:

Это [введение новых депозитных аукционов] не связано с влиянием на валютный курс никоим образом, это просто полнота нашего инструментария.


Система рефинансирования полна противоречий, есть круг банков, в которые вливают деньги ЦБ в больших количествах, они перетекают на валютный рынок — в попытках не допустить кризиса ликвидности ЦБ довел ситуацию до крайности, сетует Дмитрий Мирошниченко из ЦМАКПа:

Но хорошего выхода нет. ЦБ оказался заложником снижения экономической активности: он делает ставку на развитие межбанковского рынка, чтобы нормализовать банковскую систему, но нормальная банковская система возможна только при нормальном состоянии экономики, т. е. нужен рост экономической активности.


Заявление о потенциально возможном повышении ставок нужно расценивать с точки зрения политической возможности такого шага, а ее нет, уверен он:

Сейчас возможна политика стимулирования экономики за счет ослабления рубля, тогда ужесточение денежно-кредитной политики смысла не имеет. Если же девальвация не поможет, то из всех уже перепробованных властями способов стимула остается только один — смягчение денежно-кредитной политики.

Новости по теме

Новости других СМИ