Выборы-2016: Евроремонт "пятого колеса"

Юрий Дракохруст, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
На первый взгляд, выборы в Палату представителей шестого созыва не перевернули мир с ног на голову.

Общественного подъема в стране, несмотря на удручающее экономическое положение, не наблюдалось, кризиса власти — тоже. Ну и с чего выборам было бы быть не такими, как раньше? При этом в орган власти, реальные полномочия и значение которого не слишком понятны. Зачем еще и парламент, когда есть президент? Какое-то такое «пятое колесо» в колеснице отечественной государственной власти.

Но все же пара сюжетов заслуживает внимания.

Первый — это избрание депутатами, точнее, депутатками, двух оппозиционерок — Елены Анисим и Анны Канопацкой. Ну, оппозиционерка собственно одна Канопацкая. Но и Анисим — представительница независимой общественной организации, нередко критикующей государственную политику.

Понятно, что обе они погоду в палате не сделают и даже принципиально не изменят. Но в парламенте нынешнего созыва не было и таких. И предыдущего созыва — не было. А теперь будут. Уж была ли столь мощной их народная поддержка, что власть ничего не могла с этим поделать, или произошло фактически назначение их депутататками — на самом деле важнее то, что они там оказались.

Почему в Палату представителей пропустили именно Анну Конопацкую, которая шла по одному округу с экс-кандидатом в президенты Татьяной Короткевич? Известность экс-кандидата была неизмеримо выше, чем ее пока мало кому ведомой конкурентки. Политическая позиция Объединенной гражданской партии более решительная и оппозиционная, чем возглавляемой Короткевич кампании «Говори правду».

Можно, конечно, увидеть в этом загадочную прихотливость народного волеизъявления. А можно и политический расчет.

После прошлых выборов Короткевич не поздравила Александра Лукашенко с победой. Сергей Гайдукевич и Николай Улахович поздравили, а она — нет.

Поток проклятий в ее адрес, обвинений в прикормленности властью от этого шага не обмелел, но сама власть, так сказать, затаила в душе некоторую обиду. К тому же немаленький процент голосов, которые набрала в прошлом году Короткевич (по данным независимых опросов — так и весьма немаленький), в случае ее попадания в парламент делал ее потенциально небезопасной фигурой. Не сейчас, разумеется, а в будущем.

Ну и наконец усилия коллег из оппозиции по дискредитации «Говори правду» сделали свое дело. В глазах немалого числа и белорусской публики, и западных политиков Короткевич и Андрей Дмитриев — как бы не совсем оппозиция. Или совсем не оппозиция.

Ну и вот оказалась бы в парламенте, предположим, Короткевич. Беды не случилось бы, но хлопот власти прибавилось бы. А в чем выигрыш? Ну некоторый был бы. Но разговоры о фейковой, прикормленной оппозиции этот выигрыш несколько уменьшили бы.

А так все красиво. Оппозиционность ОГП вызывает сомнения у очень немногих. Геополитические устремления партии однозначны. ОГП — едва ли не самая влиятельная и активная оппозиционная партия. Она в парламенте представлена. Какие вопросы?

При этом наносится удар по Короткевич, по ее популярности и политическим перспективам. Какая такая популярность — проиграла никому не известной тоже оппозиционерке? Не чиновнику, не ставленнику власти, что можно было бы объяснить фальсификациями. Можно и в данном случае, но прозвучит менее убедительно.

Избрание Канопацкой безусловно усилит раздоры в оппозиции. Что теперь Короткевич делать — оспаривать избрание конкурентки и тем самым ронять себя? Она уже заявила, что не будет этого делать, но теперь обвинения в фейковости, в том, что власть провела за ручку в Палату представителей удобного ей представителя оппозиции, «Говори правду» сможет вернуть ее решительным критикам из ОГП. Ну, а власть за этим выяснением отношений будет с удовольствием наблюдать.

Избрание Канопацкой может привести и к смене руководства ОГП. Анатолий Лебедько стоит во главе партии уже очень давно. Равной ему по политическому весу и опыту фигуры в партии не просматривается. А тут в ее рядах окажется депутат парламента. Ну да, понятно, какого парламента, но вот Лебедько никакого не депутат. Проблема «смены караула» в партии может возникнуть, что навряд ли ее усилит.

Ну и для заграницы присутствие в парламенте даже одного представителя заведомой, бесспорной оппозиции сильно влияет на оценки. Ранее наблюдатели ОБСЕ, отмечая прогресс в проведении выборов, говорили о вещах косвенных и процедурных. Теперь речь идет об ином результате — было ноль оппозиционеров, стал один. Или даже два.

Выборы-2016: Евроремонт "пятого колеса"

Фото: ОГП / Наша Ніва

Прогресс, прямо скажем, скромный, но в сравнении с чем и с кем? Вот, например, Азербайджан, тоже участник программы ЕС «Восточное партнерство», депутаты азербайджанского парламента заседают и в Парламентской ассамблее Совета Европы, и в парламентской ассамблее того самого «Партнерства».

При этом оппозиция типа ОГП в азербайджанском парламенте не представлена вообще, ноль таких депутатов. Представлены партии вроде белорусской ЛДП, если проводить аналогию.

А в белорусском парламенте ОГП теперь представлена будет. Так почему же белорусскому парламенту, где оппозиция есть, не дать того же, что имеет азербайджанский, где оппозиции нет?

Стоит отметить, что решение об этом будут принимать не наблюдатели ОБСЕ, а политики стран ЕС. О том, что у них есть разные мысли на этот счет, свидетельствуют разные события. Например, недавно Беларусь посетил вице-спикер Сейма Польши Ришард Терлецки. Он оказался первым за много лет высоким представителем парламента ведущей западной страны, который встретился с руководством Палаты представителей Беларуси. И это с тем, где оппозиции не было. Ну, а в новом будет.

Разумеется, никто ни в Европе, ни в США, находясь в твердом рассудке и здравой памяти, не примет и Национальное собрание Беларуси нового созыва за полноценный парламент. Но изоляция может быть ослаблена и встречи, подобные встрече с Терлецким, могут стать регулярными, могут пригласить Национальное собрание в парламентскую ассамблею «Восточного партнерства».

Вещи это более престижные, чем практические, но и престиж — не последнее дело в международной политике.

А белорусским властям на самом деле большего и не нужно. Шибко самостоятельный и признаваемый в европах парламент — это известная угроза, а вдруг голова закружится и депутаты и правда подумают, что они и есть власть? А участие в разного рода межпарламентских посиделках — это в самый раз. Никакого другого признания, собственного говоря, и не существует.

Еще один любопытный результат нынешних выборов — заметное увеличение в депутатском корпусе «партийной прослойки». В нынешнем парламенте всего 5 коммунистов и один представитель Республиканской партии труда и справедливости (РПТС). Во вновь избранном членов КПБ будет 8, один депутат от ЛДП, одна, как уже было сказано, из ОГП, и еще 8 — от Белорусской патриотической партии (БПП) и РПТС. Итого 18, рост «партийной прослойки», так сказать, в три раза.

Ну может народ избрал, может, партии так неимоверно нарастили свою мощь и популярность. Может и так. Но можно предположить, что это — результат, скажем так, политического моделирования. Белорусская власть не готова пойти путем России и Казахстана, где, во-первых, образованы официальные «партии власти», а во-вторых, авторитарная система в куда большей степени манипулятивна. КПРФ и ЛДПР не бросают вызов Кремлю, но все же они не чистые марионетки Кремля.

Но почему бы не попробовать?

Конечно, неожиданностей власти не хочется. Но тут приходится выбирать из двух зол. Благочиние нынешнего парламента — вещь приятная, но в мире Бог знает, что делается, а любовь к начальству по долгу службы не очень надежна, случись что. Ну, а почему бы и не поэкспериментировать, не набрать каких-то других людей, не придать системе некую дополнительную гибкость?

Правда, риском чреват любой выбор. Вот в незапамятном 1993 году тогдашний премьер Вячеслав Кебич тоже думал, что сможет управлять вполне лояльным ему председателем комиссии по борьбе с коррупцией Александром Лукашенко. А вот ведь как оно получилось в итоге.

Ну, Палата представителей 2016 года — не Верховный Совет 1993 года, так что риск невелик. Но важно отметить, что политическая конструкция все же меняется. Пусть даже речь идет и о евроремонте «пятого колеса».


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Новости по теме

Новости других СМИ