Минск удачно продает символику и Москве, и Западу

Александр Класковский, naviny.by

Фото пресс-службы президента Беларуси
Лукашенко заявил, что с Россией почти договорились по газу, а с Америкой — насчет возвращения послов.

После этих выборов белорусское руководство надеется закрепить тренд нормализации отношений с Западом и при этом не рассориться с Москвой. Так можно резюмировать каскад высказываний Александра Лукашенко на столичном избирательном участке 11 сентября, в день парламентских выборов.

Президент с младшим сыном Николаем специально пришел голосовать именно в этот день.

«Я так подумал, что если досрочно проголосую, перевернется мир, в крайнем случае в Беларуси это место разверзнется, будет огромная пропасть…» — так руководитель государства потроллил критиков белорусской практики массированного досрочного голосования в минувший вторник, когда встречался с главой Центризбиркома Лидией Ермошиной.

Но, хотя сам президент спешить не стал, вертикаль четко уловила его призыв «попросить» людей. За пять дней перед 11 сентября досрочно вбросили бюллетени 31,29% избирателей. На предыдущих выборах в Палату представителей четыре года назад этот показатель составил 25,9%.


Западники проглотят пилюлю «досрочки»?

Как видим, при всех реверансах перед Западом цифра «досрочки», и так вызывавшей нарекания наблюдателей ОБСЕ, выросла.

Это красноречивый штрих, показывающий, что по сути в белорусском механизме проведения избирательных кампаний ничего не меняется. Более того, практика добровольно-принудительных методов (о фактах принуждения сигнализируют внутренние наблюдатели) даже расширилась. «Досрочка» раздувается, как злокачественная опухоль, при том что после прошлогодних президентских выборов БДИПЧ ОБСЕ открытым текстом рекомендовала пересмотреть эту систему.

По сути, это вызов Западу: ну а что вы нам сделаете? Ведь не пойман — не вор. Из-за особой непрозрачности досрочного голосования подозрения в фальсификациях и впрямь почти невозможно подкрепить железными доказательствами. Если оппозиционеры где-то и поднимают скандал по поводу «каруселей», вбросов бюллетеней, то этих разоблачителей тут же выставляют лжецами и провокаторами. Ничего не докажешь.

Параллельно устами провластных политиков, государственной прессы, наблюдателей от СНГ пиарится якобы невиданный демократизм нынешних выборов. Ермошина назвала их «самыми активными и демократичными из парламентских с 2000 года».

Похоже, в Минске уверены, что Запад проглотит пилюлю колоссальной «досрочки» и все равно сконцентрируется на чисто показушном, в основном формально-процедурном прогрессе на этих выборах (меньше был отсев претендентов на мандаты, ввели рейтинговое голосование по кандидатам в избиркомы, наблюдателей держали не далее трех метров от стола с бюллетенями и т.п.).

Белорусское руководство четко уловило, что Брюссель и Вашингтон не заинтересованы, прежде всего по геополитическим причинам, снова портить отношения с белорусским режимом (уже выведенным из-под большинства санкций, во всяком случае европейских).


Флаг вам в руки

По крайней мере, Лукашенко, общаясь с журналистами 11 сентября, обрисовывал перспективы отношений с Западом уверенно, оптимистично. В частности, заявил, что готов «специально способствовать» увеличению штата американского посольства в Минске (урезанного еще в ходе дипломатического конфликта 2008 года). По словам белорусского президента, стороны в принципе уже условились, что нашу миссию в Вашингтоне и американскую в Минске вместо временных поверенных вновь возглавят послы.


При этом и с восточной соседкой, судя по заявлению Лукашенко, намечается компромисс в одном из конфликтных вопросов — газовом (а значит и в нефтяном, поскольку Москва урезала поставки нефти из-за недоплаты за газ). Вечером 10 сентября стороны «нашли точки соприкосновения, нашли приемлемые развязки», сообщил Лукашенко.

Конечно, стоит подождать подтверждений из Москвы. Но если и впрямь, как трактует белорусский официальный лидер, «россияне очень серьезно подвинулись в этом плане и тем самым признали, что мы правы», то можно предположить, что на Кремль в числе прочих факторов подействовала и демонстрация союзнической верности в виде проноса российского триколора белорусским чиновником на Паралимпиаде в Бразилии.

Белорусское руководство давно научилось получать материальный выигрыш в отношениях с Россией за счет чисто символических вещей типа заверений в славянском братстве и обещаний лечь под танки НАТО. Нет танков — флаг вам в руки!



Напустили туману вокруг Конституции

Вместе с тем высказывания Лукашенко подтвердили, что с выполнением ключевых рекомендаций Запада, касающихся внутриполитической либерализации (и в частности изменения избирательного законодательства), Минск, мягко говоря, торопиться не станет.

«Мы делали все для того, чтобы к нам было меньше претензий. Но если от нас требуют излишне, я говорю: читайте Конституцию, мы это не можем сделать», — заявил белорусский руководитель.

Ермошина в мае также подчеркивала, что из 30 поправок, которые наблюдатели ОБСЕ предлагают внести в законодательство, 22 нужно принимать или парламентом, или через изменение Конституции. Потому, мол, к парламентским выборам решено ограничиться коррективами правоприменительной практики.

Итак, Основной закон изображается как некий огромный камень преткновения на пути демократизации выборов. Мы бы, мол, всей душой, но Конституция — это вам не игрушка.

На самом деле ее изменение требуется только для проведения выборов по партийным спискам, пояснил в комментарии для Naviny.by эксперт в области избирательного законодательства Сергей Альфер. «Остальные [рекомендуемые] изменения избирательного законодательства не противоречат Конституции», — подчеркнул собеседник. Более того, многие рекомендации ОБСЕ можно было бы реализовать вообще через изменение правоприменительной практики, добавил Альфер.

Здесь стоит заметить, что и для апгрейда законодательства времени в принципе хватало. Более того, сама Ермошина когда-то говорила, что изменение статьи Конституции, касающейся отзыва депутатов (именно она препятствует переходу от мажоритарной к пропорциональной или, что более реально, смешанной системе выборов), не требует проведения референдума, что этот вопрос могли бы решить парламентарии.

И наконец, последнее: Запад практически не настаивает на выборах по партийным спискам (тем более что в белорусских условиях эту новацию легко превратить в игру между сугубо провластными партиями). Ключевые требования совсем другие: впустить оппозицию в избиркомы, ограничить ту самую «досрочку», показывать наблюдателям каждый бюллетень с отметками. Но здесь прогресса — ноль.

Отсылки же к Конституции как якобы преграде для реформы избирательного процесса рассчитаны на дилетантов и являются не более чем отговорками, манипулятивным переводом фокуса.


В какую сторону Лукашенко изменит Основной закон?

При этом заявление Лукашенко, что Конституция «изменится, когда изменится время», открывает-таки простор для спекуляций. Однако нужно быть очень наивным, чтобы полагать, что речь идет об урезании царских полномочий президента, перераспределении их в пользу других ветвей власти.

Кому-то придет на ум таджикский сценарий. В начале нынешнего года парламент Таджикистана как раз-таки поправкой в конституцию снизил возрастной ценз для кандидата в президенты с 35 до 30 лет. Эксперты предполагают, что таким образом старшему сыну действующего президента Эмомали Рахмона расчищена дорога к наследованию власти через выдвижение на выборах 2020 года (тогда сыну будет 33).

Лукашенко же некогда то ли в шутку, то ли всерьез заявил, что президентом может стать его младший сын. Правда, потом не единожды повторял, что не желает сыновьям (всего их трое) президентского хлеба.

А вообще Лукашенко-старший, похоже, пока гонит от себя мысли о транзите власти, надеясь, что здоровье позволит ему самому править еще много лет. Не случайно на участке 11 сентября официальный лидер посоветовал белорусам отдавать физкультуре не менее двух часов в день.

На самом деле властям, похоже, не так уж важно, сколько времени белорусы занимаются физкультурой. Главное — чтобы поменьше занимались политикой.

Новости по теме

Новости других СМИ