Воробьи. Перестройка. Лукашенко без усов…

Светлана Калинкина, belaruspartisan.org

Фото: БелаПАН
Запомним эту дату – 12 сентября. В этот день ничего не изменилось – ни суть белорусского режима, ни суть так называемых белорусских выборов, ни власть, ни оппозиция, ни народ. Но этот день обязательно войдет в историю. Потому что в этот день изменилась политическая атмосфера.

Кто-то считает, что изменилась к худшему: власть заставила оппозиционеров принять свою игру, и в конечном итоге это может привести к расколу оппозиционного движения и дискредитации самой идеи важности присутствия оппозиционного мнения в парламенте.

Кто-то считает, что ситуация изменилась к лучшему: два оппозиционных депутата (пусть даже назначенных) – это признание того, что оппозиция в стране есть. И это не маргиналы, не «городские сумасшедшие», не неудачники, каковыми их неоднократно рисовала дама с сомнительной карьерой Лидия Ермошина, а, наоборот и по контрасту, это успешные, красивые и умные женщины, которые состоялись не благодаря тому, что верно служили режиму, а вопреки.

Спорить есть о чем, и обе позиции можно подкрепить железобетонными аргументами. Но я пока ограничусь только тремя историческими параллелями из близкой истории.

Параллель первая. Китай, 1958-1959 год. Политика «большого скачка», курс – на экономический прорыв, и Китай объявляет настоящую войну воробьям. Потому что они -- настоящие вредители: клюют зерно на корню, не дают взойти, не дают заколоситься, шанса не дают. И настолько убедительно все эти аргументы звучали, что весь Китай стал охотиться на воробьев. Просто войну этим малым птахам объявили, и в понимании большинства делали самое что ни на есть благое дело.

Что было дальше – теперь знает весь мир. Воробьев китайцы довели до грани исчезновения и думали, что после этого, под предводительством великого Мао, у них наступит золотой век. Пшеница заколосится, рожь, рис, – все, все, все, что они по зернышку сеяли.

Оно в первые годы и вправду так было, – урожай увеличился. Но потом началось: черви, мошки, гусеницы, жуки и прочие твари из всех щелей повылазили, расплодились в геометрической прогрессии, и об урожаях пришлось только вспоминать. Вот тогда-то китайцы и оценили, какими милыми и полезными были те маленькие серые птахи -- воробьи -- с их мелким клеванием по зернышку…

Станислав Станиславович Шушкевич, ушедший в отставку из-за якобы украденного ящика гвоздей, и управляющая делами президента Галина Анисимовна Журавкова, которая первой была помилована и не понесла никакого наказания за украденные миллионы долларов. Это наши символические воробьи и черви. Власть объявила войну оппозиции, стерилизовала в этом смысле все госструктуры и парламент, и поначалу даже праздновала победу вместе с ликующим народом. Но… вдруг выяснилось, что без оппозиции как сдерживающего и контролирующего фактора, в геометрической прогрессии начали плодиться всякие твари, они теперь сжирают все, их аппетитам нет предела, их выживаемости не может противостоять ни одна силовая или контролирующая структура. Сносят одну голову – появляется вторая, сносят вторую – оказывается, что две предыдущие «заказала» третья… Плохо стало без «воробьев», которые способны были пресекать подобное на корню, значительно хуже стало.

Параллель вторая. СССР и молодой генсек Михаил Сергеевич Горбачев. Он попробовал больную, лживую, сгнившую систему оздоровить, дав ей чуть-чуть свободы. Совсем чуть-чуть!!! И все мы знаем, что из этого получилось, – процесс стал неуправляемым. Потому что даже маленькая течь дает возможность для большой воды.

Параллель третья. Первый президент Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко. Он, конечно, всем теперь рассказывает, каким крупным деятелем был в советское время. Но на самом деле никаким выдающимся он не был. Обычный директор обычного совхоза. Обычный депутат обычного, на две трети (если не больше) провластного, замшелого, боязливого псевдопарламента. Но стал «борцом с коррупцией», «защитником простого человека». И народ подтянулся, поверил, взбодрился, обрел надежду, обрел идею…

И таки да – народ обманулся в ожиданиях, да – опять заснул, а вернее стал раком на грядках, чтобы просто выжить.

Но ведь не умер!!!

И, собственно, к чему я эти истории рассказываю? А к тому, что ничего после последних парламентских выборов не изменилось. Кроме одного – мы, сами того не ожидая, пробили стену. Мы пробили брешь в монолите, который называется «белорусская власть». И который в последние 15 лет всегда – всегда!!! – исходил только из того, что власть всегда права. А тем, кто с этим утверждением не согласен, в этой стране нет места.

Итогами нынешних выборов власть признала, что она не истина в последней инстанции, что она не монолит, что допускала ошибки. Знаете, это как если престарелый президент вдруг начинает делать уколы ботокса, чтобы омолодиться, и все вдруг понимают, что он не памятник, что он слабый человек с большими комплексами. Миф рушится.

Я, конечно, не жду, что наша власть теперь объявит кампанию по защите «воробьев», хотя уже берет на вооружение многое из того, о чем эти птахи, находясь на грани уничтожения, чирикали.

Я, конечно, не прогнозирую, что Александр Лукашенко теперь лично возглавит перестройку. И я не призываю, чтобы Елена Анисим с Анной Конопацкой стали коллективным депутатом Лукашенко образца начала 1990-х. Я просто говорю: запомните этот день – 12 сентября 2016 года. В этот день в затхлой и застоявшейся политической атмосфере нашей страны что-то изменилось. И теперь всякое может быть.

Кто-то говорит – это сквозняки, которые потом скрутят так, что мало не покажется; а кто-то надеется, что это еще очень слабый, но все-таки ветер перемен. Я надеюсь.

поделиться

Новости по теме

Новости других СМИ