Виктор Корнеенко: В случае признания Европой выборов роль оппозиции в Беларуси еще уменьшится


После парламентских выборов оппозиция может еще дальше отдалится от места, где принимаются политические решения.

Председатель Центризбиркома Лидия Ермошина в эфире телеканала СТВ заявила, что если раньше от международных наблюдателей она слышала даже угрозы, то сейчас ситуация сложилась иным образом: они разговаривают уважительно, на равных, не диктуют условия. "Это совершенно иная атмосфера", - подчеркнула она.

Также Ермошина счичтает, что "не существует представителя ПАСЕ без замечаний". "Есть ряд замечаний, которые противоречат друг другу, есть вкусовые замечания: конкретному эксперту не нравится что-то. Неужели суверенное государство должно взять под козырек и выполнять рекомендации отдельного эксперта, некоего, возможно, молодого человека или девушки?" - сказала она.

Отреагировать на данные заявления Служба информации "ЕвроБеларуси" попросила одного их координаторов кампании наблюдения "За Справедливые выборы" Виктора Корнеенко.

- Ермошина заявила, что раньше от международных наблюдателей слышала угрозы, а сейчас они разговаривают уважительно. А вы замечаете, что их тон изменился в разговоре с белорусскими властями изменился?

- Да, безусловно. Белорусской власти хочется понравиться различным международным институтам, в то числе и БДИПЧ ОБСЕ.

В свою очередь, международные институты обмануть не трудно, так как они сами рады обмануться. Они настойчиво ищут прогресс в деле демократизации белорусских выборов там, где им и не пахнет. Это вызвано изменившейся геополитической ситуацией, связанной с украинскими событиями.

Пасьянс раскладывается в пользу белорусского режима, и он всеми силами пытается этим воспользоваться. Во многом это ему удается. Это видно и по тону заявлений, ожидающих радикальных изменений в Беларуси, которые звучат от представителей официальных делегаций, например, господина Ригони, не так давно побывавшего у нас в стране.

- Могут быть выводы международных наблюдателей более мягкими по отношению к официальному Минску?

- Я предполагаю, что наблюдатели сделают свое дело все же профессионально и, как всегда, на высоком уровне.

Что же касается политических оценок, то может быть отмечен прогресс в какой-то части проведения выборов. В чем-то где-то он есть, например, более свободно проходит агитация.

Но то, что касается учета мнения избирателя, в частности, подсчета голосов, то он остается под полным контролем вертикали при полном попустительстве судов, прокуратуры и органов правопорядка.

- Но наблюдателям обещают показать, как считаются голоса.

- Все эти обещания открыть для обозрения одну сторону стола, за которым считают бюллетени, мало чего стоят.

Немногим более года назад я был на выборах в Швеции. Там вообще институт наблюдателей в законодательстве не представлен. Но когда комиссиям нечего скрывать, они не препятствуют деятельности тех, кто хочет проконтролировать их действия.

У нас же Ермошина затеяла игру: чтобы процедура подсчета голосов была прозрачной, нужно изменять законодательство. Ничего не надо менять, нужно просто обязать комиссии открыто и прозрачно считать голоса.

Демократическая общественность множество раз предлагала процедуру, которая обеспечит прозрачность подсчета голосов: поднять бюллетень, показать, за кого он подан, положить его в отдельную стопку. Пока же эта процедура остается засекреченной.

Еще в 2010 году было постановление Центризбиркома примерно такого содержания, что наблюдатель должен находиться от места подсчета голосов на таком расстоянии, чтобы видеть бюллетень. Но этом нормативный документ нигде не выполнялся.

Проблема белорусских выборов в том, что отсутствует механизм защиты и исполнения закона. Написать в законе можно, что угодно, но через минуту наплевать на него и делать по-своему. Независимых властных институтов в Беларуси нет, поэтому власть делает то, что пожелает.

Прискорбно, что международное сообщество вместо того, чтобы добиваться реализации государственными институтами взятых на себя обязательств, например, в рамках ОБСЕ, попустительствует режиму. Мне кажется, оправдать это некими геополитическими интересами нельзя.

- Возможно ли все же международное признание выборов в Беларуси, как прошедших без серьезных нарушений?

- Я так не думаю. Скорее всего будет отмечен прогресс. А этого будет достаточно, чтобы продолжить диалог. Скажут, что был достигнут определенный прогресс в деле проведения выборов, хотя и были недостатки.

Но этот прогресс дает карт-бланш власти и закрывает глаза международной общественности на происходящее в Беларуси во время выборов.

- Если выборы все же признают, как это отразится на оппозиции, конфигурации сил внутри страны?

- Как правило, международные организации не принимают решение о признании или непризнании выборов, а оценивают, были или не были какие-то нарушения. Однозначной оценки у них нет.

В свое время оппозиция брала на себя обязательства, что, если будут выполнены их требования, они признают результаты выборов, независимо от того, попадут ли в парламент. Но на это власть не пошла.

В случае признания Европой, международными организациями выборов, роль оппозиции в политическом процессе Беларуси еще уменьшится.

К сожалению, в этом большая роль и самой оппозиции, которая не смогла выступить на этих выборах единой монолитной командой. Как бы мы ни относились к этой компании, все же это можно было сделать, если бы была политическая воля. Вместо этого сработали конъюнктурные проекты, когда одни коалиции побеждают другие, а режим за этим с удовольствием наблюдает. Мне кажется, это большая ошибка оппозиции.

Конечно, диалог между Западом и властью может расшириться, ну а оппозиция и дальше будет отдаляться от того места,где принимают политические решения, в свою резервацию, которая будет сжиматься все сильнее.

Новости по теме

Новости других СМИ