С шутками и прибаутками

Константин Скуратович, "Белорусы и рынок"

Из вороха разнообразных новостей прошлой недели можно выделить две. Во-первых, Александр Лукашенко встретился с предпринимателями и разрешил им до нового года торговать по регламенту, который существовал до Указа № 222. Во-вторых, правительство устами замминистра торговли Ирины Наркевич в очередной раз озвучило давнюю затею полностью либерализовать торговлю.

Начнем с А. Лукашенко, отметив, что он в очередной раз выступил арбитром в споре предпринимателей с правительством и принял компромиссное решение. То есть до 1 января индивидуальным предпринимателям разрешается работать без документов, а после - только при наличии сертификатов. Плюс постепенно-поэтапное удвоение ставки НДС.

Как подчеркнул руководитель государства: "Больше отсрочки не будет! И так делаем очень большие отступления".

В общем, заявление не бесспорное, как и относительно все в этом мире. Кроме смерти. Хотя многие верят в потусторонний мир. В очередной раз было объявлено, что большую силу, чем указ президента, имеет его же клятвенное слово. Как говорится, гарантированное.

То есть не обошлось без традиционных президентских шуток и прибауток. Например, когда речь зашла о необходимости создания в стране оптового центра, где любой коммерсант мог бы закупить для розничной реализации любую партию сертифицированных товаров и любого ассортимента. Если после этого предприниматели пожалуются на скудость выбора "каких-то шлепанцев", то персонально ответит премьер-министр Андрей Кобяков.

Согласитесь, это смешно. Еще смешнее, если вспомнить бывших глав белорусского правительства, которые всегда за что-то персонально отвечали.

Трудно было не рассмеяться, когда А. Лукашенко демонстрировал свою исключительную принципиальность, требовательность к себе самому. Он пояснял, что его требования диктовались необходимостью контроля за качеством товаров, борьбы с контрабандой, ограничения импорта, который подпитывает чужих и разоряет собственных производителей. Говорил, что торговцы "убили" белорусскую легкую промышленность. Но теперь, после Нового года, он уравняет возможности легкой промышленности и мелкого бизнеса и заставит их работать "прозрачно".

Это и смешно, и больно. Несколько лет назад А. Лукашенко в пух и прах раскритиковал отечественный легпром за то, что тот не может ничего сделать приличного. И советовал воровать у фирмачей лекала, если сами ни кроить, ни шить не умеют. К слову, в то время одна из белорусских фабрик, кажется, гомельский "Коминтерн", освоила производство элитной мужской одежды, включая фраки.

К сожалению, широким спросом эта продукция не пользовалась. Не потому ли, что к "буржуйской одежке" стали пришивать пролетарский ярлык, не потому ли, что у белорусской "элиты" появились свои особенные представления о прекрасном, - неизвестно. Может, лекала не подошли, может, не к тем местам их прикладывали. Но известно, что отечественные фраки бума не вызвали.

Ведь рынки тоже не предлагают покупателям ничего элитного, ничего эксклюзивного. Смешно было бы искать там то, чего нет. Зато там море разливанное завозного ширпотреба, которым нельзя соблазнить состоятельную публику. Престиж обязывает, а, с другой стороны, качество страдает. Неудивительно, что А. Лукашенко, заботясь о своем здоровье, на рынок не ходил и не собирается. Но смешно, что даже на встрече с предпринимателями он отважился авторитетно сообщить об этом.

Вот так с шутками и прибаутками убивали, а теперь добивают отечественный легпром. Одни - по причине возросших выше среднего потребностей, а большинство - по бедности.

Можно, разумеется, упрекнуть и президента, и правительство. Ведь, получая 20 лет назад в свои руки вполне работоспособную отрасль, они не смогли ее модернизировать. Вдохнуть в нее новую жизнь. Используя те "царские полномочия", которые им давал президентский пост.

Для этого не требовалось закрывать страну, изолируя экономику от импорта и ожидая, что в ответ она увеличит экспорт. В этом деле требовалась (всего лишь!) особая политика, привлекательная для зарубежных инвесторов, приватизация, которую подменили юридической имитацией организационной перестройки. Ведь понятно, что рыночная экономика органически противилась командно-административному управлению.

Вот и докомандовались. К слову, анализ легпромовского ассортимента, осевшего на складах, имеет мало общего с тем, который пользуется спросом на рынках.

И если поверить г-же Наркевич, если правительство на самом деле проведет либерализацию торговли, то оживление начнется у предпринимателей, а госторговля и легпром "просядут" еще больше.

Кому в этой ситуации придется раздавать свою продукцию - вопрос.

Новости по теме

Новости других СМИ