Старикам тут не место

Игорь Драко, специально для "Белорусского партизана"

Татьяна Короткевич или поможет уйти на пенсию всей "старой" оппозиции, или сама превратится в старуху-оппозиционерку.

Удивительная вещь: от белорусской оппозиции требует конкурентоспособного политического товара и при этом признают, что рынка, где такой товар был бы востребован, в Беларуси считай что и нет.

Как оппозиционерам реагировать на такого рода претензии? Выбор невелик: либо уцепиться за «отсутствие рынка» и работать по старинке «обличителями порочной системы, созданной от имени и во имя Лукашенко», либо пойти на поводу у придирчивых потребителей и предложить им товар, который пусть и не станет массовым, но привлечет внимание. В первом случае мы имеем дело с революционерами, которые никак не могут совершить революцию, во втором случае – с эволюционистами, которые скромно (или нескромно) надеются, что будущее благосклонно отнесется к их сегодняшней политической активности.

Ну, с революционерами все более-менее понятно: есть возможность свалить власть – валим, нет такой возможности – ждем, когда появится. И тут не стоит понимать революцию исключительно как вооруженный захват власти или такой захват, какой был в Украине, когда «убирали» Януковича. Революцию может быть и тихой, как у нас случилось в 1994 году: надоели Кебич и Шушкевич – выбрали Лукашенко, и номенклатура вместе с силовиками согласилась с выбором народа. Но в те славные годы голоса еще считали…

Теперь, разумеется, такое возможно, только если за Лукашенко проголосует 20 процентов, потому как фальсифицировать волю 80 процентов избирателей членам участковых и окружных комиссий не позволит общее настроение в стране. Однако сегодняшние настроения белорусов не предвещают подобного варианта развития событий. На предстоящих президентских выборах Лукашенко, скорее всего, победит даже «по-честному», т.е. наберет больше 50% голосов избирателей. Революционеры, стало быть, «в пролете».

Что же эволюционисты? У них задача попроще: убедительно заявить о себе, тем самым дав толчок к формированию того, чего пока еще нет (или что находится в зачаточном состоянии): политического рынка. Как они будут «впаривать» потребителю свой товар – тема не этой статьи (да и вообще не статьи, а ряда мозговых штурмов, по результатам которых появятся стратегические и тактические наработки для ведения нынешней президентской кампании и дальнейшей политической активности). В общем же им нужно вести себя так, чтобы избиратели подумали: «В этот раз Лук ашенко им, конечно, не по зубам, однако «на потом» они для Беларуси очень даже ничего ребята». А лучше, чтобы избиратели в придачу к такой мысли еще и проголосовали за «новых эволюционистов».

Только самим эволюционистам надо быть предельно искренними и реалистично оценивать свои силы, ведь как они сами, так и их потенциальные избиратели знают, что Александр Лукашенко не собирается покидать свой пост. Эволюционисты привлекательны не тем, что они могут победить Лукашенко (сегодня – не могут!), но тем, что в их картине Беларуси первый и пока бессменный ее президент лишь часть общей композиции. Они не Лукашенко идут побеждать, они идут сказать, что Беларусь может быть другой. Пункты этой – другой – Беларуси они опишут с большей или меньшей правдоподобностью, как делают все кандидаты в президенты, депутаты или премьер-министры в мире. Но так как их задача не победить на ближайших выборах, но получить своего избирателя, то все программные недочеты им будут прощены. Молодо-зелено…

Именно молодо. И дело не в возрасте претендентов на президентский пост, а в их политическом чутье, умении соответствовать идейным и стилистическим предпочтениям избирателей, готовых подождать с отдачей от «инвестиций». К примеру, если бы в предвыборную гонку в качестве кандидата включился сопредседатель БХД Павел Северинец, то он со своими призывами к покаянию (словно бы мы все так согрешили, что Беларусь вот-вот в ад превратится) выглядел бы куда более анахронично, нежели лидер партии «Справедливый мир» шестидесятилетний коммунист Сергей Калякин.

Тем не менее прошлый опыт довлеет над всей политической жестикуляцией давних оппонентов Александра Лукашенко.

Вот кандидат в президенты – Анатолий Лебедько – не старый человек, для политика он в «самом соку», но выглядит ужасно устаревшим: все жалуется на то, что в Беларуси нет выборов, а оппозиционеров всеми правдами и неправдами не пропускают в Палату представителей и облсоветы. Ну, нет выборов (хотя большинство рядовых избирателей считает обратное), так их не было и в 2010 году, зачем же было выставлять кандидатом в президенты члена ОГП Ярослава Романчука? Чтобы через Плошчу свергнуть Лукашенко? С результатами «свержения» мы все хорошо знакомы.

Все же приходится говорить о возрасте. Ну, смотрите, две коалиции: «Народный референдум» и «Талака». От первой кандидатом стала Татьяна Короткевич. От второй… От второй нет кандидата. Есть кандидат от ОГП Анатолий Лебедько и кандидат от «Справедливого мира» Сергей Калякин (может, на съезде партии еще и «пощадят» Сергея Ивановича однопартийцы, отказавшись от участия в выборах со своим кандидатом). От коалиции два кандидата, то есть кирдык коалиции. И Лебедько, и Калякин – долгожители белорусской оппозиции, как разошлись с Лукашенко в середине 90-х, так и до сих пор и критикуют его. Но между собой не договорились.

А кто заправлял в «Народном референдуме»? Из «умудренных» только Ирина Вештард, лидер БСДП(Г). Остальные трое – молодая поросль: Алексей Янукевич (БНФ), Юрий Губаревич (Рух «За свабоду!»), Андрей Дмитриев («Говори правду»). Последние два хоть и не лидеры организаций, но за работу в общей инициативе отмечали именно они. Что имеем? Одного кандидата от «Народного референдума». Причем не Александра Милинкевича, не Владимира Некляева, мужчин, приближающихся к семидесятилетию, а тридцативосьмилетнюю Татьяну Короткевич. Умеет молодежь договариваться. А почему? Наверное, потому, что им еще много лет жить и вместе работать в одной стране.

Татьяна Короткевич, если у нее получится «зацепить» избирателей (которые с пониманием отнесутся к тому, зачем она идет на выборы, зная, что Лукашенко все равно останется президентом), кроме всего прочего, сделает одно важное дело: поможет уйти на пенсию всей «старой» оппозиции. Ели же «зацепить» не получится – сама превратится в старуху-оппозиционерку.

В связи с последним остается только сожалеть, что Ольга Карач таки решила не ввязываться в предвыборную гонку. Не получилось бы у Татьяны – может, Ольга была бы удачливее. И тогда перестали бы умники-эксперты и прочие «политически озабоченные» личности говорить, что пол (гендер) сам по себе дает претендентке сколько-то процентов рейтинга и голосов. Одна кандидатка – экзотика для Беларуси, две – просто кандидаты, без гендерных особенностей.

Новости по теме

Новости других СМИ