Порно не зазорно

Дмитрий Растаев, БелГазета

Из всех искусств для нас важнейшим является порно. В противном случае на ресурсы для взрослых не приходилась бы львиная доля мирового web-трафика. Наверное, нет ни одного человека +18, который бы в своей жизни ни разу не отведал «клубнички». Но несмотря на это, во многих странах - особенно в тех, что шкандыбают «особым путем», - отношение к порнографии остается ханжески-лицемерным.

Странное дело: порнография не имеет никакого отношения к политике и никогда не претендовала на роль социального драйвера. Но диктаторские режимы всех мастей и оттенков серого почему-то всегда стремились дать бой «непристойностям». Хотя сами основатели и охранители этих режимов зачастую вели жизнь, далекую от моральных принципов, декларируемых с трибун.

Забавный случай произошел на днях в эфире одной из программ БТ. Ведущие пожаловались, что при просмотре оппозиционных сайтов у них в браузере всплывают какие-то порнографические бяки. Наверное, таким образом они рассчитывали бросить тень на независимые СМИ, но, похоже, по иронии судьбы выступили с сеансом саморазоблачения. Речь, по всей вероятности, шла о контекстной рекламе Google, выдаваемой пользователю на основе его прежних запросов. То есть, если ты гуглишь туры в Майами, в браузере у тебя будут всплывать баннеры с пляжами и отелями. Ну а если ты (или тот, с кем ты делишь компьютер) ищешь «горячие оргии», то и реклама будет всплывать соответствующая.

В Беларуси просмотр и хранение порнографии для личного пользования не запрещены. Зато все остальные манипуляции на этой ниве жестко пресекаются законом. В СМИ чуть ли не каждый месяц появляется инфа о раскрытии очередной «группы, занимавшейся изготовлением порнографических материалов». Но почему, собственно, нельзя их изготавливать? Если взрослые совершеннолетние люди по доброй воле собрались вместе и решили снять ролик о том, как Ваня любит Машу, то какое тебе до этого дело, родимое государство?

Аморально, говоришь? Да у тебя люди с копейки на грош перебиваются, не могут работу нормальную найти, спиваются от безнадеги - вот что аморально! Пять лямов зеленых на трэш «Мы, братья» - вот где порнография! А когда Ваня любит Машу (пусть даже в паре с Анфисой и Джеком), это естественно, и ничего аморального в этом нет. Да и вообще о какой морали идет речь?

Мораль - штука пластичная, пребывающая в динамике. На протяжении всей человеческой истории этические конструкты то и дело претерпевали метаморфозы, коррелируя с трендами развития общества. В последнее время этот процесс получил заметное ускорение. Цивилизованный мир рванул вперед, оставив позади дремучие догмы и стереотипы. Беларусь - среди тех аутсайдеров, что еще топчутся в клише прошлого, в липких опивках совдепии, где человек был шурупом, а секса не было вообще.

Общественное сознание постсоветских стран живет в плену целого вороха мифов, в т.ч. о порнографии. Особенно популярен миф, что, мол, порно приводит к росту насилия. Хотя на деле все обстоит с точностью до наоборот. Социологи давно доказали: в регионах с лояльным отношением к порно наиболее низок уровень преступлений на сексуальной почве.

Достаточно изучить опыт стран, легализовавших порнографию, чтобы понять: не так страшен зверь, как его малюют заядлые моралисты. Яркий пример тому - Чехия, где после крушения в 1990г. социалистической утопии порнография получила «зеленый свет». Чешская индустрия для взрослых стала стремительно развиваться и достигла значительных успехов - сегодня на нее приходится 5% всех налоговых поступлений в державный бюджет. Наряду с Голландией и Венгрией, Чехия заслуженно пользуется славой европейского порно-Голливуда. Чешская «клубничка» оригинальна по стилю и подаче материала, многие сайты для взрослых выносят ее в отдельный раздел - czech porn. Профессия порноактрисы здесь считается престижной, а девушки, работающие в ней, пользуются респектом в обществе.

Но самое интересное - результаты исследований, поднявших архивы за несколько десятилетий до adult-легалайза и после него, показали: количество преступлений на сексуальной почве сократилось весьма ощутимо. Любопытно и другое: в ходе опросов около 60% чехов признались, что регулярно смотрят порно. При этом 72% чешек и 68% чехов высказали полное удовлетворение своей сексуальной жизнью - и это один из самых высоких показателей в Европе.

В большинстве цивилизованных стран порнография разделена на условно допустимую «обычную» и абсолютно недопустимую «квалифицированную». К последней относятся детская порнография, сексуальные действия с животными, некрофилия, а также сцены насилия. Квалифицированная порнография находится под полным законодательным запретом, что, разумеется, правильно. Условия создания и распространения обычной порнографии оговариваются законом так же, как и условия для любого другого продукта, что тоже верно. Надеяться, что белорусские законодатели, изучив опыт цивилизованных стран, завтра легализуют обычную порнографию, было бы наивно. Но, может, это хотя бы подвигнет их к либерализации законодательства? Не легализовать, так хотя бы декриминализировать? А то ведь абсурд получается: люди отправляются на нары за лайк голых сисек «ВКонтакте» и за изображение того, чем занимается по ночам большинство людей. Почему снимать войну - это норма, а снимать любовь - преступление?

Искусство имеет много задач, и одна из них - передача опыта. От человека к человеку, от поколения к поколению. Искусство порнографии - а в лучших своих образцах это и правда искусство, которому тысячи лет, - не что иное, как передача интимного опыта человечества. И ставить палки в колеса этой передаче, как минимум, глупо. Да и колеса эти имеют такую силу, что перемелют любую палку.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции

Новости по теме

Новости других СМИ