• Проекты UDF.BY:
  • Выборы США 2016
  • Выборы в Парламент 2016
  • Посредник
  • UD@F
  • Прас-Тайм
  • Цитаты недели
  • Проект-ПОЛИТИКА
  • Другие проекты

Референдум 24 ноября 1996 года: СОБЫТИЕ, КОТОРОЕ ИЗМЕНИЛО БЕЛАРУСЬ

Событие, которое изменило Беларусь
Выпуск газеты №58
Ноябрь 2011 г.
Издается на русском языке.
Цена: бесплатно
24 ноября 2011 года.
«Люди, будьте бдительны! В республике запахло фашизмом!»

Так назвал свою статью, которая вышла 15 сентября 1996 года в газете «Народная воля», председатель Верховного Совета 13-го созыва Семен Шарецкий. Смелая пламенная статья спикера всколыхнула всю страну. По сути, это было началом открытого противо стояния между парламентом и президентом, рвущимся к диктаторским полномочиям.

Такого смелого и отчаянного противостояния законодательной власти попирающему закон Лукашенко тогда, пожалуй, не ожидал никто. Достаточно сказать, что в том Верховном Совете не было ни одного депутата от БНФ. А у президента была своя фракция. К тому же аграрники, которых представлял Шарецкий, также считались лояльными к главе государства.

Но все же большинство депутатов не смогли закрыть глаза на то, как страна, едва вдохнувшая сладкого воздуха свободы, стремительно скатывается в тоталитаризм.

баланс между ветвями власти, даст гарантии реального соблюдения прав и свобод граждан, позволит проводить в стране честные и справедливые выборы. А главное – создаст механизмы, которые защитят Беларусь от угрозы возвращения тоталитаризма.

Разумеется, были среди депутатов того «чертова» 13-го созыва и подлецы, и предатели, и просто деляги от политики. Те, кто приспособился, переступил через свои принципы, «наклонился», как любит говорить Лукашенко. Многие из них до сих пор остаются в кадровой «обойме», «хрюкают», по словам все того же президента, у государственного корыта.

Но этот спецпроект UDF.BY не для них и не о них. Наши корреспонденты поговорили с политиками, экономистами и экспертами, ставшими свидетелями и исследователями событий 15-летней давности. Что из этого получилось – судить вам, наши уважаемые читатели.

Судьба многих из тех, кто пытался в 1996 году объявить импичмент Лукашенко, трагична. Похищен и убит председатель ЦИК Виктор Гончар, при загадочных обстоятельствах умер один из лидеров оппозиции, вице-спикер Геннадий Карпенко, депутаты Андрей Климов и Владимир Кудинов за свои смелые антипрезидентские высказывания оказались в тюрьме. И это было только начало страшных политических репрессий.

Большинство депутатов, отказавшихся перейти в сформированное после референдума Национальное собрание, остались без работы. Этих честных, порядочных людей вычеркнули из жизни.

Некоторые из героев тех дней до сих пор занимаются политикой, руководят партиями и движениями, все еще мечтая о том, что в Беларуси рано или поздно, но будет принята Конституция, которая восстановит

Валерий Карбалевич:
В Беларуси идет холодная гражданская война

Референдум 1996 года – историческая необходимость или авантюрный политический проект, открывший дорогу для единоличного правления Александра Лукашенко? Почему парламент не смог ничего противопоставить узурпации власти? Как трансформировалась политическая модель Беларуси за прошедшие 15 лет? Эти и другие вопросы корреспондент UDF.BY задал автору книги "Александр Лукашенко. Политический портрет" политологу Валерию Карбалевичу.

– Валерий Иванович, так был ли референдум 24 ноября 1996 года исторической и политической необходимостью?

– Никакой объективной необходимости в проведении референдума по изменению Конституции не было. Единственный смысл всех этих событий – это желание Лукашенко сосредоточить всю власть в своих руках и ликвидировать систему сдержек и противовесов. То есть, ликвидировать Парламент, Конституционный суд как элемент сдержек единоличной власти президента. В этом заключался весь смысл, все остальное – голая пропаганда, пропагандистское обеспечение жажды единоличной власти.

Продолжение на 1 странице

Референдум-96: новая Конституция или "правовой Чернобыль"?

После того как президент летом 1996 года заговорил о необходимости изменения Конституции на референдуме, большинство видных юристов заявили о незаконности такого предложения. Председатель Конституционного суда Валерий Тихиня тогда называл последствия принятия предложений Лукашенко "правовым Чернобылем".

О событиях 15-летней давности и их "правовом эхе" в современной Беларуси UDF.BY побеседовал с бывшим судьей Конституционного суда Михаилом Пастуховым.

Отношения между Конституционным судом (КС) и президентом начали ухудшаться уже в первый год и

х совместной работы. Напряженность только росла по мере того, как судьи проверяли указы президента на соответствие Конституции. В период с лета 94-го по осень 96-го 16 таких актов были признаны неконституционными и по закону утратили свою юридическую силу. Еще одним поводом к ухудшению отношений стал отказ судей высказать вотум недоверия председателю Суда Валерию Тихине. В декабре 1995 года Лукашенко издал распоряжение для служебного пользования, предписывавшее подчиненным ему органам власти не выполнять заключения КС и выполнять признанные неконституционными указы президента.

Продолжение на 2 странице

Александр Федута:
Беларусь потеряла надежду на бескровный выход из ситуации

Конституционный кризис начался в Беларуси не в 1996-м, как это многие считают, а 1995-м году, когда власть не смогла обеспечить конституционное большинство в парламенте. Верховный Совет 13-го созыва был сформирован против воли одного человека.

Об этом корреспонденту сайта UDF.BY заявил автор книги политический обозреватель, автор книги "Лукашенко: политическая биография" Александр Федута.

– Это было свидетельством того, что в Беларуси еще была демократия. После формирования парламента первое лицо государства оказалось перед угрозой серьезного ограничения власти. Ограничителями власти выступали парламентские фракции. Политические партии, имевшие большинство – аграрии и коммунисты.

Не проще ли было договориться с ними?

– Стало понятно, что надо договариваться с этими партиями. Договариваться – значит делить власть. К этому Лукашенко готов не был. Он вообще не умеет договариваться о разделе властных полномочий. Полномочия в его глазах существуют только тогда, когда он бесконтролен.

Вместо договоренностей Лукашенко затеял свою игру?

– Вначале он попытался поставить спикером своего человека. У него это не получилось. Потом

купить лояльность лидеров парламента. И это не удалось. Не удалось, в первую очередь, не потому, что господа Шарецкий и Калякин не были договороспособными, как раз с ними на том этапе он мог договориться, а потому, что встал вопрос разделения властей – это был камень преткновения. В этом вопросе консенсус был не возможен.

– Для чего, на ваш взгляд, глава государства "пошел на референдум"?

– Лукашенко инициировал референдум о расширении своих полномочий, речь шла не о расширении полномочий президента, потому что любой нормальный политик (нормальный не по состоянию здоровья и наличию интеллекта), прекрасно понимает, что разделить власть – это означает разделить ответственность. Лукашенко разделять ответственность был не готов. В результате был инициирован референдум, который привел и к кризису внутри самого парламента.

В чем он проявился?

– Он выразился в попытке исполнительной власти расколоть парламентские фракции, что удалось. Формируя список кандидатов в депутаты, партии, получившие большинство, к сожалению, проявили полную кадровую беспомощность. Оказалось, что красивая риторика еще не означает устойчивую приверженность демократическим принципам.

Продолжение на 3 странице

 
Андрей Климов:
Если бы не предательство руководства Верховного Совета, Лукашенко не удалось бы совершить переворот

Он был одним из самых молодых депутатов Верховного Совета 13-го созыва. Успешный бизнесмен и в чем-то романтик. Ему казалось, что жить можно по закону и все вопросы решать цивилизованно. Но неожиданно даже для самого себя он стал одним из самых ярых оппонентов Александра Лукашенко. А президент, как известно, не прощает обид. Корреспондент UDF.BY побеседовал с экс-депутатом и бизнесменом, ставшим политзаключенным, Андреем Климовым.

Андрей Евгеньевич, Вы были одним из самых активных депутатов последнего Верховного Совета, кто выступал против референдума 96-го года. Вы были одним из самых твердых

сторонников импичмента Лукашенко…

Это не совсем так. Я не собирался принимать ни сторону президента, ни сторону коммунистов – я не очень-то люблю коммунистов… Это сейчас мы со Щукиным дружим, а тогда у нас были ярые противоречия. На тот момент мне были очень понятны амбиции Калякина – он хотел занять место президента. Поэтому я не стал занимать чью-то сторону. Пока не появился проект президентской Конституции, который грозил уничтожить демократию в стране. Только тогда я занял сторону противоположного проекта, который предлагал парламент, – и я не мог уже выступать против референдума.

Продолжение на 4 странице

 
Анатолий Лебедько :
Власть ответит за референдум 1996 года еще при нашей жизни

Очередную годовщину референдума 24 ноября 1996 года председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько встречает с чувством сожаления и разочарования. Шанс, который не смогли использовать депутаты Верховного Совета 13-го созыва, обернулся пятнадцатью годами упущенных возможностей для Беларуси.

Продолжение на 5 странице


Референдум-96 в цитатах современников

Свидетели происходящих осенью 1996 года событий неоднозначно и противоречиво оценивали референдум и сопровождавшую его политическую борьбу.

Мнения и оценки варьировались от признания всенародного голосования "правовым чернобылем" и государственным переворотом, до заявлений о референдуме как о "торжестве справедливости", способном положить конец "хаосу и вседозволенности". UDF.BY отобрал 10 самых ярких заявлений того времени, которые лучше любых учебников истории характеризуют происходившие в стране события.

1. "Люди, будьте бдительны! В республике запахло фашизмом!" - Председатель Верховного Совета Семен Шарецкий.

2. "Пришло время, когда каждый белорусский избиратель, независимо от возраста, профессии, национальности, своей партийной принадлежности, должен сделать осознанный выбор: как, по какому главному закону государства - Конституции - жить дальше... Это выбор между хаосом и вседозволенностью, с одной стороны, дисциплиной и порядком, переменами к лучшему - с другой..." - Александр Лукашенко, президент.

Продолжение на 7 странице

Сергей Калякин:
Чем быстрей мы вернем парламентскую республику, тем быстрей вернемся к нормальной жизни

В ночь с 21 на 22 ноября 1996 года в Минске прошло знаменитое "ночное совещание" президента и Верховного Совета в присутствии российских политиков. К утру было подписано Соглашение об общественно-политической ситуации и о конституционной реформе в Республике Беларусь. Рассвет 22 ноября подарил надежду, что конституционный кризис в Беларуси пойдет к закату, писали газеты 15 лет назад.

Продолжение на 8 странице

Валерий Щукин:
Фракция "Согласие" вела себя как настоящие отморозки

Обвиняя парламент в не соблюдении договоренностей, Лукашенко забывает говорить о том, что самой крупной фракцией была подконтрольная власти "Согласие". Поэтому, правильнее было бы говорить, что это сделали сторонники президента.

Такое мнение, комментируя события 15-летней давности, сайту UDF.BY высказал депутат Верховного Совета 13-го созыва Валерий Щукин.

- Что лично для вас значит дата 24 ноября 1996 года? Почему ситуация пошла именно таким образом? Чувствуете ли вы на себе ответственность за события 15-летней давности?

- Каждый раз, когда приходит эта дата, меня посещает чувство того, что умер очень близкий человек. И чем больше проходит времени, тем становится тяжелее из-за того, что мы все теряем время, время, которое могли...

 

Продолжение на 6 странице


Горячая осень-96. Хронология Референдума

24 ноября 1996 года состоялся референдум, изменивший политическое устройство Беларуси. Некоторые считают, что эту дату можно назвать началом становления "сильной и процветающей", но большинство заявляют, что именно референдум 1996 года сделал из нашей страны "последнюю диктатуру Европы".

По степени насыщенности политическими событиями осень 1996 года превосходит все последующие 15 лет. Учебники истории и государственная пропаганда пытаются представить референдум о фактическом изменении конституционного строя, как ещё одну легкую победу президента, которая была предопределена и досталась ему без усилий и политической борьбы. Фактически же осенью 1996 развернулось настоящие сражение между Александром Лукашенко и Верховным Советом. UDF.BY отобрал даты основных битв в борьбе за власть и будущее Беларуси.

 

Продолжение на 9 странице

Олег Манаев:
Белорусы поддерживали все, что предлагал "Батька"

Задолго до оглашения результатов референдума 24 ноября 1996 года многие белорусские и международные эксперты заявили, что его результаты будут признаны нелегитимными из-за многочисленных фальсификаций и использования всей силы властной "вертикали" для получения нужных президенту цифр.

Так как же достигался заветный результат…

Сначала 14 ноября президентским указом с должности председателя ЦИК был снят Виктор Гончар. При том, что отстранение председателя Центризбиркома от занимаемой должности было законной прерогативой Верховного Совета.

 

Вместо Гончара высокий пост заняла никому не известная, но лояльная президенту, Лидия Ермошина, ранее работавшая председателем юридической службы бобруйского горисполкома.

На посту председателя ЦИК Ермошина использовала весь арсенал средств, позже ставших неизменным атрибутом всех избирательных компаний в Беларуси: массовое досрочное голосование, давление на членов избирательных комиссий, парадоксально высокая явка избирателей на периферии, массированная пропаганда через государственные СМИ.

Так, с 9 по 23 ноября досрочно проголосовало около 20% избирателей, а, например, в Ветковском районе

Гомельской области в референдуме 24 ноября приняло участие 99,3% избирателей.

Привычно удручающими выглядят цифры об агитационной работе государственных СМИ. По данным группы экспертов Европейского института по СМИ, с 9 по 24 ноября белорусское телевидение в передачах, посвященных референдуму, 90% времени агитировало в пользу Лукашенко, а радио – 92%.

Использовались во время референдума и некоторые «ноу-хау. Во всех помещениях избирательных участков, даже в кабинках для тайного голосования, были помещены "образцы" заполненных бюллетеней, показывающие как надо голосовать "за"

предложения президента и "против" предложений Верховного Совета.

Видимо, из-за отсутствия опыта команда президента иногда работала неумело и грубо. Было объявлено, что с 18 до 22 часов проголосовало около 25% избирателей. При том, что процент явки в такое позднее время на предыдущих выборах составил 7-9%. Александр Лукашенко объяснил этот парадокс тем, что люди "вернулись с дач и пришли на избирательные участки", это в конце ноября, когда на улице стояла холодная и дождливая погода.

Продолжение на 10 странице