Не предприниматели имеют огромные суммы — это другие мало зарабатывают

"Еврорадио"

В Беларуси все предприниматели, ведь чтобы здесь жить, нужно быть предприимчивым, — говорит предприниматель, лидер движения "За свободное развитие предпринимательства" Виктор Горбачев. Основной страх сегодняшних предпринимателей — это ликвидация бизнеса. Продукты питания — единственная сфера, в которой еще можно хоть как-то держаться

Виктор, давайте перед тем, как мы остановимся на проблемах предпринимателей, поговорим о том, какие они вообще — предприниматели в Беларуси. Есть такой стереотип, что у среднестатистического белоруса пассивность доминирует над активностью. Предприниматели же — это, согласно определению, люди активные, рискованные, предприимчивые… Это значит, что предприниматели — какие-то особенные белорусы? Или, может, вообще не белорусы?

Горбачев: Перед тем, как ответить на этот вопрос, скажу, что официально зарегистрированных предпринимателей в Беларуси 220 тысяч. Соответственно, с членами семей это будет, примерно, около миллиона людей, добывающих себе на проживание своей работой, своей головой, руками и ногами, но при этом чувствующих на себе определенное давление со стороны государства.

Если говорить об общей пассивности населения и почему предприниматели более активны и защищают себя более уверенно, чем, скажем, рабочие… Во-первых, потому что они почувствовали вкус свободы, они знают, как это — зарабатывать деньги и самостоятельно обеспечивать свои семьи… И поэтому отдавать просто так то, что они заработали, предприниматели не хотят.

Предприниматели проявляют большую политическую активность — участвуют в избирательных кампаниях, сами выдвигаются в избирательные кампании на выборах…


Какой имидж у белорусских предпринимателей среди другого населения страны?

Поведение властей в отношении предпринимателей в течение 15 лет, до введения моратория на проверки в 2008 году, были очень негативными… Власти породили у населения имидж, что эта категория населения — дармоеды, "вшивые блохи", люди, которые не хотят работать, но хотят иметь большие деньги… И этот имидж висит на нас поныне.

Теперь принятием ряда декретов, указов и постановлений власть пытается этот имидж отмыть. Последний указ №510 “О контрольной деятельности” свидетельствует о том, что власть на каком-то этапе пытается слегка отпустить вожжи, чтобы показать Европе, что мы либерализируем и помогаем предпринимателям. Но предприниматели большей частью не верят, что это приведет к улучшению. Тот имидж, который когда-то нам создали, он закрепился у населения.


Какие еще есть сегодня страхи у предпринимателей? Будем считать, что один вы уже назвали — это страх, что имидж "дармоедов" сохранится за этой группой населения и впредь… Был еще страх, когда переходили на ЧУПы. Все боялись, что будет очень плохо. Но ничего — живут. Оправданы ли страхи предпринимателей?

Основной на сегодня страх у предпринимателей — это ликвидация бизнеса, потеря возможности кормить свою семью. Этот страх присутствовал всегда. Присутствовал, присутствует и будет в дальнейшем присутствовать. Его еще долго нужно из нас выбивать.

Предприниматели боятся так же, как и рабочие. Если рабочие связаны контрактом, то предприниматель связан той же лицензией или удостоверением о предпринимательстве, которое ликвидируется при двух-трех нарушениях чего угодно.


Какая проблема у наших “ипэшников” сегодня самая основная? Законодательство? Бюрократия? Может еще что-нибудь?

Сегодня общая проблема — это огромные штрафные санкции, которые налагаются буквально при каких-то минимальных нарушениях, например, отсутствии гигиенического сертификату на одну банку кофе. Людей за отсутствие сертификата штрафуют на 60, 70, на 100 тысяч долларов.

Сегодня в белорусских тюрьмах 22% осужденных сидит за экономические преступления, из них большая часть — это предприниматели, которые когда-то говорили: "Я в политику не лезу, у меня вот есть свой бизнес, идите все нафиг"...


Это значит, что корень проблем белорусских предпринимателей лежит все же в сфере политики, а не в экономической области?

Однозначно. Поэтому во всех советах — будь то в сельских советах, или в местных органах власти, в парламенте — обязательно должны быть предприниматели. Наши люди должны участвовать в избирательных кампаниях для того, чтобы иметь одного-двух представителей в маленьких поселках, городах, которые знают проблемы предпринимателей и могут раскрыть этот вопрос среди депутатов и защитить своих коллег.

Мы будем участвовать в следующих выборах, пытаться туда пробиться, чтобы после была возможность защищать себя законами.

Если говорить о проблемах именно в законодательстве. Какие конкретно декреты, законы, указы больше всего препятствуют предпринимательской деятельности?

Остается висеть под вопросом указ №760, лишивший нас наемных работников, он связал по рукам нашу деятельность… Он очень больно ударил по предпринимательству. На нас и до сих пор сказывается. Но основная проблема на сегодня — это отсутствие закона о малом и среднем предпринимательстве. Мы до сих пор живем по указам, декретам, постановлениям — их принимают тысячи за год. Предприниматели просто не в состоянии изучить такую большую законодательную базу. А власть пользуется этим незнанием.

Нет такого закона, согласно которому я мог бы планировать и развиваться. Я не могу так думать, что через два года у меня будет 6 наемных работников, про 10 лет — 20… В принципе, такое запутанное законодательство — это тормоз всему развитию предпринимательства в нашей стране.

Еще одна проблема — это привязка всех арендных, налоговых выплат к евро, который все время скачет. Я приезжаю в Польшу к своим коллегам, спрашиваю: "Ты как рассчитываешься?" — "Ну как? Злотыми рассчитываюсь, вот у меня налог..." — "А привязка к чему?" — "Какая привязка?". Он не понимает даже моего вопроса!

И вот, ощущая такое к себе отношение, предприниматели частично вывозят свой бизнес за границу — в Польшу, Литву, Украину, Россию… У меня знакомый уехал в Ульяновск, в течение года открыл ресторан, нанял 18 человек. Маленький хороший ресторанчик в центре города. И ему хватает на все — и наемным людям заплатить, и себе на бизнес хватает. Еще один знакомый из Борисова уехал в Украину в Черниговскую область, открыл там два мини-завода по формовым изделиям. В ус не дует, бизнес развивается, крутится-вертится.


А какой мелкий бизнес теперь наиболее выгодный в Беларуси?

В первую очередь — это бизнес, связанный с реализацией или производством продуктов питания, той категории, от которой население никогда не откажется. Продукты питания — это та сфера, где можно сегодня еще как-то держаться, раскручиваться. Поэтому на сегодня продуктовый сегмент все равно остается наиболее прибыльным.

Если отойти от торговли, что у нас с другим малым бизнесом? Например, ресторанный бизнес. Реально ли что-либо такое сейчас сделать в Беларуси?

Приезжали недавно ко мне два знакомых из Украины, которые там занимаются как раз ресторанным бизнесом. У них есть свободные деньги, которые им некуда вкладывать, потому что там уже этот сектор занят. Они приехали сюда, чтобы изучить этот вопрос, побыли тут дня четыре, ознакомились с законодательством, пожали мне руку и сказали: "Спасибо тебе за гостеприимство, спасибо, что Беларусь нам показал, но мы лучше куда-нибудь в Грузию уедем или в Абхазию, откроем этот бизнес за 1-2 дня, все вопросы решим и будем уверены, что наш бизнес будет развиваться".

Здесь у них вследствие нестабильного законодательства этой уверенности нет. В любой момент ты можешь закрыться. Вложив здесь сотню тысяч долларов в строительство кафе, я не уверен, что на втором году у меня это кафе не заберут. Поэтому люди не идут в этот бизнес, боясь потерять его, вложив туда огромные средства. Не будет у нас развития ресторанного бизнеса до тех пор, пока не будет стабильным законодательство.

У нас предпринимателей часто ассоциируют именно с торговлей. Когда говоришь “предприниматель”, то люди, скорее всего, подумают о ком-то на рынке, кто сидит и торгует одеждой или продуктами питания. Почему так? Это только у нас так или в других странах тоже?

Дело в том, что оказание услуг или производство чего-либо — это большие деньги. Для этого необходимо хорошее помещение, нужно вложить в оснащение десятки, сотни тысяч долларов. Опять же из-за того, что нет стабильного законодательства, у него все это могут забрать.

Тот, кто занимается торговлей, почему он спокоен? Потому что в оборот он вкладывает не такую большую сумму — тысячу, две тысячи долларов, пять… И конфискация для него может пройти не настолько болезненно. Бизнес закрылся, квартиру не отобрали — ну, забрали павильон... А человек, занимающийся услугами или изготовлением кирпича, или занимающийся деревообработкой, теряет десятки, сотни тысяч долларов. Поэтому не будет развития этого сектора, пока не будет нормального стабильного законодательства.


Знаете ли вы предпринимателей, которые бы занимались челночеством, а потом перешли на новый уровень — начали сами что-либо производить или начали другой, более солидный бизнес? Или такие истории — это миф?

Нет, это не миф. Это реальность. Я знаю человека, который после развала Советского Союза, в 1990-х годах, занялся перевозкой жвачек. Это наш человек, из Борисова, он работал на заводе. Бросил завод и начал торговать исключительно жвачками. Просто ехал в Варшаву, покупал там сумку жвачек, приезжал, продавал здесь, через два дня снова ехал в Варшаву… Сегодня у него в Борисовском районе самые крупные услуги придорожного сервиса. У него стоит на трасе и душ, и отель, и магазин, и шиномонтаж. Большой кусок земли выкупил, на него сегодня работает 120 человек. А начинал он просто со жвачек.

И таких примеров, в принципе, много. Но важно заметить, что вскочил он, успел до 1994 года… Сделать это сегодня, не имея поддержки со стороны чиновников, уже, в принципе, нереально.


Не больны ли наши предприниматели все теми же "комплексами" государственной торговли? Отсутствие скидок, завышение цен, непонятный, бедный ассортимент? Вот, например, мужской костюм на "Паркинге" стоит 3-4 миллиона, рубашка — 100 долларов. Причем это не брендовая какая-нибудь одежда. Брендовые джинсы в той же Варшаве будут стоить меньше, чем не брендовые у нас… А это все наши предприниматели.

Я согласен. В принципе, в нормальных странах должны быть скидки, как это есть по всей Европе. Но я не могу на это пойти, опять же, возвращаюсь к старому — потому что мне не дает власть. Повышая налоги, привязкой к евро, заставляет меня всегда пересчитывать свой товар в сторону увеличения, чтобы иметь какую-то прибыль, прокормить семью и вложить в дальнейшее развитие бизнеса.

Все эти элементы — привязка к евро, ежедневное принятие новых указов и декретов, огромные штрафные санкции заставляют меня вложить все это в мой навар на будущее. Я рассчитываю здесь и налог, и торговое место, и штрафные санкции закладываю… Власть сама не дает нам проводить эти скидки.


Ну, вот предприниматели всегда рассказывают, как им тяжело, говорят в основном о высоких налогах и почти никогда о прибыли. Но прибыль же есть! Иначе бы никто не стал этим заниматься… Давайте поговорим немного о том, какая это прибыль.

Себе в убыток точно никто работать не будет. Могу сказать однозначно, на сегодня, если брать в общем по стране, предприниматели имеют больше рабочих. Это точно. Предприниматель вовремя оплачивает и налоги, и коммунальные услуги, он и банан купит своему ребенку, и оденет его более-менее хорошо. При этом у него еще останутся деньги съездить отдохнуть куда-нибудь на юг. Это нормальная европейская ситуация, к которой должны прийти все — и рабочие, и крестьяне, и ученые.

Сегодня рабочего привязали к контракту, он получает там 100 долларов, ему нормально, ведь на "чарку" хватает, не жалуется... А я мог бы, повторюсь, открыть тот же придорожный сервис, взять этого рабочего. И вместо 100 долларов он будет получать 300. Но власть ему не позволит перейти в этот сектор, потому что создает преграды в виде законодательной базы.

Не предприниматели имеют какие-то астрономические суммы — это другие так мало зарабатывают, что когда сравнивают, то говорят о нас, как о каких-то олигархах…

Я двумя руками за то, чтобы врач получал в два раза больше меня, но чтобы нормально лечил. Или чтобы преподаватель зарабатывал в три раза больше меня, но при этом я буду уверен, что моему ребенку не нужно будет нанимать репетитора. А сегодня я ищу репетитора по английскому языку, потому что знаю, что в школе за такую зарплату учитель работать не будет. Он говорит: "За 300 тысяч пусть качественно работают другие". Все встроились в систему.


Возможно, власть, наоборот, своими преградами подталкивает белорусов становиться еще более предприимчивыми и таким образом развивает эту черту в белорусах?

Это характер нашего белоруса. Он встроится в систему, которую навязало государство, а обходным путем найдет другую возможность зарабатывать деньги. И в этом смысле у нас вся страна — предприниматели.

Сегодня рабочий, работающий на заводе, зарабатывает 300 тысяч, вечером садится в машину, пытается подзаработать, развозя людей. Он предприниматель, но он об этом не говорит. Сегодня рабочий, работающий три дня на МАЗе, на выходные едет зарабатывать в Россию, занимается строительством. Он предприниматель, но он об этом не говорит.

И поэтому так, мы в Беларуси, по идее, все предприниматели, предприимчивые люди — мы выживаем. Власть нас заставляет выживать, вгоняя в какие-то рамки…


А каких людей в предпринимателях больше? Это люди с каким образованием? Каких профессий?

Здесь образование, в принципе, не нужно, это жизненный опыт. В начале 1990-х годов сюда ломанулись все. После произошел отсев, и остались те, кто выдержал, не сломался, кому это по душе, по характеру… Сегодня у нас есть все — от бывших генералов до преподавателей, докторов.

Я хочу сказать, что, несмотря на то, что теперь тяжело, я верю, что все будет хорошо. Я оптимист. И ледовые дворцы будут — не для двух команд, президентской и газпромовской, а в каждом маленьком дворе будет хорошая спортивная площадка. И там, где 10 людей живет, 10 маленьких детей, им не нужно будет идти в огромный дворец и платить огромные деньги. У них будет оснащенная маленькая ледовая площадочка, мой внук выйдет на нее поиграть. И я буду за него спокоен, ведь в эту ледовую площадочку я вложу свои деньги.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров