Вояка-Хиллари

Майка Зенко, Slate.fr / перевод inosmi.ru

Вояка-Хиллари
Фото: AFP 2016, Brendan Smialowski
Прошлые случаи, от Гаити до Сирии, говорят о том, что кандидат от Демократической партии, будет вполне комфортно ощущать себя в роли президента воюющей страны.

Каким бы ни был исход президентских выборов в США 8 ноября, победитель(-ница) станет президентом страны, ведущей войну, и будет обладать достаточной властью и независимостью для проведения дестабилизирующих демонстраций силы, ударов беспилотников, спецопераций и все новых военных вмешательств. Сегодня решения о развертывании войск принимаются исполнительной властью, о поддержке операций «партнеров» вроде Саудовской Аравии с туманными перспективами, как в Йемене, сообщается в пресс-релизах, а проверки деятельности исполнительной власти в Конгрессе сводятся к просьбам отправить больше солдат и смягчить правила ведения боя.

Что, в целом, прекрасно подходит Хиллари Клинтон.

В отличие от Дональда Трампа, мнению которого свойственно варьироваться (у него есть некие «секретные» планы для победы над «Исламским государством»), за плечами Клинтон уже немало случаев, которые позволяют дать оценку ее возможному курсу на посту президента. Если судить по имеющимся у нас сведениям, у нее есть потенциал ястреба, пусть и с некоторыми оговорками. Так, хотя она выступала против применения силы, когда не считала это верным подходом, она не раз поддерживала начало новых войн и развитие других конфликтов.

Рассмотрим семь знаковых моментов, когда ей нужно было принять решение о применении военной силы США.


Гаити

В 1994 году Клинтон была против вмешательства на Гаити для восстановления власти правительства Жана-Бертрана Аристида. Вот, что пишет по этому поводу историк Тэйлор Бранч в сборнике интервью с Биллом Клинтоном: «Я спросил у него, что думала по этому поводу Хиллари. Он ответил, что, по ее мнению, начинать вмешательство поспешно и без подготовки было безумием. Несмотря на давление, отсутствие вариантов и сложившееся у него ощущение западни, она сказала, что его внешнеполитическая команда подводит его». Это было весьма здравое суждение со стороны тогдашней первой леди, так как предложенные американским командованием и штабами варианты были плохо подготовлены, и их было невозможно реализовать с логистической точки зрения. По счастью, вторжения 25 000 американских солдат удалось не допустить, так как Джимми Картер в последний момент выторговал договор с Раулем Седра, добившись от него ухода из власти.


Ирак

В 2002 году сенатор от Нью-Йорка Хиллари Клинтон проголосовала за применение военной силы в Ираке. В сопровождавшем ее решение заявлении она подчеркнула, что президент Джордж Буш должен был быть обладать «максимально сильными позициями, чтобы руководить нашей страной в ООН и на войне», и чтобы показать Саддаму Хусейну единство США. Как бы то ни было, впоследствии она изменила свое мнение. Сначала она подчеркнула, что думала, что «речь шла об отправке инспекторов», и что ее решение опиралось «на факты и гарантии, которые у меня были в тот момент». В конечном итоге она признала, что «довериться Бушу было ошибкой». В ходе президентских дебатов в январе 2008 года Клинтон оправдывала свое решение тем, что оно должно было заставить противника подчиниться, заявила о своей вере в «принудительную дипломатию». Как бы то ни было, вне зависимости от ее мотивации и оправданий, война в Ираке была катастрофой во внешнеполитическом и геополитическом плане.


Пакистан

В 2007 и 2008 года Клинтон была в корне не согласна с сенатором Бараком Обамой насчет ударов по объектам «Аль-Каиды» на территории Пакистана. Обама считал их «благоразумными» при наличии «конкретной информации». Клинтон же сослалась на обстрелы крылатыми ракетами в Афганистане в 1998 году, которые не позволили ликвидировать Усаму бин Ладена. По ее мнению, «нам нужно четко представлять себе все возможные последствия» и в частности то, что может дестабилизировать пакистанский ядерный арсенал. Позднее по распоряжению Обамы в Пакистане было проведено 407 ударов с беспилотников, в результате которых уничтожено 3 089 человек. Почти 300 из них произошли в тот момент, когда Клинтон занимала пост госсекретаря. Тогда американские дипломаты выступили против всего лишь одного-двух ударов. То есть, если у Клинтон и были какие-то сомнения насчет обстрелов пакистанских активистов, они испарились с назначением на новую должность.

В 2009 году Клинтон поддержала три четверти массовой отправки войск в Афганистан. Когда командующий американскими силами в стране генерал Стэнли Маккристал запросил дополнительно четыре бригады летом 2009 года, она одобрила развертывание трех (порядка 30 000 человек). Как утверждают некоторые источники, Клинтон была готова отправить больше солдат, чем министр обороны Роберт Гейтс. Обама в конечном итоге развернул дополнительно 33 000 военных, однако политические и оборонные дивиденды такого шага сейчас представляются сомнительными. Кроме того, три четверти убитых и раненых в Афганистане солдат после 11 сентября приходятся на четыре года после отправки свежих сил.


Ливия

В 2011 году Клинтон была одним из голосов в поддержку смены режима в Ливии (как и Трамп). Как уже немногие помнят, одним из первых ее оправданий роли США в Ливии была необходимость вернуть долг союзникам после Афганистана. Вот, что она заявила в конце марта 2011 года:

«Мы просили наших союзников, союзников по НАТО, отправиться с нами в Афганистан десять лет назад. Они сделали это, хотя многие из них не были целью нападения. Что касается Ливии, к нам обратились из Великобритании, Франции и других стран-союзников по НАТО. Речь идет об их важнейших национальных интересах».

Научные исследования говорят, что великие державы обладают достаточно большой свободой маневра, чтобы не дать втянуть себя в войны с участием их союзников. Как бы то ни было, администрация Обамы, к сожалению, оказала полную поддержку вмешательству по свержению ливийского режима и обманула американский народ, который считал, что это не было поставленной целью. Обама справедливо назвал своей «самой серьезной ошибкой» то, что не подготовил послевоенный сценарий, и не менее верно охарактеризовал ситуацию в стране как «бардак».


Усама бин Ладен

В 2011 году Хиллари Клинтон поддержала операцию американских спецподразделений по ликвидации Усамы бин Ладена в Пакистане, хотя и признала, что это на какое-то время обострит дипломатические отношения двух стран. По словам вице-президента Джо Байдена (он сам был против), итоги голосования были «51 на 49». До официального обнародования этой информации Обама позвонил Клинтону (тот в бытность президентом подписал три тайных распоряжения о ликвидации бин Ладена), чтобы сообщить ему о смерти лидера «Аль-Каиды». «Думаю, Хиллари, вам уже об этом сказала», — предположил Обама, однако Билл был не в курсе. Как писала позднее в мемуарах Хиллари Клинтон, «мне сказали никому об этом не говорить, и я молчала. Потом Билл шутил: «Теперь никто уже не скажет, что ты не умеешь хранить тайну!»


Сирия

В 2012 году Клинтон предложила Белому дому (совместно с директором ЦРУ Дэвидом Петреусом) тайную программу (по всей видимости, она была более масштабной, чем та, которую утвердили впоследствии) предоставления оружия сражавшимся против правительства ветеранам сирийской армии. Обама отклонил ее на том основании, что ни у кого не было уверенности в том, что оружие не попадет в плохие руки. Кроме того, аналитики ЦРУ пришли к выводу, что такой шаг не позволит ускорить свержение Башара Асада. Сложно оценить эффективность программы подготовки и вооружения ЦРУ в сравнении с более масштабными программами Минобороны, однако сейчас не видно и следа проамериканских повстанческих групп, которые бы представляли угрозу для сирийского правительства, получившего поддержку от бьющих по всем без разбора российских ВВС.


«В самую глубь»

На посту госсекретаря Клинтон поддерживала не только вмешательства, но и демонстрации силы. Журналист The New York Times Марк Лэндлер рассказывает о шедших в Белом доме в июле 2010 года спорах по поводу смены курса авианосца «Джордж Вашингтон» и его отправки в Желтое море. Глава Тихоокеанского командования адмирал Роберт Уиллард, начальник штаба адмирал Майк Муллен и министр обороны Роберт Гейтс выступали за этот агрессивный маневр. Как пишет Лэндлер, «Клинтон тоже горячо его поддержала. “Нужно отправить его в самую глубь!” — заявила она своим советникам несколькими днями ранее». Тем не менее Обама отказался: «Я не принимаю необдуманных решений с авианосцами». Стоит отметить, что агрессивность военно-морских операций СЩА в водах, на которые претендует Китай, станет одним из самых серьезных вопросов для будущего главы государства.

Наконец, Клинтон приходилось иметь куда больше дел с армией на своих гражданских постах, и она будет намного лучше готова к роли главнокомандующего, чем ее муж в 1993 году (как известно, ему это поначалу давалось нелегко). В качестве первой леди Хиллари регулярно присутствовала на обсуждении высшими чинами военных вмешательств вроде Боснии, Гаити и Афганистана. Впоследствии она отработала шесть лет в Сенатском комитете по военной службе и четыре года госсекретарем. У нее сложились тесные отношения с отставными офицерами вроде генерала Джека Кейна, по мнению которого, присутствие американских солдат и авиаудары пойдут на пользу практически любой стране. Как писал Боб Вудуорд об их состоявшейся в 2009 году беседе по поводу массовой отправки войск в Афганистан, «Клинтон встретила Кейна с распростертыми объятьями, чем привела в ступор [спецпредставителя США в Афганистане и Пакистане] Холбрука, потому что ей (ему-то это точно известно) обычно не свойственно ни с кем обниматься».

Я говорил о Клинтон с несколькими офицерами, которые были тогда расквартированы в Исламабаде и Кабуле и регулярно общались с ней по видеосвязи, когда она была госсекретарем. Все, как один говорят, что она всегда была лучше всех подготовлена к встречам, читала все письма и записи брифингов. По их словам, Клинтон прекрасно понимает военную доктрину, принятые в Пентагоне аббревиатуры и принципы военного планирования. Она не боится заставить высшие чины уточнить их «планы действий» и запланированные «конечные итоги» военного вмешательства.

Если Хиллари Клинтон изберут в Белый дом, США, которые ведут войну уже 15 лет, будет возглавлять эксперт по военным вопросам. Разумеется, никто сейчас не может сказать, с какими кризисами национальной безопасности ей придется столкнуться. Однако тем, кто собирается голосовать за нее, следует понимать, что она подходит к ним с широким послужным списком применения американских сил и расширения военных вмешательств.

Новости по теме

Новости партнёров