Борьба интернет-мемов. Трамп как лицо новой политической реальности

Александр Власкин, TUT.BY

Минувшая неделя ознаменовалась значительными событиями в президентской гонке США. Дональд Трамп набрал достаточное количество голосов делегатов, необходимых для выдвижения кандидатом в президенты от партии республиканцев, а рейтинг его популярности превысил уровень поддержки основного соперника, Хиллари Клинтон, которая с наибольшей вероятностью станет кандидатом от демократической партии.

Одновременно вышли результаты сенсационного исследования The Wall Street Journal, которые демонстрируют, что нынешняя избирательная кампания станет, пожалуй, самой необычной за всю историю политического процесса в Соединенных Штатах. Так, оба кандидата от партий-тяжеловесов, Трамп и Клинтон, являются самыми непопулярными претендентами на кресло в Овальном кабинете за всю историю страны: их негативный рейтинг составляет 58 и 54% соответственно. Еще интереснее то, что 54% тех, кто планирует голосовать за Трампа, на самом деле будут голосовать против Клинтон. То же самое — в отношении последней, 52% голосов, которые могут быть поданы в ее пользу, будут на самом голосами против соперника-республиканца. Едва ли не впервые в американской истории мы будем наблюдать протестную кампанию, а не выборы будущего. Ну и, наконец, самое невероятное — то, что Дональду и Хиллари не доверяют большее количество избирателей, чем Владимиру Путину. Если негативный рейтинг последнего в США составляет 38%, то у Трампа он — 44%, а у Клинтон — 41%. Очевидно, что на политическом поле что-то очень сильно не так, если гражданам приходится выбирать между двумя настолько непопулярными, можно даже сказать, ненавистными политиками.

Не только результаты опроса, но и все происходящее позволяет предположить, что мы имеем дело не просто с непонятно каким образом ставшим кандидатом в президенты выскочкой-бизнесменом, но с новой политической реальностью.


Феномен Дональда Трампа

Трамп был и остается самым заметным лицом в избирательной кампании — 2016. Он с рекордной скоростью прошел все этапы общественного мнения, характерные для гибнущей карьеры политика (гнев → раздражение → насмешки → безразличие). Только сделал он это в обратном порядке. Казалось бы, еще совсем недавно его не воспринимали всерьез и вовсе не замечали, потом над ним начали шутить, затем раздраженно отмахиваться со словами: «Ну не может же такой человек всерьез стать кандидатом?!» Сейчас его ненавидят. И боятся будущего, в котором Дональд Трамп может стать президентом самой могущественной страны мира.

Политические аналитики списывают все происходящее на личностные качества кандидата: полное отсутствие стыда, беспринципность, хамство, пробивной характер и т.п. Однако никто не осмеливается предположить, что сам Дональд — не частный случай. Он — закономерность. И если бы на политической арене не появился бы именно этот мистер Трамп, то вместо него пришел бы кто-нибудь другой. Не в эти выборы, так в следующие.

Не имеет смысла останавливаться на политической программе бизнесмена: ее у него, по сути, нет. Трамп — лидер по производству взаимоисключающих параграфов. Еще интереснее то, что аналитики до сих пор не могут определить, какие именно слои населения его поддерживают. Казалось бы, его на дух не переносят все, от кого хоть немного зависит общественное мнение. Но популярность его продолжает расти параллельно с уровнем недоверия к нему и даже опережая это самое недоверие.

В целом, получается, что по законам политической жизни и реальности Трамп-политик просто невозможен. Он не мог, не имел права возникнуть. Но он есть, он дам нам в ощущениях и репортажах. И это фундаментальное противоречие заставляет предполагать, что вина здесь — не самого Дональда, какой бы яркой личностью он ни был. Дело в том, что политическая реальность изменилась. А мы и не заметили.


Новая реальность

Борьба интернет-мемов. Трамп как лицо новой политической реальности

Изображение с сайта tielestr.livejournal.com

В последние годы мы много слышим о новой реальности. О том, что мир вокруг нас быстро и неумолимо меняется. Взять хотя бы наделавшие шума недавние откровения руководителя Сбербанка России Германа Грефа о «новой экономической реальности». О новой социальной реальности уже публикуются книги и научные исследования. О том, как поменялась ситуация в сфере СМИ и информации и говорить не стоит.

Было бы недальновидно считать, что кардинальное изменение медийного пространства в последние десятилетия никак не отразится на политической реальности в США, да и в мире в целом.

Телевидение и другие СМИ старого формата теряют аудиторию и популярность. Печатные медиа массово уходят в онлайн, появляются новые форматы вещания. Однако наиболее значительной тенденцией в последние годы является то, что коммуникации и передача информации становятся все более горизонтальными. Еще буквально двадцать лет тому назад средства массовой информации общались с аудиторией с позиции гуру и эксперта. Здесь больше подходит английское «talk to», а не «talk with», т.е. «вещание» вместо «общения».

Применительно к политической жизни это означало, что политические идеи и повестка дня формировалась экспертами, элитами, специалистами и т.п., а затем «доносилась» потребителю информационного продукта. Такое положение дел было вполне комфортно как для однопартийных систем, так и для конкурентных западных. В последнем случае у избирателя все же был выбор. Но он был ограничен: они могли выбирать между предложенными им несколькими вариантами. В случае США — между двумя: республиканцами и демократами. И даже если избиратель был недоволен обоими, особого выбора у него не было. Приходилось брать то, что соответствовало его интересам в наибольшей возможной мере.

Однако новые информационные технологии серьезно изменили положение дел. Если раньше в ответ на статью в газете или передачу на ТВ или радио нужно было писать письмо, которое все равно никто всерьез не воспринимал, то сегодня отреагировать на представленные идеи проще простого. Можно, не вставая с кресла, проголосовать «лайком», комментарием в стиле «КГ/АМ» или и вовсе выразить свою позицию большим текстом на форуме СМИ. И, что еще интереснее, получить поддержку своей позиции.

И, наконец, окончательно изменили информационный ландшафт социальные сети: любой пользователь получил возможность самостоятельно не только формировать собственную новостную ленту, но и создавать свою политическую повестку дня. Все общество целиком и каждый гражданин в отдельности получил независимость от экспертов, политиков и гуру, которые раньше формировали ограниченный выбор «продуктовых наборов», среди которых избирателю и гражданину приходилось совершать выбор.

То, что новые технологии сделали коммуникации не вертикальными, как на всем протяжении человеческой истории, а горизонтальными, просто не могло не отразиться на политическом процессе. И рано или поздно эти изменения должны были как-нибудь громко о себе заявить.

Они и заявили. И имя им — Дональд Трамп. Вот оно какое, лицо информационной революции — скандальный хам с прической «внутренний заем». Подсознание общества, его внутреннее «я», на которое с ужасом и недоумением взирают старые и уходящие в прошлое экс-лидеры мнений.


Трамп как массовое бессознательное

Борьба интернет-мемов. Трамп как лицо новой политической реальности

Фото: Reuters

Очень интересно феномен Трампа в массовом сознании описал колумнист-культуролог «Новой газеты» Александр Генис в статье «Трамп в тебе и во мне».
Действительно, популярность Дональда Трампа основана на том, что он говорит вслух то, что его сторонники не могут сказать сами. Он — некоторый аналог форумов, где Анонимы оскорбляют друг друга и пишут непотребства, на которые вряд ли бы осмелились в обычной жизни. Он высвобождает того дикаря, который живет в каждом из нас под тонким слоем цивилизованности.

Обычный американец в быту не может позволить себе неполиткорректные высказывания. Более того, неполиткорректность считается уделом неудачников: если ты успешен и не чувствуешь угрозы своему будущему, то у тебя и нет необходимости искать виновного в твоих бедах, будь то глобализация, иммигранты, мексиканцы, аморальные геи и т.п. Однако глобализация, новая экономическая реальность и снижение количества рабочих мест серьезно ударили по средним американцам. Вспомнить хотя бы упадок Детройта и проблемы центральных штатов. В какой-нибудь Небраске или Айове жизнь далеко не так радужна, как на Атлантическом или Тихоокеанском побережье.

Дональд Трамп помогает тем, кто пострадал от новой экономической и социальной реальности, найти виновных в своих проблемах.


Почему бороться с Трампом бесполезно

Борьба интернет-мемов. Трамп как лицо новой политической реальности

Изображение с сайта acting-man.com

До тех пор, пока политический истеблишмент США не осознает, что Трамп — не болезнь, а всего лишь ее симптом, бороться с ним будет бессмысленно. Именно поэтому ему и удалось набрать такую популярность и возбудить к себе такой уровень ненависти.

Трамп, как истинный тролль 80-го левела, питается этой ненавистью и растет на ней как на дрожжах. Чем больше журналисты, эксперты и политики-оппоненты пишут и говорят о нем негатива, тем больше этот негатив расходится в социальных сетях, подпитывая к нему все больший интерес тех, к чьему мнению, или, вернее, к чьему подсознанию он взывает. Еще лет двадцать тому назад крупнейшие СМИ его бы просто засмеяли и затем забыли бы о нем, навсегда исключив из публичной политики. Сегодня это невозможно. Дональд Трамп как явление живет и размножается в социальных сетях. И традиционные политические инструменты и медиа сделать с этим ничего не могут. После избрания Трампа кандидатом от республиканцев британская The Guardian призвала все СМИ и все политические силы обрушиться на Трампа всей мощью своих политических и медийных инструментов. Думается, к ноябрю политики и эксперты по обе стороны Атлантики обнаружат, что этим они только сыграли на руку Дональду Ужасному.

Как ни парадоксально, но сам по себе Трамп — не политик в традиционном понимании. Он — интернет-мем. Вирусный контент, воспроизводящий сам себя. Но еще то, что он делает и других игроков на политическом поле такими же, как он сам интернет-мемами. И этим-то и можно объяснить, почему уровень поддержки и уровень ненависти к нему и к Хиллари Клинтон сравнимы и растут одинаковыми темпами. Потому что Клинтон стала таким же мемом, только для тех, кто не готов смириться с новой Трамп-реальностью.

Если подвести итог, то в ходе нынешних выборов мы наблюдаем протестное голосование не потому, что американское общество разделилось пополам в отношении симпатий и антипатий к Трампу и Клинтон. Это — протестное голосование против старой политической системы (сторонники Клинтон) и за ее коренной слом, пока без четкого понимания того, какой должна быть новая политика (сторонники Трампа).


Ке фер-то? Фер-то ке?

(Из рассказа Тэффи. В переводе с нижегородско-французского означает: «Что делать? Делать-то что?»)

Очевидно, что до тех пор, пока политический истеблишмент США будет пытаться бороться с Трампом старыми методами, он будет только играть ему на руку. Сперва журналисты и эксперты задавались вопросом, неужели Дональд сможет попасть в список кандидатов от республиканцев, затем — неужели он и вправду сможет стать кандидатом в президенты от партии, а теперь недоумевают — неужели он сможет выиграть выборы?

Сможет. Трампу удалось взломать систему. Не то чтобы он был гением. Рано или поздно это кому-нибудь все равно удалось бы. В результате правила игры меняются на ходу, а авторитетное издание Politico утверждает, что даже если Дональд проиграет Клинтон, то все равно он останется в американской политике навсегда. Ну, если не он, то подобные ему.

Рано или поздно всем придется признать, что наряду с новой экономической и социальной реальностью мы имеем дело с новой реальностью на политическом поле. И научиться с этим жить: поменяв правила или подстроившись. Изменив институт выборов или создав новые политические силы. Подстраиваясь под новые реальности или формируя их заново.

Как конкретно? Я не знаю. И никто не знает. В этом и состоит особенность революций: практически всегда их последствия весьма далеки от тех целей, которые преследуются в самом начале.

Да, приходится признать, что Трамп — лицо американской революции, происходящей прямо у нас на глазах. И отметить, что наличие соревновательных институтов и устойчивой политической конкуренции делает революции хоть и не очень приятным явлением, но все же событием бескровным и даже в какой-то мере занимательным. Уж во всяком случае, в США пока обходится без многомиллионных митингов и погромов.

Оказалось достаточно Трампа.

Борьба интернет-мемов. Трамп как лицо новой политической реальности

Фото: Reuters

Новости по теме

Новости партнёров