Оппозиция на час захватила белорусское телевидение

Александр Класковский, "Белорусские новости"

Такого взрывного эфира на БТ не было уже тысячу лет. Пришедшие кандидаты — их было девять, то есть собрались все, кроме действующего президента — оказались в ударе и смогли по максимуму использовать неудобный формат.

Встречный бой подполковника Статкевича

Выиграли те, кто не попался на удочку пересказа программ, а навязал встречный полемический бой.

Подполковник в отставке Николай Статкевич действовал по правилам военного искусства, включая военную хитрость. Так, попросив слова для реплики на экономическую тему, он высказал все то, что думает об избирательной системе. В целом Статкевич, ранее имевший репутацию уличного бойца (да и срок на "химии" отбыл за "массовые беспорядки"), закрепил свою новую славу талантливого оратора.

В том же духе, играя на обострение, вел себя и Андрей Санников. Вообще, он заметно прогрессировал как публичный политик за этот короткий период предвыборной гласности — стал говорить энергичнее, увереннее. И, что важно, научился улыбаться.

Несколько емких острых фраз удачно ввернул Рыгор Костусёв, хотя порой лаконизма ему не хватало.

Раскрепощенно выглядел Виталь Рымашевский: ясный белорусский язык, выразительная жестикуляция, афористичные пассажи. Он показал пример, как надо отвечать на вопросы с подковыркой, типа — а как обеспечите кредиты под 3%? Ответ был как укол рапиры: достаточно, чтобы власть не воровала!

Именно так — по правилам фехтования, а не жевания манной каши — и надо действовать в теледискуссии, особенно при дефиците времени и жестких ведущих.

А вот Ярослав Романчук, Алесь Михалевич, Виктор Терещенко, клюнув на реверансы, принимались вдохновенно пересказывать свои программы — и порой тонули в деталях. Впрочем, каждый из них тоже блеснул парой хлестких реплик.

Даже раскритикованный ранее за скованность и, скажем так, чрезмерную лапидарность Дмитрий Усс на сей раз подкупил своей упорной вариацией на тему "Карфаген должен быть разрушен" — то бишь, должен быть обеспечен честный подсчет голосов через поправку в Избирательный кодекс, которой он, Усс, таранит крепостную стену режима всю эту кампанию.

Владимир Некляев явно использовал домашнюю пиар-заготовку: после вступительного слова покинул студию, поскольку это, мол, не дебаты, а — курам на смех. Хлопанье дверью — ход, конечно, эффектный, но тут можно вспомнить и такую истину: отсутствующий всегда неправ. Во всяком случае, медиаэксперт Павлюк Быковский в интервью для Naviny.by высказал мнение, что "ведущим удалось смазать эффект" от этого демонстративного поступка лидера кампании "Говори правду!".

Эксперт аналитического центра "Стратегия" Валерий Карбалевич в интервью для Naviny.by отметил, что налицо был конфликт двух сценариев.

"Власти в лице ведущих пытались утопить сюжет в борьбе между кандидатами, а также утопить принципиальные проблемы, стоящие перед страной, в частностях", — считает политолог. В свою очередь, ряд кандидатов пытались поломать этот сценарий, поставить ребром вопрос вопросов — о свободных выборах, подчеркнул собеседник. В итоге "ни один из сценариев не удалось реализовать в чистом виде".

Добавим: хотя по ходу оппозиционные кандидаты экспромтом поддерживали друг друга, все же чувствовалось отсутствие согласованной тактики (не говоря уж о платформе).

Плюрализм ради галочки

Эти дебаты власть продает Западу как одну из либеральных фишек нынешней кампании. Пункт о них появился год назад в Избирательном кодексе, когда его слегка перелицевали в угоду диалогу с Европой.

Сначала планировалось, что все это дело пустят в записи, но оппозиция, Брюссель и ОБСЕ стали проедать плешь: недемократично, цензура, диктатура и все такое… Ладно, черт с вами!

Пока с 22 ноября по 3 декабря шла серия радио- и телевыступлений кандидатов с изложением программ, наверху, кстати, могли прийти к выводу, что не так уж страшен черт — этот живой эфир. В основном не искушенных в тэвэшной кухне политиков из андеграунда можно ослепить юпитерами, зажать неудобным ракурсом и, главное, форматом, регламентом. Короче, обставить дело так, чтобы те чувствовали себя неуклюже, не могли раскрыться, зато по максимуму прокалывались.

В западных демократиях дебаты, как правило, дольше — часа полтора. Важный момент: там ТВ не государственное, а общественное. То есть более плюралистичное, доброжелательное к идейной полифонии. И ведущим там доверяют больше. И организуется это ристалище по всем правилам жанра: с простором для полемики, в несколько туров. Не припомню, чтобы где-то собирали сразу такую толпу и втискивали мероприятие в один час.

А самое главное: в развитых демократиях немыслимо, чтобы кто-то из соперников дебаты проигнорировал. Это позор и крест на политической карьере.

Если хотите, это и тест на демократичность страны. Например, Обама от дебатов не улизнет, а вот Дмитрий Медведев в 2008-м от этого дела ушел.

"Дебаты — это когда садится действующий президент, один или два его оппонента, ведущий, которому доверяют все, и на равных дискутируют»"когда садится действующий президент, один или два его оппонента, ведущий, которому доверяют все, и на равных дискутируют", — рассуждал накануне Николай Статкевич.

Ага, держите карман шире!

Кебич вон по наивности сходил на дебаты…

Первые и последние до сегодняшнего дня теледебаты на белорусском телевидении состоялись в 1994 году.

Хотя у БТ и не было опыта, тележурналист Эдуард Мельников провел их четко, как по учебнику. А самое главное — в кадре был тогдашний хозяин страны премьер Вячеслав Кебич. Его-то и побил в стиле "Лучшая защита — это нападение" напористый директор совхоза Александр Лукашенко. Премьер ответил за весь постсоветский бардак. Точнее, отвечал невнятно, что и сыграло фатальную роль.

Справедливости ради добавим: Лукашенко был не просто совхозным директором, но и прежде всего — депутатом Верховного совета. В отличие от нынешних кандидатов, начинавших телеэфиры с изложения биографии, он не имел нужды долго разжевывать, кто таков. Гневный облик депутата Лукашенко, неустанно бичевавшего в Овальном зале бюрократизм и коррупцию, был известен каждому белорусу.

Подчеркнем: провинциального агрария сделало политиком, раскрутило на всю страну именно телевидение, которое тогда показывало парламентскую жизнь широко и с разных точек зрения, давало слово всем сторонам.

После победы же Лукашенко на первых президентских выборах медиасфера была зажата, взята под колпак. Государственные СМИ стали работать на концепцию "В стране есть только один политик".

Вот почему сегодня конкуренты официального лидера, получив крохи эфира, вынуждены долго объяснять, с какой луны они свалились. Ну а действующий глава государства, как видим, в одной студии с ними и садиться не желает. Кебич вон по наивности сходил на дебаты в 94-м…

Не кисло!

Впрочем, именно факт отсутствия самого рейтингового кандидата его оппоненты смогли обратить во время дебатов в свою пользу. У Дейла Карнеги этот прием называется "Сделать из лимона лимонад". И получилось, надо сказать, не кисло.

Во-первых, Некляев, Санников, Статкевич били в одну точку: в таком виде это не дебаты, а пародия!

Во-вторых, тот же Статкевич удачно избрал форму заочной полемики с отсутствующим кандидатом — и, естественно, выиграл этот футбол в одни ворота с разгромным счетом.

К тому же гости студии четко отмели попытки столкнуть их лбами. Костусёв не поддался соблазну пройтись по так называемым пророссийским кандидатам, хотя его партии они совсем не по нраву.

Более того, кандидаты совместно прочли ведущим маленькую лекцию о том, каким должно быть настоящее, а не пропагандистское телевидение. А главное — убедительно апеллировали к зрителям: помогите добиться дополнительного эфира, требуйте свободы СМИ!

Кроме того, ряд кандидатов — Некляев, Санников, Статкевич, Рымашевский, Романчук — классически использовали ТВ и в качестве коллективного организатора, повторив свой рефрен: встретимся вечером 19 декабря на площади! А также методично вбивали в сознание электората: не хотите, чтобы ваши голоса украли — никакого досрочного голосования!

После этих дебатов ежику понятно, почему власть держит монополию на ТВ. Если бы острые политические дискуссии были у нас обыденностью, как на Западе, то от пропагандистских мифов о белорусском чуде и непогрешимом руководстве давно остались бы рожки да ножки. И соотношение рейтингов было бы совсем иным.

И вообще, мы, пожалуй, жили бы в другой стране. Наверняка более современной, более гармонично вписанной в контекст Европы XXI столетия. Да, жить в демократии, при свободных СМИ правящим элитам всегда менее комфортно. Но более комфортно — народу.

Как говорит кандидат Ярослав Романчук: "Думайте, люди, это совсем не больно!".

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров