Эксперт: Понимания ценности свободы СМИ у многих кандидатов нет

"Ежедневник"

Участие в избирательной кампании сыграло с некоторыми кандидатами в президенты дурную шутку. Почувствовав повышенное внимание к собственной персоне со стороны общественности, они, видимо, решили, что популярность в массах будет прирастать сама собой, являясь следствием их неземной красоты, феноменальных декламаторских способностей или результатом гениальной, не похожей на другие предвыборной программы. Во всяком случае ряд политиков даже не озаботился назначением пресс-секретарей и созданием собственных пресс-служб.

Разумеется, наиболее активные кандидаты в президенты таких ошибок не допустили. Однако количество и качество информационных поводов, связанных с агитационной кампанией, по-прежнему оставляет желать лучшего. Насколько оппозиционные кандидаты оказались готовы к взаимодействию с прессой в ходе нынешней предвыборной кампании? Об этом "Ежедневник" попросил поделиться мнением шеф-редактора газеты "Народная Воля" Светлану Калинкину:

– На самом деле большие вопросы возникают по многим кандидатам относительно их истинных целей участия в данной предвыборной кампании. И, как я понимаю, от этих целей зависит работа пресс-служб и вообще существование таких структур. Хотя, на мой взгляд, ошибка, уже сегодня считать, что Некляев, Санников или кто-то из других кандидатов – большая персона и ее необходимо отгородить от прессы посредством пресс-секретаря. Это технологическая ошибка. Потому что пресс-служба должна инициировать интерес прессы к своему кандидату, анализировать, на что реагируют СМИ, на что нет, придумывать поводы, а не ждать, что пресса сама будет стремиться написать о том или ином политике. Тем более, надо учитывать белорусские реалии и немногочисленность редакций независимых изданий.

Но, по большому счету, наши кандидаты исходят из того, что независимые СМИ, которые есть в Беларуси, создать информационный прорыв не могут. Поэтому большой любви и, соответственно, большого внимания к таким СМИ я не вижу. Но, что более для меня удивительно, нет серьезного отношения к электронным СМИ. Ведь представители оппозиции пять лет ждали, пять лет просили, пять лет упрекали власть в том, что они не могут выступить и донести свои взгляды до людей. И вот им дали выступить. В результате оказалось, что многим кандидатам просто нечего сказать. Я даже не беру Усса. Я, в принципе, считаю, что это какой-то алогизм. Человеку надо все-таки адекватно себя оценивать. Но мне не вполне понравились выступления и более известных кандидатов. Я считаю, что все-таки большая ошибка при выступлении по электронным СМИ перегружать их какой-то рациональной информацией. Давно известно, что народ реагирует эмоционально. Он не столько слушает, что человек говорит, сколько смотрит, как человек говорит. Ведь в нашей ситуации кандидаты должны "зажечь" людей. Многие граждане разочарованы ситуацией в стране, многим происходящее не нравится, и они не то что на площадь – голосовать идти не хотят. Потому что у них апатия, они устали, разочарованы. Но если кандидат тоже устал, ему все это надоело, то какой посыл он может дать зрителям, как он может "зажечь" людей?


– Возможно, проблема кандидатов в том, что с точки зрения эмоциональности очень высокая планка телевыступлений поднята Александром Лукашенко? Но он постоянно практикуется. У оппозиционных кандидатов такой практики нет. Может, стоило бы обратиться к специалистам?

– Но ведь и 16 лет назад Лукашенко вел себя совершенно иначе, чем нынешние кандидаты. Он говорил много, он выступал по любому поводу, он всегда очень хорошо чувствовал аудиторию. Он на "Радио Свобода" говорил одно, а приехав в российскую Госудуму – другое. Он не боялся показаться некомпетентным.

Вроде бы у оппозиционных кандидатов есть специалисты по масс-медиа. Но здесь надо говорить о пиаре. У нас вообще рынок пиар-технологий, а политический пиар особенно, он не развит. Специалисты в данной сфере в Беларуси оказались невостребованными и уехали в другие страны. Однако самое тревожное кроется в том, что у многих политиков нет понимания необходимости политического пиара. Возможно, они считают, что качественный пиар – удовольствие дорогое и лучше за эти деньги накормить горячим супом стоящих на пикетах единомышленников. Суп, безусловно, тоже нужен. Но, мне кажется, причины поверхностного отношения к коммуникационным технологиям кроются в другом.

Власть традиционно критикует оппозицию. Эта критика настолько грязная, настолько постоянная, настолько неэффективная, что на нее уже никто не реагирует. Независимые же СМИ и независимые аналитики стараются оппозиционеров не критиковать: мол, и так их, бедных, долбают, лучше уж промолчать. Но такой подход, отсутствие конструктивной критики привело к тому, что оппозиция считает, что все делает правильно. А если иногда элементы критики и проскальзывают, то воспринимается это очень болезненно. Да и выводы делаются не по существу поднятого вопроса, а говорится обычно о том, что журналиста купили. Самим же оппозиционным политикам, на их взгляд, в условиях диктатуры все простительно.


– В результате попыток делать журналистов крайними оппозиционные политики лишают себя части информационных ресурсов. Насколько такая позиция оправдана, особенно в ходе предвыборной кампании?

– Это все означает, что люди, которые твердят о свободе СМИ, у которых основным лозунгом является свобода СМИ, на самом деле точно так же относятся к прессе, как и нынешняя власть. Ты пишешь про меня хорошо – мы с тобой друзья. Ты пишешь про меня плохо – мы с тобой не общаемся. Вообще, понимания ценности свободы СМИ у многих кандидатов нет. Можно вспомнить тот прокол, когда представители националистического блока формировали теневое правительство. Я с ужасом обнаружила существование в списке "портфелей" пост министра информации. Возникает вопрос: какие же вы демократы, если сохраняете Министерство информации? На самом деле многие люди, говоря о свободе СМИ, также хотят эти СМИ контролировать.

– Кто из кандидатов ведет все-таки наиболее успешную пиар-кампанию, наиболее грамотно взаимодействует со СМИ?

– Я думаю, что если бы с такой просьбой оппозиционные кандидаты обратились к белорусским пиар-агентствам, агентства бы отказались. Ведь согласие означало бы, что их владельцы намерены уезжать из страны. Но я уверена, что людей, которые неофициально могут помочь и подсказать, как профессионально решить те или иные вопросы, и в Беларуси, и за ее пределами достаточно. В результате, на мой взгляд, наиболее технологично и уверенно работает команда Некляева. Хотя и там члены команды да и сам кандидат допускают ошибки. Одна история с замученным в детстве котом чего стоит! Попытка ее "отмотать" лишь наоборот подогрела интерес к теме. В итоге, если президентские выборы 2001 года ассоциируются с делами об исчезнувших политиках, а выборы 2006 года – с фразой Александра Козулина "Саша, где деньги?", то выборы 2010 года – с некляевским котом. Я надеюсь, до 19 декабря эти ассоциации все же изменятся.

Говоря о профессионализме, я считаю, что наиболее качественно, каждый день анализируя ситуацию, в нынешнюю кампанию работают в команде Лукашенко.


– Что бы ты могла посоветовать пресс-службам кандидатов?

– Самое главное – не спать. Все, что происходит с кандидатом, вокруг него, нужно сообщать. Помимо распространения общей информации нужно делать адресную рассылку и желательно конкретным людям. Стоит учитывать, что не каждая информация одинаково интересна всем изданиям. Если человек хорошо ориентируется в информационном пространстве, то он может себе представить, что может быть интересно "Нашай Нiве", что – "Белгазете", что – "Ежедневнику", что – "Народной Воле". И очень важно, чтобы кандидаты и их команды не воспринимали журналистов в качестве обслуживающего персонала. В противном случае рано или поздно такой подход может обернуться против самих политиков.

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров