Глен Хэнлон: побег на взлете

Дмитрий Власов, Naviny.by

Скоропостижный отъезд главного тренера белорусской хоккейной сборной Глена Хэнлона на работу в Швейцарию вызвал полярную реакцию: от "имел право" до "ах ты, предатель".

"На кого ты нас оставляешь, Гленушка?" — наверняка подумали многие, узнав, что канадец пакует чемоданы, не дожидаясь окончания чемпионата мира в Минске. Пора, увы, понять: спорт — это бизнес, холодный и расчетливый. Ты вывернешься наизнанку перед своим конкретным сегодняшним работодателем, но завтра точно так же вывернешься перед его конкурентом, который перекупил тебя ночью. В твоих глазах будет гореть огонь искренности, но лишь потому, что иначе тебе предпочтут другого.

Сантименты будут в тебе жить лишь до того момента, пока их не убьет хладнокровная расчетливая рука. В Хэнлоне их убили пять лет назад, когда убрали из минского "Динамо". Можно много рассуждать, "спринтер" он или "стайер", говоря по-русски, способен он выполнять задачи на коротком отрезке (чемпионат мира, олимпийский турнир) или готов тянуть лямку весь сезон (КХЛ). Тогдашний босс федерации хоккея Наумов вспылил невовремя, озадачив все руководство спортивной отрасли.

Хэнлон вернулся, когда его обидчик уже был не при делах. Но пункт пребывания все равно напоминал о том, "што раньш было". Канадец по-прежнему казался искренним, предпочитал конфликтам диалог и в итоге собрал всё самое сильное, что имел белорусский хоккей. Для выполнения поставленной задачи — выхода в четвертьфинал — тренер как мог задействовал оба сопутствовавших обстоятельства: родные стены (внутренняя мотивация игроков + поддержка трибун) и неоптимальность соперничьих составов. Хотя всем топ-сборным белорусская команда все же проиграла: США (1:6), Финляндии (0:2) и России (1:2) на предварительном этапе и Швеции (2:3) — в первом раунде плей-офф. Выиграл бы у скандинавов, повторив чудо Солт-Лейк-Сити, и его портрет в натуральную величину стоял бы в кабинете у каждого хоккейного чиновника — на счастье.

Вряд ли мы скоро узнаем, когда и как в карьере Хэнлона материализовался швейцарский вектор. Хотя канадцу стоило бы подробно объясниться. А то, если ограничиваться лишь официальной информацией и наблюдениями со стороны, получается, что готовил сборную, имея на руках контракт минимум до середины 2015 года, купался в болельщицких надеждах и одновременно вел закулисные переговоры на предмет "грамотно соскочить".

Глен наверняка проклинает тот день, когда информацию о его дальнейших планах вывалили на свои страницы журналисты вездесущей швейцарской газеты Blick. Он и предположить не мог, что информация о его кулуарных переговорах будет так безжалостна "слита". Забыл, или, скорее, не знал западную медийную кухню: любое уважающее себя СМИ имеет платных информаторов. А некоторые работают и за "спасибо": им вполне достаточно использовать инсайд в собственных целях.

Реакция Хэнлона на обнародование его договоренностей была жалкой. Оказывается, ему никто не звонил, в материале нет его цитат. А зачем они? Неужели он не ограничился бы дежурным "ноу комментс"? Поступок журналистов, опубликовавших "слив" перед матчем со Швейцарией, канадец назвал нечестным. Хотят, мол, выбить из колеи накануне важного матча. А каково тогда было читать Blick его швейцарскому коллеге Шону Симпсону, место которого застолбил Хэнлон? Так что — баш на баш.

В итоге Глен ничего не опроверг, и стало ясно: и дым есть, и огонь.

В принципе, переговоры с новым работодателем до истечения контракта со старым — практика абсолютно нормальная. Хэнлону важно было уйти на подъеме: он наверняка понимал, что следующий ЧМ не станет таким успешным, как ни старайся. А это автоматически понизило бы котировки тренера на рынке труда. И стоило ли огород городить с двухлетним контрактом?

Сейчас Хэнлон объясняет свой "трансфер" необходимостью быть с семьей. О чем же он думал год назад? Попахивает наивностью или сознательным введением в заблуждение. "Специалисты, работающие за границей, обычно привыкают к таким условиям", — с этими словами главы хоккейной федерации Евгения Ворсина вполне можно согласиться. Хэнлон знал, на что шел. Тем более — в третий раз.

Наверняка он хотел все обставить красиво: ребята, вот вам четвертьфинал, работа сделана, контракт еще в силе, но есть семейные обстоятельства непреодолимой силы. Не получилось: помешали злобные писаки. А ведь именно они будут отслеживать альпийский этап карьеры рыжего канадца. И, если карта не ляжет, первыми сообщат о намерении швейцарской федерации расстаться с Хэнлоном.

Сейчас, кстати, он в весьма выгодном положении. Одно дело — принимать дела в сборной, завоевавшей серебряные медали (в прошлом году), совсем другое — команду, замкнувшую десятку. В первом случае: более чем вероятный шаг назад — провал и отставка, во втором: вполне возможный шаг вперед — почет и продолжение сотрудничества.

Ну а на крайний случай есть вариант четвертого пришествия в Минск — аккурат к олимпийскому квалификационному турниру. Во имя победы мы простим Глену его сегодняшние кульбиты. Разве не так?

Новости по теме

Новости других СМИ