"Смотрите, как бы не появилось заявление об изнасиловании..."

Пресс-служба кампании "За справедливые выборы 2012"

Наблюдатель по Витебскому октябрьскому округу №20 (участок 48) Вадим Кузьмин поделился непростым опытом наблюдения за избирательным процессом 18 сентября.

-- Сразу после регистрации мною было подано, согласно Избирательному кодексу, два предложения. Заседание по их рассмотрению прошло без моего присутствия, ответ отправлен по почте. Я выразил недоумение по этому поводу, и тогда заседание провели при мне. В результате – отказ.

Вначале сложились нормальные отношения с председателем участковой избирательной комиссии Трушаниной Татьяной Ивановной, директором Государственного политехнического лицея № 1 имени Шмырева, Лазо 103. Правда, они тут же начали портиться. Уже вчера я заметил, что на участок постоянно приходят группы студенток по 5-6 человек. Они сразу подходят туда, где висят листовки. Говорят: «Вот он!» и читают только одну листовку – кандидат от власти по фамилии Бохан. Потом берут бюллетени и голосуют – полагаю, за него же. По ходу дела им вручают сувениры…

Меня все это заинтересовало, и я вышел в фойе. Там, рядом с дверью на избирательный участок, за столом сидели две девушки-лицеистки, очевидно местный актив БРСМ. Прежде чем зайти на участок, все группки студенток подходят к ним, там звучит все та же фамилия Бохан, упоминаются сувениры. Далее все повторяется.

Меня заинтересовало, как работает этот конвейер, и я прошел со студентками в общежитие. Те, кто вернулись с участка, заходили к подругам, и теперь уже те шли голосовать… Я узнал фамилии активисток, вернулся на участок и написал жалобу, которую передал Татьяне Ивановне. Следствием ее стало непринятие мер по незаконной агитации за одного кандидата. Наоборот, мне устроили скандал, девушки-активистки были приглашены на участок, после чего участок уже превратился в кабинет директора лицея, куда были вызваны на ковер нерадивые ученицы.

Девушки были усажены за стол комиссии и начали писать объяснение: как получилось, что наблюдатель Кузьмин узнал их фамилии и почему они вообще с ним разговаривали? Словом, с 17.58 до 19.00 избирательный участок как участок не функционировал, что так же является грубым нарушением избирательного законодательства.

Но и это еще не все. На участок приехали исполкомовский идеолог Денис Грудкин и мужчина в штатском. Они сообщили мне, что видели в интернете мои сообщения о нарушениях и потребовали, чтобы они были ликвидированы.

-- Кроме того, -- доверительно сказали мне, -- вы тут заходили к девушкам в женское общежитие… Смотрите, как бы не появилось заявление об изнасиловании…

Впрочем, эти все мелкие пакости начались давно. Я ведь зарегистрирован кандидатом в Палату представителей Национального собрания от партии «Справедливый мир». Проблемы начались с того, что меня обвинили в недоплате государству полутора миллионов белорусских рублей. Потом все выяснилось, на что ушло много времени и нервов, но начались проблемы с размещением наглядной агитации. Оказалось, что мой оппонент (тот самый Бохан) разместил агитационный плакат буквально у дверей своего кабинета, и это нормально. Мне, чтобы разместить свой плакат рядом с его плакатом, потребовалось два дня мытарств.

Листовки с изображением Бохана висели всюду, где только можно. Мне всюду было нельзя. Даже магазины отказывались размещать мою наглядную агитацию. Требовалось множество согласований. Руководители предприятий, в процессе согласования, требовали чтобы я записывался в приемные дни, тогда приходил и тогда только можно будет обсудить этот вопрос…
Какие могут быть разговоры о равноправных и справедливых выборах?

поделиться

Новости по теме

Новости партнёров