Волонтер Стрижак: «На уровне медиков ныне проходит линия обороны»

Александр Томкович, Свободные новости
1 мая 2020, 10:09
Андрей Стрижак. Фото: euroradio.fm
Раньше гомельчанина Андрея Стрижака знали как правозащитника.Теперь о нем заговорили очень многие, кто имеет отношение к пандемии коронавируса. Андрей — основатель волонтерской компании в поддержку белорусских медиков. С ним беседует корреспондент Свободных новостей Александр Томкович.

— Расскажите о вашей структуре?

— Организация Covid-19 создана несколько недель назад, уже сегодня на постоянной основе (от 8 до 14 часов в день) в ней работают 30 волонтеров. Это, так сказать, костяк. У нас еще есть база из более 1100 человек, которые написали свои предложения об эпизодической помощи. Это в основном транспортные возможности по доставке грузов к конкретному месту назначения.

Кроме того, сейчас очень быстро развиваются региональные структуры. В Гомеле, Могилеве, Витебске, Бресте, Гродно уже работают волонтерские образования, которые самостоятельно ищут для медиков средства защиты или изготавливают их сами с помощью лекал. Речь в первую очередь о защитных щитках и защитных комбинезонах.

Следует также отметить, что в кампанию еще входит благотворительная медиа-платформа «Имена», которая сейчас сконцентрирована на помощи работающим с пожилыми людьми социальным работникам. Второй партнер — инженерная инициатива Хакерспейс. Можно сказать, они двигатель уже упомянутого производственного процесса —занимаются организацией работы швей и 3Д-печатников для изготовления средств защиты для медиков.

Еще один наш партнер — бизнес-структура ОДО «ГлобалТревел». До кризиса они занимались разработкой сайтов для медицинских учреждений. Это очень важный элемент нашей работы, который помогает взаимодействовать с Минздравом.

— И как вы работаете? У вас есть оперативная связь, координация между собой?

— Разработано несколько уровней коммуникации.

Первый — общение с теми людьми, кто ищет помощь или хочет помочь. В интернете есть специальные формы, которые может заполнить каждый человек и оставить заявку. Там работают два канала: один — это те, кто просит, другой — те, кто дает.

Уникальность кампании в том, что сейчас достаточно денег и у Минздрава, и у волонтеров, и у людей, которые хотят помочь напрямую. Но очень мало товара, который можно купить. Отсюда отдельное направление координации — закупки. Например, у нас есть специальный отдел, который занимается только Китаем, где работает этнический китаец и лучшие специалисты по маркетингу.

Респираторы, средства защиты стараемся покупать по минимальным ценам, потому что рынок сейчас сильно «перегрет», спрос значительно превышает предложение.

Мы постоянно звоним в районные больницы главным врачам, заведующим отделениями, постоянно ищем информацию в других источниках.

— Я понимаю, что цифры все время меняются, потому предлагаю за отправную точку взять момент нашего разговора. Сколько и чего?

— Количество респираторов и масок, переданных нами, превысило 50.000. Медикам передано десять тысяч пар нарукавников, шесть тысяч одноразовых хирургических халатов, сотни защитных очков полного профиля, то есть тех, которые полностью оберегают глаза. Сейчас мы приобретаем очень дефицитные и дорогие противочумные костюмы. Речь о десятках комплектов. Они многоразовые и очень нужные — в них медики «скорых» едут на экстренные вызовы.

Многое уже оплачено, но пока еще в полном объеме не поступило адресатам. Например, для Минской скорой помощи сейчас шьется пятьсот противочумных костюмов. За них уже заплачено. Поставки идут прямо из швейного цеха.

Для них же оплачен заказ на крупную поставку высоких бахил, защитных шапочек и нарукавников.

Не могу не сказать и про хирургические маски. На сегодняшний день нами закуплено и поставлено медикам больше двадцати тысяч одноразовых защитных масок. Очень качественных. Не из марли, а из нетканевого материала — спанбонда. Они защищают лучше.

Кроме наших масок, врачи пользуются собственными многоразовыми, которые нужно менять. Например, врач скорой помощи должен менять маску каждые два часа. А это значит — стирка. Мы нашли контакты с «Пятым элементом», «Электросилой» и «XXI веком», которые поставляют в Беларусь бытовую технику, они подарили медикам уже больше десятка стиральных машин. А благодаря сети магазинов «Мила» и «Е-доставке» от «Евроопта» нашли возможность бесплатных поставок им стиральных порошков.

— Как воспринимают вашу помощь рядовые медики и их начальники на разных уровнях?

— Должен сразу сказать, что мы работаем исключительно через главврачей, начмедов, главных медсестер. Почему это так для нас важно? Потому что мы передаем товарно-материальные ценности, на которые собрали у людей деньги. Мы непременно за них отчитаемся. Покажем, на что была потрачена каждая копейка. Естественно, будут нужны соответствующие документы.

Второй момент. Только работая через руководство, нашу помощь можно поставить на их баланс и проследить при необходимости дальнейшую судьбу. Информация о том, что больница получила какие-то вещи, среди врачей распространяется моментально.

Наши возможности не позволяют закрыть потребности всех пятисот больниц страны. Мы на это и не замахиваемся, поэтому действуем точечно.

Если же говорить о реакции самих медиков, то она очень эмоциональна и трогательна, потому что наша помощь поступает в те места, где зафиксирована очередная вспышка болезни и медикам приходится труднее всего. Особенно в райцентрах.

Мы работаем в тесном взаимодействии с Минздравом. За исключением мелких недоразумений, все хорошо.

— От налогов вас хотя бы освободили?

— Мы работаем в рамках законодательства и прекрасно понимаем, какая отчетность предстоит.

Вот прямо сейчас с помощью компьютера я вижу, что на счет известного волонтера Андрея Ткачева поступило около 250 тысяч рублей, а на тот, который открыл я, — почти 90. У нас же по закону в случае краудфандинга освобождается от подоходного налога сумма только семь тысяч. Со всего, что выше этой суммы, нужно платить 13% налога.

Безусловно, на сей счет мы уже связывались с налоговой. Там ответили, что такие случаи не единичны. Волонтерством сейчас занимаются многие. Они будут принимать решение в каждом конкретном случае индивидуально. Естественно, с учетом всех документов.

Мы надеемся, что нам пойдут навстречу, но морально готовы ко всему…

— Охотно ли люди занимаются сегодня волонтерством? Свойственно ли это белорусам?

— Нужно четко понимать одну важную вещь. Волонтерство больше свойственно обществам, где первичные запросы людей уже удовлетворены. То есть там, где больше культурных и социальных благ, у людей мысли не только о «куске хлеба», но и о том, как кому-то помочь.

Я уже давно занимаюсь волонтерством, понимаю, какие мотивы движут людьми, и могу сказать, что сейчас в Беларуси возникла несколько иная ситуация. Под угрозой базовые основы «пирамиды Маслоу» — жизнь, здоровье, безопасность тебя и твоих близких. На мой взгляд, в Беларуси это самая главная причина массовости волонтерского движения. Люди понимают, что на уровне медиков ныне проходит линия обороны. Если мы ее не удержим, ситуация может быть непредсказуемой. Нас попросту будет некому лечить.

— Почему этим занимаетесь лично вы? Грустный опыт фонда «Детям Чернобыля» и лично Геннадия Грушевого показывает, что большинство людей быстро забывают добро. Не постигнет ли волонтерство такая же судьба?

— Я занимаюсь волонтерством уже шесть лет. Свою деятельность я принимаю лишь в контексте основных прав человека. В данном случае — права на жизнь.

Независимо от взглядов и позиций люди равны в своих правах. Нельзя их делить на хороших и плохих.

А с фондом Геннадия Грушевого мы немного разошлись по времени. Я 1985 года рождения.

Фонд «Детям Чернобыля» активно работал в девяностые годы. Шла трансформация системы, государство только начало перестраиваться и только-только начал подниматься бизнес. В большинстве своем он был далек от благотворительности и жил по правилам тех лет. Без контактов с белорусским государством все, кто занимался этой темой, обойтись не могли.

Теперь ситуация кардинально другая.

Я приветствую работу государства в борьбе с пандемией. И помощь ему простых людей, которые за короткий срок собрали миллионы евро.

Но государство не в состоянии действовать так же быстро, как волонтеры, ибо у него правила, регламентации, бюрократический аппарат.

То, что мы сделали за эти две-три недели, никто раньше ни за какие деньги не сделал бы. Такое можно сделать только бесплатно.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ