Исследование: в Беларуси от коронавируса умерло в 10 раз больше людей, чем говорит Минздрав. О чем ещё молчит «власть»?

Ирина Михно, kyky.org
20 октября 2020, 12:29
Иллюстративное фото
В Беларуси уже заявили о второй волне коронавируса, но так и не сказали, как страна пережила первую. По официальной статистике властей, к концу июня от эпидемии погибло 392 человека – эксперт isans Андрей Елисеев рассказывает, почему этим цифрам нельзя доверять. и объясняет, какие ошибки совершила беларуская «власть», упорно доказывающая всему миру, что на отлично справилась с covid-19.

В Беларуси коронавирус убил не меньше людей, чем в Италии



Эпидемия коронавируса в Беларуси официально началась 28 февраля – в этот день Минздрав заявил о первом заболевшем. Им оказался студент БНТУ из Ирана. И вот на календаре уже октябрь, но Белстат всё ещё не опубликовал официальную статистику смертности в стране за второй квартал – то есть за время первой волны Covid-19. Вероятно, таким образом ведомство решило поберечь нервы беларусов.

Но «Акелла промахнулся»: данные о количестве смертей в нашей стране «власти» передали в ООН, а те их опубликовали. Благодаря чему стало понятно, что с апреля по июнь смертность в Беларуси превысила среднегодовые показатели предыдущих лет примерно на 5500 человек. Если в мае прошлого года в Беларуси умерли примерно 10 600 человек, то в мае 2020-го – почти 12 тысяч. В июне 2019-го скончались около 9 300 человек, а в этом – более 13 тысяч.

Самое главное: из данных, которые опубликовала ООН, следует, что с марта по июнь количество смертей, связанных с COVID-19, вероятно, превысило 5 тысяч человек. Но если верить Минздраву, на 30 июня в Беларуси от коронавируса скончались «лишь» 392 человека. Официальная статистика, если верить ООН, была занижена в 10-15 раз.

Но, возможно, и ООН не знает реальных масштабов трагедии. Не так давно на medium.com опубликовали научную работу, из которой можно сделать вывод, что количество «избыточной смертности» в Беларуси апреле-июне, вероятно, еще более высокое.

Дело в том, что сопсостовление количества смертей за 2020-й с данными за 2019-й – способ «простой и интуитивный, но не совсем точный». И, скорее всего, занижает реальные показатели увеличения смертности в стране. Если вывести среднее значение «нормальной смертности» по месяцам и годам в Беларуси с 1980 года, станет ясно: реальное число «ненормальных смертей» с апреля по июнь 2020 года находится в диапазоне от 4,2 тысяч до 9,3 тысяч. Проще говоря, вероятно, в стране за это время умерло на 6,7 тысяч человек больше, чем обычно.

Если все так, спешим «поздравить» наш Минздрав: подобные показатели смертности автоматически вносят Беларусь в топ стран, которые больше всего пострадали от эпидемии коронавируса. Потому как количество «избыточных» смертей на душу населения в апреле-июне в нашей стране соизмеримо с показателями в Италии, США и Бельгии.

Тут важно заметить, что когда еще президент Лукашенко предлагал беларусам лечиться водкой и трактором, он сравнивал количество смертей от пневмонии по январю-марту. Мол, ничего страшного, эти смерти были всегда. Показательно то, что именно с апреля все сравнения с прошлогодней статистикой резко прекратились. Да и пассажи про народные методы лечения закончились. Однако, речи про карантин на высшем государственном уровне не было – хотя ученые всего мира не раз объясняли, почему эта мера необходима на этапе бурного распространения эпидемии.

Почему беларусы винят в смертях государство


Очевидно, чиновники из Минздрава также хорошо осведомлены о высокой смертности в Беларуси, как и эксперты ООН. Но это не мешает Минздраву рвать на себе рубаху и говорить, как «успешно» он проявил себя в апреле-июне. Замминистра Елена Богдан не раз заявляла, что Беларусь в борьбе с пандемией пошла тем же правильным путем, что и Швеция, где также не стали вводить карантин. Хотя правильность шведского подхода сомнительна: к концу сентября количество смертей от COVID-19 на душу населения там было примерно в 5 раз выше, чем в Дании, и примерно в 10 раз выше, чем в Финляндии и Норвегии.

При этом в Швеции была стратегия: во-первых, местные власти качественно информировали людей про распространение коронавируса. Как минимум, перед местными СМИ не стояла задача разгадывать ребусы Минздрава о количестве заболевших. Шведская пресса не высмеивала меры борьбы с Covid-19, газеты не удаляли со своих сайтов информацию про число случаев пневмоний в местных больницах. Статистические органы предоставляли самые точные данные, которые журналисты не ставили под сомнение. Шведские эпидемиологи не прятались от журналистов, а на ежедневно и терпеливо общались с представителями СМИ. Во-вторых, в Швеции все же ввели – пусть и незначительные – ограничительные меры.


А теперь давайте вспомним, как прошла первая волна Covid-19 в Беларуси – пресс-секретарь Минздрава просто не брала трубку, пресс-конференции о коронавирусе проводились раз в неделю. И получить ответы на все вопросы там не представлялось возможным. Тут же стоит отметить, что последнее полноценное общение с прессой по ситуации с коронавирусом чиновники беларусского Минздрава провели в апреле. Дальше по госТВ стране лишь рассказывали про самую эффективную в мире борьбу с пандемией. И показывали, как чествуют врачей и чиновников.

В Беларуси тоже была стратегия – заболевших быстро изолировали и начинали отслеживать всех, кто с ними контактировал. Но не вводили абсолютно никаких серьезных мер социального дистанцирования. Провал такого подхода стал очевиден уже к началу апреля, но власти продолжили упорно ему следовать. А потом и вовсе пустили ситуацию с эпидемией на самотек, в надежде на сезонный спад болезни и на большой фонд больничных койко-мест. Такой подход напоминает что угодно, только не «шведский» сценарий.

Еще немного сравнения: Шведские власти отменили крупнейший в мире полумарафон и другие спортивные соревнования. В Беларуси без каких-либо ограничений устроили футбольный и хоккейный чемпионаты.

Швеция еще в марте ввела ограничения на ивенты, куда может прийти больше 50 человек. Пока король Карл XVI Густав и шведские чиновники призывали граждан воздержаться от поездок и общения с родственниками в пасхальные выходные, Лукашенко призывал людей идти на службу в храмы. А потом и вовсе решил устроить праздничный военный парад в честь 75-летия победы.

В Беларуси не было не только карантина, но и серьезных ограничений социального дистанцирования (некоторые появились – но с большим опозданием). Например: обязательная самоизоляция людей, у которых проявляются симптомы коронавируса. Рекомендации работать на дому (если есть возможность). Рекомендация не пользоваться общественным транспортом и призывы избегать личного общения с людьми без необходимости. Обо всем этом в Швеции говорили изо дня в день – и молчали в Беларуси.

Также в Швеции были закрыты вузы и средние школы уже с 18 марта. Начальные школы не закрывались, но лишь для того, чтобы позволить медикам избежать необходимости находиться с детьми дома. В Беларуси не было общего перехода на дистанционное обучение. Да и каникулы в школах продлили только после многочисленных жалоб родителей.

Все это еще раз доказывает: подход Беларуси к коронавирусу напоминает туркменистанский либо таджикистанский, но уж точно не шведский. Если в Беларуси только за апрель-июнь количество смертей превысило 5 тысяч человек (и, вероятно, большая часть этих смертей связана с коронавирусом). То в Швеции только на 1 октября число смертей, связанных с Covid-19, достигло 5 тысяч. Из этого можно сделать еще один вывод: беларусская статистика смертности значительно хуже шведской.

Стадия отрицания беларуского Минздрава


Когда беларуские СМИ опубликовали зашкаливающую статистику смертности по мотивам ООН, исполняющий обязанности министра здравоохранения Дмитрий Пиневич дал фееричный комментарий: «Смотрите, Нацстат же собирает данные не от нас, а от ЗАГСов. Нацстат видит ту смерть, которую не видим мы, – судебную, смерти на дому. То есть Нацстат собирает данные через вневедомственные учреждения». То есть Минздрав в лице чиновника как бы сказал беларусам: смертей много, но это не к нам. Потому что якобы министерству, как Белстату, недоступны и неподвластны полные и оперативные данные по смертности.

Минздрав врет: еще 2 мая главврач даже не минской, а столбцовской районной больницы Светлана Глебко дала интервью местной газете. Где подробно рассказала об итоговых данных по смертности в районе за январь-апрель. Причем Глебко говорила как раз о том, что люди умирают абсолютно по разным причинам. Из чего можно сделать логичный вывод: оперативная информация по смертности по всей стране у Министерства здравоохранения есть.


Пиневич, вероятно, и так это знает. Но не спешит говорить, когда Минздрав озвучит детализированные данные по смертности во время первой волны коронавируса. Чиновник лишь оправдывает молчание министерства, говорит: «Никто эпидемию не оценивает по трём-четырём месяцам. Эпидемия оценивается по году. ВОЗовские специалисты, например, оценивают эпидемию вообще через полтора года. Вот тогда и будет видно».

Такое заявление – ничто иное, как очередная манипуляция. Действительно, есть такое явление, как «ускорение приближения смерти». Это смерть, которая в любом случае произошла бы по естественным причинам и без вмешательства эпидемии. Как раз такие случае эксперты считают только через «полтора года».

Но! Это точно не означет, что страны должны отказаться от ежемесячного мониторинга смертей. Если бы в мире не делали промежуточных итогов по ходу эпидемии, которые доказывали или опровергали эффективность принимаемых мер, то и смысл существовании ВОЗ и национальных эпидемиологических учреждений во многом подрывался бы.

Еще один интересный факт: если вы помните, в апреле в Минск приезжала миссия ВОЗ. Перед отъездом эксперты оставили в Беларуси рекомендации вроде ограничений массовых мероприятий. Это было накануне проведения военного парада, который даже не думали отменять. Беларуские власти открыто проигнорировал советы ВОЗ, но Минздрав продолжает манипулировать отсылками к организации в своих интересах.

И пока независимые СМИ пытаются донести до людей, что многое из действий «власти» в борьбе с коронавирусом – неправильно, госСМИ полностью поддерживают пропаганду. Они проигнорировали факт резкого роста избыточной смертности в апреле-июне. А в сентябре канал «Беларусь 1» и вовсе сообщил, что Беларусь «абсолютно точно победила коронавирус, потому что премьер Роман Головченко решился опробовать на себе российскую антикоронавирусную вакцину».

ГосСМИ не раз высмеивали и преуменьшали риски эпидемии. Например, на вопрос Лукашенко: «Вы видите коронавирус?», – журналистка ОНТ ответила: «Нет», – и задорно посмеялась. Стоит ли говорить, что такой подход единственного в стране телевидения влияет на критическое восприятие серьезной болезни людьми, которые верят ТВ? Наверное, лучше сказать о том, действия госСМИ попадают под правовую проверку об «оказании (информационных) услуг, повлекших смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения».

Минздрав уже официально заявил, что в стране началась вторая волна коронавируса. При этом вновь ни слова не сказал про ограничительные меры и рекомендации. И если в первую волну эпидемии медикам активно помогали активисты из кампании BY_Help, сейчас этого не будет. Ребятам просто небезопасно находиться в Беларуси – они прошли точку невозврата готовности помогать «власти». Учитывая все это, не надо быть профессиональным эпидемиологом, чтобы предположить: ситуация с коронавирусом в Беларуси будет только хуже. Так что не забывайте носить с собой маски и антисептики.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ