Владимир Мацкевич: Борьба индивидуальных предпринимателей уже проиграна


19 января 2016, 15:00
Против ИП выступают достаточно мощные социально-политические субъекты: государство, крупный бизнес и потребители.

Указ №222, вступивший в силу 1 января 2016 года, фактически парализовал рынки Беларуси. ИП не в состоянии выполнить требования указа по сертификации товаров, поэтому просто прекратили работу.

Последний Форум предпринимателей, который провела в Минске РОО «Перспектива», решил вести переговоры с властью – как минимум, до 25 января, до следующего Форума, подавляющее большинство ИП отказывается выходить на работу. Однако Лукашенко уже объявил, что «с 1 января закончились их (ИП. - ЕБ) медовые годы и надо работать в равных условиях, по соответствующим документам”. Многие ИП восприняли этот выпад как личное оскорбление.

Почему вокруг ИП сложилась столь дикая ситуация? Существуют ли цивилизованные способы решить проблему на данном этапе?

На вопросы Службы информации «ЕвроБеларуси» ответил философ и методолог Владимир Мацкевич.

- Указ №222 поставил ИП на грань выживания. Кто виноват в сложившейся ситуации: сами ИП либо государство, спешащее претворить в жизнь идеи ЕАЭС, даже вопреки национальным интересам?

- В массовом сознании существует конфликт двух сторон: индивидуальных предпринимателей и власти. В этом смысле обе стороны лукавят и не говорят о проблеме в целом, скрывая целый ряд обстоятельств, условий разворачивания конфликта.

В Беларуси наблюдается насыщенность рынка: нет дефицита товаров, рынок наполнен разного рода товарами во всех ценовых нишах. Казалось бы, такая насыщенность рынка ведет только к ценовой конкуренции и конкуренции качества. Если рассматривать соотношение «цена-качество», то именно этот параметр и сегментирует товарные рынки на разные уровни, на которых каждый потребитель может найти товар, подходящий именно ему: меньше цена – качество похуже, а за большие деньги можно приобрести качественный товар.

Но, как выясняется, белорусский потребительский рынок все равно испытывает определенные трудности, связанные с диспропорцией. Рассмотрим несколько аспектов: вывод денег, приграничная торговля, потребление за границей, когда белорусские деньги, которых и так не много в стране, оказываются в карманах продавцов ближнего зарубежья. А ряд предприятий торговли в Белостоке, Вильнюсе, других сопредельных странах существует в основном за счет белорусских потребителей, и оказываются конкурентоспособными. В Белостоке идет довольно жесткая конкуренция за белорусских покупателей. Это всего лишь маленький симптом той диспропорции, которая сложилась на белорусском потребительском рынке.

Соответственно, конкуренция за покупателя перемещается с количества товаров на их качество. Оказывается, что зависимость белорусской розничной торговли от логистических центров, оптовых поставок из других стран ведет к недовольству потребителя качеством товаров. Почему белорусский средний класс при любой возможности предпочитает отовариваться в ближнем зарубежье, а не в самой Беларуси? Возврат НДС, ценовые перепады не играют главную роль, потому что дорога, инфраструктурные расходы, связанные с приобретением товаров в ближнем зарубежье, иногда перекрывают предполагаемую экономию. Основную роль в этом играет уверенность, что товары в Польше или Литве имеют гарантированное качество. Товары, которые продаются индивидуальными предпринимателями на белорусских рынках, не гарантируют такого качества.

С одной стороны, ИП долгое время не были обязаны предъявлять гарантии качества, а после обязательства предъявлять сертификаты качества ИП попадают в зависимость от логистических центров и оптовых поставок из России. Целый ряд ИП, зная о введении с 1 января 2016 года указа №222, предприняли попытки на московских рынках получить документы, которые оказались поддельными.

В этом смысле мы попадаем в инфрастуктурную ловушку. Когда в свое время белорусские власти не только не способствовали, но даже препятствовали созданию крупных логистических центров, разворачиванию крупного бизнеса в самой Беларуси, созданию инфраструктуры, которая могла бы обеспечивать розничную торговлю поставками, то значительная часть розничной торговли переориентировалась на московских оптовиков, потому что челночный способ заполнения товарного рынка изжил себя еще в 90-ые годы.

Централизованные поставки товаров на розничный рынок завязаны на Россию, на Москву, что создает большие сложности – как потребителям, которые не могут быть уверены в качестве товаров, поступающих из Москвы, так и крупных торговых центров, которые ведут большую торговлю на розничном рынке. Супермаркеты, крупные торговые центры ведут ценовую конкуренцию с индивидуальными предпринимателями за счет того, что их товары обеспечены сертификатами, что предполагает более высокую цену на товар. Испытывая такую конкуренцию, крупные торговые центры пытаются повлиять на ситуацию, даже лоббировать указ №222.

Ситуация, которая складывается вокруг ИП, затрагивает не только самих индивидуальных предпринимателей, но и огромную массу потребителей, и крупных игроков, крупного бизнеса, работающего в той же сфере. Таким образом индивидуальные предприниматели оказываются в проигрышной ситуации – за них некому заступиться: крупный бизнес не может вступиться за ИП в силу ценовой конкуренции, а потребители скорее склонны признать давление на ИП как защиту собственных интересов.

- Это только один аспект проблемы. Предпринимательские структуры заявляют, что указ №222 выбросит на улицу порядка 500 тысяч человек – ИП, наемных работников и их семьи. Власть не пугает такое развитие событий?

- Поскольку индивидуальное предпринимательство обеспечивает работой огромное количество людей, то выставление им невыполнимых условий в белорусских реалиях подводит и к проблеме безработицы. Безработицы и отсутствия средств жизнеобеспечения огромного количества людей.

Если бы эти события происходили в условиях экономического подъема, то проблему можно было бы достаточно легко решить. А сейчас, в условиях экономического спада, такие действия лишь вызывают новые проблемы. А это значит, что правительство совершенно неспособно решать комплексные задачи.

В условиях заполненности товарного рынка требования властей сертифицировать товар выглядят вполне рациональными, разумными, но то, что эти действия ведут к росту безработицы, к потере средств для существования огромного числа домохозяйств, лишь усугубляет проблему.

В сложившейся проблеме прослеживается и политическая составляющая. Подобные проблемы, будучи чисто экономическими, требующими учета целого ряда факторов, находят, как правило, решение на политическом уровне, с участием политических сил, тогда как в Беларуси ни одна группа населения, ни одна целевая группа не имеет своего политического представительства.

Очень интересная ситуация складывается между РОО «Перспективой» - объединением предпринимателей, которое возглавляет Шумченко, и разрозненными радикальными представителями предпринимательских сообществ. Если «Перспектива» нацелена на переговорный процесс, то целый ряд горячих голов требуют более решительных действий: выхода на площадь, силового давления на власти.

Но если «Перспектива» хоть мало-мальски организована, пусть и чурается политики, как и все общественные объединения в Беларуси, она может выступать от имени большой массы предпринимателей. А разрозненные горячие головы среди предпринимателей не имеют ни организационных структур для реализации своих намерений, ни авторитета среди предпринимателей, ни связей с другими политическими силами.

Поэтому попытка некоторых политиков поучаствовать в процессе защиты предпринимателей выглядит как стремление половить рыбку в мутной воде: не имея прямых связей с предпринимательским сообществом, они пытаются использовать ситуацию для собственного пиара, собственных целей. Это все вызывает раздражение как со стороны «Перспективы», так и со стороны всего предпринимательского сообщества.

А власти пытаются изображать, или симулировать политический процесс, созывая Общественно-консультативный совет при Минэкономики, в котором представлен в основном крупный бизнес. Этот ОКС никоим образом не может представлять интересы предпринимателей.

Поэтому складывается патовая ситуация. Анализируя расклад сил, можно сказать заранее: борьба индивидуальных предпринимателей проиграна, против них выступают достаточно мощные социально-политические субъекты: государство, крупный бизнес и потребители. Потребители выступают, конечно, по умолчанию, потому что они еще меньше организованы в Беларуси, чем продавцы или работодатели, но настроения общества в целом явно не на стороне предпринимателей.

- Предприниматели готовились к переговорам с властью – до заявления Лукашенко об окончании медовых лет. После таких оскорблений ИП вряд ли захочется садиться за один стол с властью. Остались ли цивилизованные механизмы решения проблемы?

- ИП не хотят садиться за стол переговоров, не только потому, что их сегодня оскорбил Лукашенко.

Дело, скорее, в уязвимости позиции предпринимателей, которые не оспаривают необходимость сертификации товаров, они возражают только против порядка введения этой нормы. А значит, иного способа решить проблему, кроме переговоров, у них нет.

Поэтому эмоциональная реакция на слова Лукашенко означает ничто другое, как бессилие этого сообщества. И пока власть может настоять на своем и додавить предпринимателей.
Другое дело, что сила властей и возможность додавить предпринимателей ограничена экономическим кризисом и угрозой роста безработицы.

Думаю, что несмотря на внешнюю категорическую несговорчивость, власть пойдет на определенные уступки, переговоры. Но, опять же, в манере Лукашенко, в манере белорусских властей эти уступки будут подаваться не как уступки давлению со стороны предпринимателей, а как добрая воля самих властей.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ