"Шоу прекратите здесь устраивать!"

Виктор Федорович, belgazeta.by

Фото: Василий Семашко
Страсти кипят в суде Ленинского района Минска по делу известного бизнесмена Александра Муравьева, которого обвиняют в совершении налоговых преступлений.

Процесс начался 23 марта под председательством судьи Валентины Бортник. На минувшей неделе состоялось всего два судебных заседания, а обвиняемый уже нарвался на замечание от судьи с занесением в протокол с угрозой удаления из зала.

Напомним, что Александр Муравьев от дачи показаний в суде отказался (см. "БелГазету" N11 от 27 марта). Пока было допрошено всего два свидетеля. Первой показания дала бывший директор ­австрийской компании ATEC Trading Юлия Шаклеина. Ее допрашивали два дня, она, по сути, была свидетелем стороны обвинения, однако в суде заняла противоположную позицию.

Справка "БелГазеты". Александр Муравьев 30 января 2017г. судом Фрунзенского района Минска признан виновным в совершении преступлений по ч.4 ст.209 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере); ч.4 ст.16 к ч.4 ст.210 (организация хищения путем злоупотребления служебными полномочиями); ч.4 ст.16 к ч.2 ст.243 (организация уклонения от уплаты налогов); ч.6 ст.16 к ч.2 ст.243 УК (пособничество в уклонении от уплаты налогов).

Окончательно он получил 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима и конфискацией имущества.

В настоящее время Муравьев обвиняется по "чистой" ч.2 ст.243 УК (уклонение от уплаты сумм налогов в особо крупном размере). В этом деле, как и в прежнем, снова фигурирует австрийская компания ATEC Trading, причастная, по версии обвинения, к нанесению ущерба государству на сумму BYN351,6 тыс., которые в казну в виде налогов недоплатили СЗАО "Велосипедная компания МВЗ", ЗАО "МВЗ Техно", СЗАО "Мотоциклетная компания Минск-Мото" и ЗАО "Мотовело Интер". Период инкриминируемого преступления - 2013-15гг. Ущерб полностью возмещен.

По версии следствия, Муравьев "разработал преступный механизм осуществления финансово-хозяйственной деятельности, для чего в июле 2008г. при неустановленных обстоятельствах зарегистрировал на территории Австрийской Республики компанию ATEC Trading, разместил органы управления ATEC Trading в Минске, обеспечив деятельность и контроль за ними, и совершил мнимые сделки по поставкам товарно-материальных ценностей".

Компания ATEC Trading выступила посредником между реальным поставщиком - производителем товара и белорусскими предприятиями. В обвинении отмечается, что Муравьев "организовал фактическую деятельность ATEC Trading на территории Беларуси посредством назначения с 25 июля 2013г. на должность директора указанной компании Шаклеиной Ю.Г, неосведомленной о его преступной деятельности и введенной им в заблуждение относительно правового характера совершаемых ею действий, в качестве номинального директора".

Так же, как в прошлой истории, Муравьев признан следствием "фактическим руководителем" австрийских и белорусских компаний, директора которых названы в обвинении "номинальными руководителями". Из-за понимания и толкования этих терминов страсти и кипят.

В суде Шаклеина сообщила, что знакома с Муравьевым с 2002г., в разное время она была его личным помощником и помощником других руководителей.

В 2013г. с должности директора ATEC Trading уволился Александр Тудвасев и Александр Слуцкий (занимал различные должности в австрийских и белорусских компаниях) предложил ей временно занять место директора. Ее назначение было согласовано с главой представительства компании Ometa [учредитель ATEC Trading. - "БелГазета"] в России Ольгой Рудневой.

Затем Шаклеина ездила в Австрию, где было юридически оформлено ее назначение на должность директора ATEC Trading. Суть ее работы сводилась к подписанию договоров на поставки из Китая комплектующих для производства веломототехники по ранее заключенным соглашениям.

В ходе предварительного следствия Шаклеину не раз допрашивали. В своих показаниях она называла себя "номинальным директором", а Муравьева - "самым главным", который "фактически руководил" ATEC Trading.

КТО КОМУ ДОЛЖЕН?

Допрос в суде дался Шаклеиной нелегко. Вопросами ее забросали со всех сторон из-за того, что она, по сути, изменила свои показания.

Адвокат Игорь Крючков: - В судебном заседании вы пояснили, что следователь по своей инициативе использовал термин "номинальный директор", торговые отношения были налажены, вы глобальных управленческих решений не принимали, но вы подписали этот протокол. Почему вы согласились с этим? Что вы подразумевали под этим термином "номинальный директор"?

Шаклеина: - Я ничего не подразумевала. Когда был мне предоставлен протокол на подпись, я просила вносить правки, но "номинальный директор" остался. Что под этим термином понимается, я сама не понимаю. Если я какие-то действия, будучи директором, не совершала, это не значит, что у меня не было полномочий их совершать.

Крючков: - Остались ли задолженности белорусских субъектов хозяйствования по займам и договорам поставок товаров от ATEC Trading?

Шаклеина: - Да, насколько я помню, по разным договорам задолженность осталась не менее миллиона евро.

Справка "БелГазеты". Почему белорусские предприятия закупали китайские комплектующие для своих производств через ATEC Trading, выяснялось в первом суде над Александром Муравьевым и в ходе процесса по делу его брата Сергея. Такая схема, как утверждали некоторые свидетели и сами обвиняемые, возникла из-за действовавших в то время в Беларуси валютных ограничений.

При этом китайские компании продавали товары на условиях предоплаты, а белорусские покупали на условиях отсрочки платежей, ибо собственных оборотных средств не хватало. Еще один момент: китайские партнеры нередко срывали сроки поставок, за что белорусский получатель штрафовался. ATEC Trading же разруливала ситуацию, нивелировала негативные процессы, которые могли остановить производство и, более того, финансировала сделки.

Оказывается, по долгам белорусские предприятия так и не расплатились. При этом Муравьева обвиняют, что он действовал "из корыстных побуждений".

СВИДЕТЕЛЬ ПРОКУРОРУ: "ВЫ МЕНЯ ДАВИТЕ МОРАЛЬНО"

Братья Муравьёвы перед началом сеанса азартной игры с государством (слева направо: Сергей, Александр, Андрей)

Гособвинитель по фамилии Великий, задавая вопросы, требовал от свидетеля Шаклеиной конкретных и четких ответов по событиям почти 5-летней давности. Муравьев же заходил, что называется, издалека в плане знаний и источников Шаклеиной, когда она сообщила следователю под протокол, что Муравьев "самый главный".

В некоторых случаях обвиняемый и прокурор были солидарны, ибо ожидаемых ответов не получали. Великий даже позволил себе повысить голос на свидетеля, а Муравьев прямо-таки кипятился: повторял ранее заданные вопросы, пытался размышлять на, казалось бы, не имеющие к делу темы, что не осталось без внимания судьи.

Судья: - Муравьев, задавайте вопросы, а то я могу вас вниз отправить, дальше дело будем слушать без вас. Вы одно и то же спрашиваете!

Шаклеина в очередной раз сказала, что Муравьева она знает с 2002г., когда была у него помощником: "С тех пор я привыкла считать его своим руководителем".

Судья: - Вас же не силой заставляли подписывать [протокол допроса. - "БелГазета"].

Прокурор: - Почему вы не сказали, что я не знаю, какое имеет отношение Александр Муравьев к каким-то субъектам хозяйствования? Почему вы это не сказали следователю?

Шаклеина: - Я уже ответила на этот вопрос на прошлом заседании. Следователя мой вариант ответа не устраивал.

Прокурор: - Не устраивал! И что тогда сделал следователь? А? Расскажите суду. Заставил вас подписать?

Шаклеина: - Психологически…

Прокурор: - Как именно?

Шаклеина: - Так, как действуете вы сейчас.

Прокурор: - То есть?

Шаклеина: - Вы меня давите морально.

Прокурор: - Морально? И [повысил голос.- "БелГазета"] что же я выдавил из вас?

Судья: - Ни одного слова.

Прокурор: - Вы ни одного практически конкретного ответа не даете.

Шаклеина: - Потому что я могу отвечать только за свои действия.

Прокурор: - Но когда вы, подписав не единожды свои показания, начинаете заниматься их интерпретацией в том свете, в котором вам представляются какие-то выгоды на сегодняшний день, я у вас выясняю, с чем связано то, что вы не давали показания в тех формулировках, на которых сейчас настаиваете?

Шаклеина: - Это связно с тем, что в протоколах отсутствуют вопросы, ответы на которые я давала.

Прокурор: - Почему там нет ответа: "Я не знаю, какое отношение Муравьев имеет к тому-то и тому-то"? А?

Шаклеина: - Я отвечала следователю, что я не знаю.

Прокурор: - Своей рукой чего не дополнили?

Шаклеина: - Поэтому я и объясняю суду.

Прокурор: - Постфактум много чего можно пояснять. А речь идет о том, что тогда вы давали показания, будучи предупрежденной об уголовной ответственности, так и сейчас, разницы в вашем процессуальном статусе нет. Как источник доказательств, что те показания, что нынешние являются равнозначными. Если вы в силу пока неизвестных причин начинаете манипулировать своими прошлыми показаниями, то будьте любезны объяснить причину ваших изменений в показаниях.

Шаклеина: - Это не изменения, это уточнения.

Прокурор: - Человек, владеющий русским языком, ни в каких толкованиях не нуждается. Поэтому, пожалуйста, свидетель, пока вы еще свидетель, применительно к своим показаниям, скажите, что в них вы не поддерживаете? Возьмите показания и зачитайте конкретную фразу и объясните происхождение…

Судья: - А там есть такая фраза?

Муравьев: - Высокий суд, разрешите…

Судья: - Нет, не разрешаю.

Муравьев: - Это преступление!

Судья: - Присядьте!

Муравьев: - Это манипулирование памятью свидетеля!

Судья: - Муравьев, вы хотите удалиться?

СОВЕСТЬ ЗАМУЧИЛА

Для уточнения самой важной формулировки из допроса свидетеля в суде была зачитана та самая ключевая фраза, из-за которой, как убежден Муравьев, его "упаковали на 11 лет": "Все ключевые решения в деятельности всех компаний, входящих в группу компаний АТЕС, принимал Муравьев Александр Александрович".

Шаклеина: - Я еще раз отвечу, что я не видела никаких документов, чтобы однозначно утверждать, что я это знаю достоверно.

Прокурор: - Вы прочитали, они вами подписаны, почему они так изложены? Без мудрствований лишних.

Шаклеина: - Это мое личное убеждение, что я считала Муравьева своим руководителем. У меня было время подумать, я могла ошибаться.

Прокурор: - Почему?

Шаклеина: - Я не знаю.

Прокурор: - Я знаю, потому что сейчас очень легко подобным образом переворачивать то, что уже сделано.

Шаклеина: - Вот и нелегко! Потому что считаю, что обвиняемый не виноват в том, в чем его обвиняют.

Прокурор: - Свидетель не считает что-то, он сообщает суду известные ему факты и обстоятельства. Еще раз, что мешало вам сформулировать вашу неспособность давать показания и ваше мнение, которое вы приводите суду?

Шаклеина: - Мне мешало отсутствие юридических знаний и непонимание последствий своих заявлений.

Прокурор: - Да? Откуда появились у вас юридические знания за прошедшее время?

Шаклеина: - Юридические знания не появились, а вот время подумать было.

Прокурор: - Что вам мешало дополнять, комментировать, расширять свои показания, видоизменять?

Шаклеина: - Неуверенность, страх, психологическое давление, непонимание степени последствий этих заявлений. Я ничего нового вам сказать не смогу.

Прокурор: - Что еще в своих показаниях вы изменяете?

Шаклеина: - Ничего.

Прокурор: - Больше ничего? Одна-единственная фраза?

Шаклеина: - Да. Меня все это время за эту фразу совесть мучила.

Судья: - Именно за эту фразу?

Шаклеина: - Именно за эту фразу.

Судья: - Вы давали показания в 2015г. и 2017г. А если бы не было дело заведено, чтобы вы делали?

Шаклеина: - Тогда бы просила прощения, по-человечески.

БРАТЬЯ НАРЫВАЮТСЯ

Александр Муравьев принял извинения свидетеля и продолжил задавать вопросы в своем фирменном стиле - дотошно и обстоятельно. Судья его в очередной раз прервала, когда он задал вопрос о количестве принимаемых решений директорами предприятий в день, напомнив, что в данный момент выясняются противоречия в показаниях свидетеля.

Муравьев: - Это очень принципиальный вопрос! Я принимал все ключевые решения! Это важнейшее противоречие! Именно на основании этой фразы "Все ключевые решения принимал Муравьев" меня почему-то назвали директором всех предприятий, и поэтому я почему-то стал субъектом уголовного преследования. Это самый принципиальный вопрос, мы его разрешаем, больше ничего не надо разрешать.

Буквально через несколько минут судья вновь потребовала от обвиняемого задавать вопросы по существу. Но он не особо прислушивался и ответил репликой: "Когда вы оцените болтовню свидетеля, вы мне клеточку откроете!".

За этот выпад Муравьев получил от судьи замечание с занесением в протокол судебного следствия. Прокурор обещал добавить: "В следующий раз я буду ходатайствовать об удалении из зала суда обвиняемого".

Судья: - Это последнее… Два замечания: одно от суда, второе от гособвинения и в следующий раз будем без вас слушать. Если вы себя ведете безобразно, шоу прекратите здесь устраивать! Это вам не Фрунзенский суд!

Однако первым на удаление нарвался старший брат обвиняемого Андрей Муравьев. Он пытался жестом показать Александру, чтобы тот вел себя спокойнее. Это увидел прокурор, а судья Бортник тут же вынесла брату приговор: "Удалитесь из зала и больше сюда не появляйтесь! До свидания!". Андрей покинул зал. Некогда в ОАО "Мотовело" он занимал должность замгендиректора по развитию, его задержали в один день с Александром - 1 июня 2015г. В СИЗО КГБ старший брат провел 5 месяцев. Обвинялся по ст.424 УК (злоупотребление служебными полномочиями), но все обвинения с него сняли.

Младший брат Сергей за налоговые преступления был наказан ограничением свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на срок 2 года 6 месяцев с конфискацией имущества. В первом суде над Александром он проходил свидетелем, но от дачи показаний как близкий родственник отказался. В этом процессе он также заявлен свидетелем.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники