Греческий вариант Беларуси не грозит - в долг нам столько никто не даст


30 июля 2018, 14:59
Фото: Sputnik / Vladimir Trefilov
Международное рейтинговое агентство Fitch Ratings пришло к выводу, что с учетом гарантий, предоставленных государством, величина госдолга в Беларуси перевалила за отметку 50% ВВП. А это значит, что превышено пороговое значение госдолга, определенное ранее белорусским начальством на уровне 45% ВВП.

По мнению экономиста Ярослава Романчука, белорусские власти относятся к госдолгу как к игрушке. Было время, когда установленный властями порог госдолга не должен был превышать 25%. Потом допустимый уровень подняли до 45%, пишет b-g.by.

«Завтра они скажут, давайте сделаем 60%. Мол, в Европейском союзе этот показатель 60%, давайте и мы поднимем до такого же уровня», – иронизирует он.

Согласно методологии Fitch Ratings, фактический уровень белорусского госдолга превысил установленное властями пороговое значение уже в конце прошлого года.

«По оценкам Fitch, государственный долг Беларуси (включая гарантии, предоставленные государством, на сумму 9,5% ВВП) достиг 52,5% ВВП на конец 2017 года», – говорится в заявлении агентства, распространенном по случаю присвоения суверенного рейтинга Беларуси. Кстати, агентство подтвердило кредитные рейтинги Беларуси на уровне B.

Кредитные рейтинги, обозначенные буквой В (от ВВВ+ до В-), указывают на степень надежности ниже средней, неинвестиционную, спекулятивную степень и высокоспекулятивную.

При этом аналитики Fitch Ratings обращают внимание, что платежи по суверенным обязательствам в 2019-2020 годах будут оставаться для нашей страны высокими (на уровне 3,4 млрд долларов в год).

Накопление такого долга грозит рецессией, стагнацией экономики и даже дефолтом, считает Романчук. По его словам, страна вынуждена ежегодно тратить около 3,5 миллиардов долларов на обслуживание долга, вместо того чтобы использовать эти ресурсы на структурные реформы, запуск механизмов экономического роста. То есть состояние нашей экономики напрямую зависит от объема накопленных долгов.

42,5 млрд рублей составил государственный долг Беларуси на 1 июня 2018 года, увеличившись с началом года на 292,5 млн рублей, или на 0,7%.

«Если мы не будем иметь четкого видения управления долгом, 90% которого номинировано в твердой валюте, то нам грозят очень серьезные проблемы, я не исключаю даже технического дефолта», – говорит экономист. При этом он обращает внимание, что ситуацию может усугубить нефтяной маневр России, который сейчас там активно обсуждается. Таким образом, запах дефолта может стать еще отчетливее.

«20-й, 21-й, 22-й годы – это то время, когда наша страна будет расплачиваться за бездарную долговую политику, за стремление жить в долг, перекладывая его на будущие поколения», – рисует нерадостные перспективы Ярослав Романчук. При этом он уверен, что мы не дойдем до уровня долга в 80 – 100% ВВП, потому что нам столько никто не даст.

Дефолт (банкротство) – невозможность выполнения заемщиком своих обязательств. Это означает банкротство заемщика. Если дефолт объявляет государство («суверенный дефолт»), то долги и споры подлежат урегулированию на международном уровне.

«У нас будет ситуация скорее, как в Аргентине, которая осеклась на уровне 65 – 70% ВВП и после этого у нее начались серьезные проблемы», – говорит Романчук.

То есть проблемы Греции, государственный долг которой на конец 2017 года был близок к 180% ВВП, нам не грозят. И не только потому, что нам столько не дадут.

«Путь Греции мы ни в коем случае повторить не сможем еще и потому, что Греция является членом Европейского союза. Беларусь членом этого союза не является, – прокомментировал ситуацию экономист Лев Марголин. – В случае с Грецией можно говорить о жестких или нежестких условиях выделения кредитов, но у страны были помощники. Европейский союз не мог бросить Грецию в одиночное плавание».

Что же касается Беларуси, то, по мнению нашего эксперта, мы можем рассчитывать только на свои силы. В последнее время ни Россия, ни Запад нам помогать не торопятся.

«При нынешней экономической политике мы обречены на то, чтобы постоянно где-то клянчить помощь. За рубежом, внутри страны – где только можно», – констатирует Лев Марголин.

Природу такого положения дел он объясняет тем, что наша экономика не рассчитана на инвестиции. «Когда в страну идут инвестиции, тогда понятно, что сегодня мы получаем деньги, а завтра мы эти деньги возвращаем за счет того, что у нас увеличивается объем производства, растет экспорт и так далее и тому подобное, – поясняет Марголин. – У нас же, к сожалению, такого не происходит».

Без изменения существующей экономической модели никаких вариантов решения проблемы постоянно растущего государственного долга не существует, резюмирует эксперт.

О необходимости проведения реформ говорит и Ярослав Романчук. Самая большая проблема белорусской экономики – это госсектор, уверен он. Об этом говорят и МВФ, и Всемирный банк, и независимые экономисты. На то, что госсектор является слабым звеном белорусской экономики, указали в своем последнем отчете и аналитики Fitch Ratings.

Fitch Ratings – международное рейтинговое агентство, основанное в США в 1913 году и нацеленное на предоставление мировым кредитным рынкам независимых и ориентированных на перспективу оценок кредитоспособности, аналитических исследований и данных. Сотрудники Fitch Ratings работают в 50 офисах по всему миру и проводят анализ по рынкам капитала более 150 государств.

Согласно их прогнозу, в 2018 году на фоне роста российской экономики, внутреннего спроса и низкой базы прошлого года рост ВВП Беларуси может составить 3,5%, но в 2019-2020 годах замедлится до 2,5 и 2% соответственно. Основным виновником замедления станет госсектор, для которого характерны низкая производительность труда и высокая кредитная задолженность.

«На сегодняшний день мы имеем нереформированный, архаичный госсектор, инвестиционная политика которого заключается в следующем – прийти в правительство, взять в тумбочке деньги и освоить их», – образно обрисовал ситуацию Ярослав Романчук. Он считает, что надо срочно переходить от политики освоения бюджетных ресурсов, в том числе кредитных, к политике полноценного рыночного инвестирования. Потому что в существующей модели «совок-госплан» механизмы такого инвестирования, включая ответственность за принимаемые решения, не работают. «Внешние долги, внутренние долги – их невозможно обслуживать, невозможно отдавать. Либо правительство начинает прибегать к инфляционному налогу, либо оно объявляет дефолт, либо начинает реформы, – резюмирует Романчук. – Я за реформы».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ