Что стоит за отказом России продавать нефтепродукты Беларуси


4 сентября 2018, 12:17
Иллюстративное фото
Подоплека нефтяного спора.

Российский министр энергетики РФ Александр Новак заявил вчера о нецелесообразности поставок российских нефтепродуктов в Беларусь, сообщило агентство ТАСС.

Ранее Office Life писал об очередном «сезоне нефтяных споров», которые традиционно открываются накануне согласования баланса по поставкам энергоносителей и отзываются «выстрелами» в общем информационном пространстве России и Беларуси.

ЧТО СТОИТ ЗА ЗАЯВЛЕНИЕМ МИНИСТРА НОВАКА: ПОДОПЛЕКА НЕФТЯНОГО СПОРА

Напомним, инициатива российской стороны — ограничить поставки нефтепродуктов в нашу страну — обусловлена недовольством российских энергетиков увеличением реэкспортных поставок российских нефтепродуктов и СУГ в страны Балтии и Украины, что приносит белорусскому бюджету дополнительные доходы. Поэтому российская сторона предлагает ввести индикативный баланс поставок нефтепродуктов (бензина, дизтоплива, мазута, СУГ), который белорусская и российская стороны согласуют до 1 октября. Беспошлинные поставки нефтепродуктов сверх этих объемов будут запрещены.

«Беларусь получает все нефтепродукты беспошлинно и экспортирует, и получает за это пошлину по нормальным экспортным ценам. И пошлину эту, несмотря на то что у нас Союзное государство, она не перечисляет стране-производителю, то есть России. Эта сумма оценивается в $2 млрд в год. В ситуации, когда у нас заканчиваются деньги и мы их пытаемся достать отовсюду (НДС, повышение пенсии и т. д), Россия больше не может позволить себе такую благотворительность», - аналитик RusEnergy Михаил Крутихин.

Поэтому РФ ждет компенсации за поставленные ранее нефтепродукты, возобновление дальнейшего сотрудничества увязывается с установлением запрета на вывоз нефтепродуктов в Беларусь.

Масштаб проблемы языком официальной статистики выглядит так. За 2017 год в нашу страну было ввезено 3,4 млн тонн российских нефтепродуктов — в 2 раза больше, чем годом ранее. За январь — июнь импорт возрос на 52%, до 2,2 млн тонн. Средняя цена поставок увеличилась на 21,8%, закупки в России обходились по $394 за тонну.

В это время стоимость нефтепродуктов, поставляемых в Украину, находилась на уровне $651 за тонну. Для сравнения: в 2017 году она составляла $531 за тонну, и это тоже был привлекательный для импортеров уровень: в Украину было поставлено 3,2 млн тонн нефтепродуктов из Беларуси. Вряд ли можно исключать реэкспорт при такой динамике ввоза российских нефтепродуктов и разнице в ценах.

И это беспокоит украинских операторов топливного рынка. Например, «Укртатнафта» потребовала от Межведомственной комиссии по международной торговле ввести квоты на импорт на 3 года. На первом этапе предлагается снизить долю поставщиков из России и Беларуси с 65 до 40%, а затем до 30%.

Неудивительно, что одновременно с наращиванием ввоза в нашу страну российских нефтепродуктов наблюдается сокращение производства автомобильных бензинов на внутреннем рынке — на 11,8% в первом полугодии в сравнении с аналогичным периодом 2017-го. На НПЗ такой объем выпуска объясняют потребностью рынка. Повышение цен на нефтепродукты на внутреннем рынке за 7 месяцев составило 14%, сообщил концерн «Белнефтехим». При этом цена нефти для белорусских НПЗ за этот период выросла на 35%. Убытки заводов в настоящее время обусловлены низкими ценами на внутреннем рынке.

В этих условиях производство дизтоплива за январь — июнь выросло незначительно — на 2,8%, до 3,3 млн тонн. А мазута — на 24,2 %, до 3 млн тонн.

Конъюнктура внешних рынков позволила белорусским НПЗ увеличить экспорт нефтепродуктов за январь — июнь на 7,9%, до 6,6 млн тонн. При этом средняя цена поставок на внешние рынки составила $509 за тонну, что на 18,4% больше в сравнении с аналогичным периодом 2017 года. В страны СНГ за 6 месяцев 2018-го продано 1,6 млн тонн белорусских нефтепродуктов по средней цене $632 за тонну (+25,9%).

И на фоне такой динамики в СМИ появились сообщения о «новых разногласиях между РФ и Беларусью по нефти и газу».

В интервью телеканалу «Беларусь-1» 25 августа Александр Лукашенко пояснил, что полтора года назад в переговорах с Путиным по нефтегазовым вопросам был найден выход из положения — так называемая перетаможка, когда 6 млн тонн нефти Беларусь могла продавать, а таможенные пошлины — зачислять в свой бюджет. «Это было, когда нефть стоила $40-50, а потом нефть подскочила. И нам в бюджет попало несколько больше денег, чем рассчитывали тогда российские эксперты и российское правительство. Но у нас подписана договоренность, и так сложилась ситуация», — сказал Лукашенко.

Ситуацию в торговле нефтепродуктами белорусский правитель видит так: «Нас упрекают: ваши компании покупают темные нефтепродукты — мазут и прочие газойли, в Беларуси перерабатывают и продают на внешнем рынке. Так что здесь нового? Мы купили товар, за него заплатили. Точно так металлы покупаем, комплектующие, делаем трактор МТЗ и продаем. Претензий же нет... Отходы нефтепереработки, которые не реализуются в России, компании продали нашим, мы доработали (нашли технологию), продали, заработали какую-то копейку. «Нет, вы запретите своим компаниям покупать». Я говорю: «Нет, вы запретите продавать своим компаниям, если вы считаете, что это незаконно». — «Нет, вы не покупайте, вы запретите, вы откажитесь и так далее». Это нормально? Это ненормально», — подчеркнул президент.

Он обратил внимание на то, что одновременно встал вопрос с получением кредитов из фонда ЕврАЗЭС. «Там два транша по $200 млн всего, $400 млн. осталось. Это разве деньги? Они начинают связывать с какими-то другими вопросами. Мы это обсудим, примем окончательное решение, когда у нас будет встреча», — сказал глава Беларуси.

Очередная встреча Путина и Лукашенко в расширенном составе (с участием новых белорусских министров) намечена на 21 сентября.

РОССИЯ ГРОЗИТ УРЕЗАТЬ В 10 РАЗ ПОСТАВКИ НЕФТЕПРОДУКТОВ В БЕЛАРУСЬ

Россия стремится к более прозрачной нефтяной сделке с Беларусью и хочет ограничить поставки нефтепродуктов в нашу страну, сказал в интервью «Рейтер» глава налогового департамента Минфина Алексей Сазанов.

Чиновник напомнил, что РФ со следующего года продолжит проведение налогового маневра в нефтяной отрасли, это приведет к увеличению стоимости поставляемой на белорусские НПЗ нефти.

Беларусь оценивает свои бюджетные потери от налогового маневра в следующем году в $300 млн, а к моменту его окончания — в $2 млрд, или около 4% ВВП и просит компенсацию в связи с изменением условий поставок нефти.

«Будет ли какая-то компенсация или нет — это вопрос переговоров. Это сложный вопрос, мы в процессе обсуждения», — сказал Сазанов.

«Если компенсация будет, это должен быть «счетный механизм», когда все будут видеть, какую сумму в год мы направляем из бюджета России на поддержку Республики Беларусь. Когда мы предоставляли поддержку в виде дифференциала в пошлинах, никто этого даже не видел, это было некое скрытое субсидирование. Сейчас, когда проводится маневр, все это «всплывает» на поверхность, больше такого скрытого субсидирования уже не будет».


Решение о компенсации будет означать, что поддержка может быть оказана в виде прямого трансферта из бюджета РФ в бюджет Беларуси.

«Раньше это было «серое поле», когда деньги терял федеральный бюджет России, а получали их нефтеперерабатывающие заводы Беларуси. То есть это не были взаимоотношения хозяйствующих субъектов или взаимоотношения «бюджет — бюджет», это были взаимоотношения «бюджет — хозяйствующий субъект». Теперь происходит значительное «обеление» взаимоотношений в этой части, и это очень хорошо», — сказал Сазанов.

Пока не завершен налоговый маневр, Россия ограничит беспошлинные поставки нефтепродуктов в Беларусь.

«Беларусь имеет профицит по всем нефтепродуктам за счет своей нефтепереработки. Поэтому им выгодно закупать российские нефтепродукты — более дешевые... А свои нефтепродукты вывозить на экспорт и зачислять экспортные пошлины в свой бюджет. Соответственно, поставляя нефтепродукты в Беларусь, российский бюджет недополучает экспортные пошлины, так как эти нефтепродукты идут на удовлетворение внутренних потребностей рынка Республики Беларусь», — говорит Сазанов.

«Это опять скрытая форма субсидирования теперь уже внутреннего рынка Беларуси. Когда закончится маневр в нефтяной отрасли, такого уже не будет, но пока мы ставим вопрос об ограничении поставок».


По словам Сазанова, целиком ограничить поставки вряд ли получится в силу объективных причин, заводы в некоторых приграничных областях расположены ближе к европейской части и им более выгодно везти нефтепродукты из России.

«Разговор может идти об объемах поставок от 100 до 300 тысяч тонн в год, но не о 2 млн тонн, как в настоящее время».


«В прошлом году мы потеряли на этом 10 миллиардов рублей, в этом году только за первое полугодие — еще 10 млрд», — напомнил чиновник.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ