Чалый: Россия давит по нефтепродуктам, но Беларусь пока много не теряет

Еврорадио

Фото: Euroradio
Согласование Беларусью и Россией нулевых индикативных балансов по поставкам тёмных нефтепродуктов до конца 2019 года, о котором 10 октября сообщили российские СМИ, не приведёт к серьезным потерям для белорусской экономики. Об этом Еврорадио заявил экономист Сергей Чалый.

Темные нефтепродукты, поясняет эксперт, — это мазут, который образовывался в России после первичной переработки нефти. «Беларусь его покупала, поскольку остаток этот был довольно богатый — его можно было ещё перерабатывать. Получались более дорогие нефтепродукты, так как сам мазут дешевле нефти, из которой он производится. И Беларусь получала мало того, что добавленную стоимость, но, поскольку эти нефтепродукты покупались без экспортной пошлины, ещё и дополнительно себе экспортную пошлину зарабатывала», — говорит он.


«Беларусь поступала не по-товарищески»

По словам Сергея Чалого, несмотря на небольшие объемы темных нефтепродуктов, поставлявшихся в Беларусь, в Москве такую схему рассматривали как способ красть у России экспортные пошлины на нефтепродукты. Ведь Россия договаривалась обеспечивать внутренние потребности Беларуси в нефтепродуктах, а не поставки на внешние рынки.

«Я не думаю, что это какие-то серьёзные потери для нашей экономики. Как по мне, скорее использование этих схем действительно если и было формальным и абсолютно законным, но по духу они были на грани дружеских отношений с Россией. И их использование ставило под угрозу договорённости в целом в нефтяной сфере. Поэтому в принципе в какой-то степени может и хорошо, что так оно решилось», — считает экономист.

Теперь же, по словам эксперта, Россия будет поставлять в Беларусь только светлые нефтепродукты, которые используются в нефтехимии и которые действительно Беларуси нужны.


«Основные последствия для Беларуси в другом»

«Честно говоря, там уже не такие серьёзные объёмы были. То есть, последние два года рост покупки нефтепродуктов в России действительно был, но не в тех масштабах и не в тех объёмах, как это было в 2012 году во времена растворителя и разбавителя. В данном случае это не какие-то особые хитрые схемы. Нет. Это просто схема переработки того, что было в России остатками от первичной переработки нефти», — пояснил Сергей Чалый.

Главным последствием установления индикативных балансов эксперт называет тот факт, что сейчас Россия начинает заставлять Беларусь доказывать, почему именно такие объёмы импорта нефтепродуктов ей нужны. «Не сказать, что какие-то больше проблемы, но в общем и целом ситуация стала более жёсткой», — резюмирует экономист.

«Нас же интересовал более принципиальный вопрос — вопрос механизма компенсации цены за газ, который был включён в нефть —механизм перетаможки. То есть до конца 2020 года он ещё работать будет, и это нам в принципе выгодно, потому что мы сейчас получаем по этому механизму больше, чем если бы речь шла об изменении формулы цены на газ. А там уже к концу 2019 года, видимо, будут переговоры по цене на газ», — предполагает Сергей Чалый.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники