Венчурные инвестиции в Беларуси задавлены директивным управлением

Ежедневник
14 июля 2020, 04:15
Обзор белорусского рынка венчурного финансирования в статье журнала «Банковский вестник» представил бывший директор Белорусского инновационного фонда, кандидат экономических наук Дмитрий Калинин, ныне работающий в инвестиционной компании «XME Capital».

В Беларуси большинство частных инвестиционных компаний, известных в народе как венчурные фонды, по сути таковыми не являются. Некоторые из них, например, Haxus или Bulba Ventures, в своей деятельности имеют очень узкий отраслевой фокус. Другие, более крупные и заметные, такие как Zubr Capital или VP Capital, являются источником прямых, а не венчурных инвестиций.

Венчурные проекты иногда финансирует сеть бизнес-ангелов Angels Bannd. За два года на эти цели ангелы потратили 0,7 млн долларов – масштаб даже для Беларуси незначительный. Другое объединение бизнес-ангелов, нацеленных в том числе на белорусский венчурный рынок – InvestClube. Оно появилось в 2020 году под эгидой компании RocketDao и уже профинансировало четыре белорусских стартапа на общую сумму 300 тыс. долларов.


Единственный настоящий фонд – государственный


Однако пока классический венчурный фонд в нашей стране лишь один -– инвестиционное товарищество «Российско-белорусский фонд венчурных инвестиций» (RBF Ventures). Его учредителями являются государственный Белорусский инновационный фонд (Белинфонд) и Российская венчурная компания (РВК).

Фонд начал работать в 2017 году и уже успел достигнуть неплохих результатов: профинансировал три венчурных проекта на сумму 3 млн долларов. Среди них – белорусский стартап Rocketdata.io (декабрь 2018 года).

«Эта сделка стала первой в истории страны по вхождению венчурного инвестора в капитал компании, которая была структурирована по международным юридическим стандартам в национальном праве с использованием возможностей Декрета № 8 «О развитии цифровой экономики»», - пишет Дмитрий Калинин.

У Российской венчурной компании много дочерних фондов. Но именно фонд с белорусским участием является среди них первым как по количеству сделок, так и по объему финансирования. Для достижения этого результата RBF Ventures за полтора года взаимодействовала с более чем 400 проектами.


В работу белорусской компании вмешиваются госорганы


Несмотря на успехи RBF Ventures, ее белорусская половина – «Белинфонд» – несет в себе фундаментальную проблему, которая может помешать фонду развиваться. Отметим, что автор статьи ранее возглавлял данную компанию и о проблемах знает не понаслышке.

«Белинфонд» не способен работать самостоятельно, в ее деятельность вмешивается государственный регулятор. Финансирование проектов компания может вести исключительно по согласованию с Государственным комитетом по науке и технологиям (ГКНТ) в размере, запланированном и зарезервированном в бюджете на текущий год. Это противоречит мировой практике и порождает опасные искажения.

Во-первых, происходит размывание ответственности. В договоре о совместной деятельности RBF Ventures все инвестрешения принимаются членами инвестиционного комитета, которые, по логике, должны обладать полномочиями на такие решения. Однако белорусская сторона не может быть уверена, что совместный выбор по итогу одобрят «на верху». В то же время за невыполнение обязательств или провал сроков ответственность, юридическую и финансовую, несет сам «Белинфонд».

«Налицо существенное влияние на процесс принятия решений со стороны лиц, не несущих ответственности за результаты и эффективность работы фонда. Это приводит к потере самостоятельности членов инвестиционного комитета. Как следствие, очевидны предпосылки к формированию неоптимального с инвестиционной точки зрения портфеля и размытию ответственности за итоговый результат», - отметил эксперт.


Директивное управление порождает разногласия с российскими коллегами


«Белорусская сторона привносит в деятельность компании элементы директивного управления, свойственные традиционной системе распределения и освоения государств бюджета», - пишет Дмитрий Калинин.

«Белинфонд» обязан выполнять доводимые показатели по обязательному финансированию определенного количества проектов в установленные сроки. Результаты работы ежеквартально рассматриваются на уровне ГКНТ и Совета министров.

Ограничение по срокам ведет к ухудшению условий сделок в ущерб как коммерческим интересам, так и государственным.

«Порой лучше потратить время и не завершить неоднозначную сделку, чем, стремясь обеспечить достижение количественных параметров, поспешно заключить ее на неоптимальных условиях», - считает автор.


Искажена система мотивации сотрудников


Сотрудники «Белинфонд» фактически являются временными наемными работниками, чья заработная плата и перспективы сохранения рабочего места зависит от выполнения поручений госорганов. В то же время фонд должен быть ориентирован не на достижение количественных параметров, а на долгосрочную экономическую эффективность.

Заинтересованность в работе ограничена сравнительно небольшой зарплатой.

«Отсутствие перспектив личного участия в распределении carried interest как будущего вознаграждения за высокую доходность фонда по объективным причинам подталкивает сотрудников белорусской управляющей компании к принятию решений и действий, ориентированных на достижение краткосрочных результатов в рамках установленной для них искаженной системы мотивации», - подчеркнул специалист.

Следует отметить, что белорусское государство собирается создавать новые венчурные фонды. Например, о таких планах в феврале нынешнего года заявил Банк развития. Однако, прежде чем это делать, Дмитрий Калинин советует проанализировать работу уже существующего фонда и не повторять сделанных ошибок.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ