Реально ли удержать курс белорусского рубля?

Александр Челин, Наше мнение
1 сентября 2020, 00:26
Источник: ru.hrodna.life
Возникшая в Беларуси политическая турбулентность поставила вопрос об устойчивости курса белорусского рубля. Страхи физических и юридических лиц основываются на слухах о возможной серьезной девальвации национальной валюты. Поэтому граждане пытаются спасти свои денежные накопления покупкой долларов или евро, в крайнем случае – российских рублей.

Спрос на иностранную валюту значительно вырос, что привело к снижению курса белорусского рубля (BYN). В пятницу курс доллара в обменниках достиг 2,85 BYN, евро – 3,35 BYN, российского рубля – 3,75 BYN за 100 RUB. Повышенный спрос на иностранные деньги стали предъявлять не только население, но и предприятия. В результате курсы росли не только в обменниках, но и на торгах Белорусской валютно-фондовой биржи, но основе которых Национальный банк Республики Беларусь (НБРБ) определяет официальный курс валют.


Рисунок 1. Изменение официального курса белорусского рубля к доллару в августе 2020 г.

В нормальных условиях основными факторами, обусловливающими динамику курса белорусского рубля, были цены на нефть, колебания курса российского рубля, сальдо по счету текущих операций и состояние финансового счета платежного баланса нашей страны. После выборов на курс BYN стал влиять рост девальвационных ожиданий белорусского населения.

Возникает вопрос: приведет ли политическая неустойчивость в стране к масштабной девальвации белорусского рубля?

Ответ на этот вопрос в первую очередь зависит от действий Национального банка Республики Беларусь. В последние годы в нем работает команда не склонных к сантиментам жестких (но улыбчивых) профессионалов, которые ставят во главу угла минимизацию темпов инфляции и поддержание курса национальной валюты в пределах разумных колебаний. Уже не раз бывали случаи, когда из-за роста цен на нефть и снижения курса российского рубля падал и белорусский рубль, но затем ситуация исправлялась, хотя и с определёнными издержками. Обеспечивалось это проведенным комплексом мер по повышению устойчивости денежно-кредитной системы, в том числе путем формирования недружественной для населения депозитной системы.

Эта недружественность выразилась, прежде всего, в резком снижении процентных ставок по валютным депозитам и установлении их величины на уровне одного-двух процентов в год, в то время как за внешние заимствования платится шесть и более процентов. В результате банки серьезно обогащаются за счет заниженных процентных ставок для белорусских граждан и юридических лиц. Была придумана макиавеллевская система отзывных и безотзывных депозитов, а также введено подоходное налогообложение доходов от депозитов, срок возврата которых меньше одного года для вкладов в белорусских рублях, и меньше двух лет для депозитов в иностранной валюте.

Чуть более высокие проценты можно получать по государственным облигациям. Если же вообще головы нет, то реклама предлагает инвестировать деньги в облигации предприятий, испытывающих денежные затруднения. Но вложения в банковскую систему с учетом принятой системы их страхования являются более надежными.

Значительная часть вкладчиков в Беларуси оказалась чрезмерно жадной и не способной прогнозировать ситуацию хотя бы на пару месяцев вперед. Стремление хапнуть чуть больший процент по безотзывным депозитам привело к тому, что две трети сбережений, доверенных банкам, были вложены именно в них. Теперь приходится слышать стенания многочисленных «оптимистов», предполагавших, что курс белорусского рубля долгое время будет неизменным. Каждый день они считают потери и обижаются, что покупательная способность их рублевых депозитов падает. А ведь не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы предвидеть турбулентность курса в период серьезных политических потрясений. Таких жадных «оптимистов» нам совершенно не жалко, но они оказались очень полезны для стабилизации белорусского рубля.

Несложно представить, что случилось бы с валютным рынком, если бы население сняло основную часть своих рублевых депозитов в общей сумме 8,5 млрд BYN (эквивалент примерно 3,3 млрд USD) и попыталось купить на них иностранную валюту. А поскольку активно распространяются слухи о возможном замораживании валютных вкладов, то физические лица могли забрать из банковской системы и значительную часть валютных депозитов, величина которых на начало июля 2020 г. составляла 7,2 млрд USD. Если юридические лица также не сидели бы в стороне и постарались спасти хотя бы часть своих рублевых депозитов в сумме 7,7 млрд BYN (примерно 3,0 млрд USD) и депозитов в валюте на сумму 4,4 млрд USD, то очевидно, что девальвации было бы не избежать (что произошло, в частности, в 2011 г.). Напомню, что международные резервные активы нашей банковской системы 1 августа 2020 г. составляли всего 8,9 млрд USD. Поэтому изобретение затейниками из Национального банка безотзывных депозитов позволило серьезно ослабить кризисность ситуации на валютном рынке.

Национальный банк во главе с П.В. Каллауром предусмотрел и другие меры, ослабляющие давление на валютный рынок. В частности, был серьезно ограничен рост рублевой денежной массы (М2). За первое полугодие 2020 г. она выросла всего на 1,1 процента! Это значит, что в национальной экономике практически не произошло прироста рублевой массы, которая могла выйти на валютный рынок. Здесь повлияли ситуация мировой пандемией COVID-19 и тот факт, что дополнительные денежная поддержка экономики и финансовая подпитка населения оказались весьма слабыми. Тем не менее, следует признать, что работники Национального банка оказались очень грамотными специалистами в реализации своих интересов по поддержанию устойчивости валютного рынка.

Национальный банк предпринимает и другие меры по ограничению рублевой массы. Так, с 24 августа 2020 г. банки перестали получать от него поддержку в виде кредитов «овернайт», по которым у денежного регулятора одалживались средства для закрытия кассовых разрывов из-за повышенного оттока средств клиентов. Этим и другими инструментами НБРБ ограничил возможности наполнять банковскую систему «лишними» рублями, которые могут быть использованы для конвертации в иностранные деньги при падающем курсе национальной валюты.

Серьезно поддержит курс белорусского рубля достигнутая договоренность о реструктуризации российского кредита в пользу белорусской стороны на сумму 1 млрд USD.

Кроме того, находящиеся в нашей стране «дочки» российских банков (за исключением «Белгазмпромбанка») активно накачиваются российскими деньгами, которые легко конвертировать в доллары, евро и другие востребованные валюты.

Таким образом, сегодняшняя ситуация серьезно отличается от той, которая была в 2011 г., и поэтому в ближайшей перспективе можно ожидать определенной стабилизации курса белорусского рубля.

На более долгосрочный период прогнозировать ситуацию сложнее, особенно в условиях растущего дефицита консолидированного бюджета. Если за 1 полугодие 2020 г. он составил 2,2 млрд BYN, то во втором полугодии ожидается увеличение этого дефицита. Надеяться на оперативную финансовую помощь от МВФ и других западных международных финансовых организаций не приходится. Если Россия снова не поможет, то останется один выход – спасать экономику дополнительными рублевыми вливаниями. А это приведет к ускорению темпов инфляции и усилению давления рублевой массы на валютный рынок.

Таким образом, динамика курса белорусского рубля будет во многом зависеть от того, насколько быстро будет достигнута стабилизация экономической ситуации в Беларуси на основе достижения консенсуса между правительством, работниками и обществом.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ