Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Эксперт: Белорусский турбизнес в предбанкротном состоянии, а государство игнорирует проблему


12 января 2021, 17:36
Иллюстративное фото
Как выживает белорусская туристическая отрасль в условиях пандемии Covid-19, появился ли шанс у внутреннего туризма, и что для этого надо предпринять – и турбизнесу, и властям? Когда белорусы смогут вернуться к массовому туризму?

Об этом в интервью Смартпресс рассказала председатель Республиканского союза туристический организаций (РСТО), генеральный директор туристического предприятия СОЛВЕКС Оксана Бичун.

- Турбизнес стал одной из первых жертв коронавируса. И если весной еще была надежда на то, что пандемия, возможно, ненадолго, то сейчас иллюзий уже не осталось. Как в этих условиях белорусским туркомпаниям пришлось перестраивать свою работу?

- Да, туристическая отрасль первой приняла на себя удар пандемии, еще в марте. Тогда границы резко закрылись, и нужно было решать вопрос возврата домой "застрявших" в других странах туристов. Для нас это был первый опыт, с которым мы успешно справились.

Еще одним сложным вопросом стало исполнение обязательств перед туристами. Еще на этапе раннего бронирования они выполнили предоплаты, чтобы гарантированно уехать отдыхать. Но, к сожалению, в летний сезон 2020 года для граждан Беларуси постепенно и ненадолго, открылись только пять стран.

Наряду с этим, Еврокомиссия приняла рекомендацию о моратории на применение института финансовых гарантий, так называемую директиву PTR (PackageTravelRegulations). На ее основе практически все страны ЕС приняли законодательные акты о переносе обязательств по услугам вплоть до 2022 года.

Так что оплаченные нашими туристами деньги временно остались практически у большинства зарубежных партнеров (хотельеров) тех стран, которые не открылись для туризма в 2020 году. Поставщики готовы вернуть денежные средства, но в форме оказания услуг как только возобновятся путешествия.

- То есть еще остаются люди, которые не вернули свои деньги?

- Мы не сидели сложа руки. На данный момент туркомпании вернули денежные средства тем туристам, которые по каким-то причинам не смогли перенести туры на 2021 год. Сумма составила от 60% до 80% от таких обязательств.

Удалось это исполнить, в том числе из собственных оборотных средств, полученных от реализации туров на открытых направлениях. Но большая часть исполнения обязательств по услугам была перенесена туроператорами на 2021 год с согласия клиентов – и мы искренне им за это благодарны.

Однако с приходом второй волны пандемии и закрытием границ, а следовательно, отсутствием как таковой туристической деятельности и соответственно выручки, на оставшиеся выплаты 20-40% потребителям собственных средств у субъектов уже не хватает. Поэтому у нас еще остаются обязательства перед потребителями.

Кроме того, надо принимать тот факт, что возврат денежных средств потребителям как предоплаты предполагает расторжение договора. По законодательству потребители обязаны при этом возместить фактически понесенные расходы туроператору и турагенту.

Договор можно расторгнуть только при обоюдном согласии его участников. Однако на практике очень часто туроператоры и турагенты шли навстречу потребителям и исходили из своих возможностей, возвращая предоплаты.

Но согласно правилам, субъекты туристической деятельности не обязаны расторгать договор на оказание туристических услуг без возмещения фактически понесенных расходов и готовы оказать туристические услуги как только откроются границы, а потребители доплатят за свои туры.

Но надо отметить, что у туркомпаний есть обязательства не только перед потребителями, но и по основным платежам – по выплате налогов, зарплат, оплате аренды офисов, услуг телефонной связи, сайта, за обслуживание достаточно дорогого программного обеспечения.

Необходимость первоочередных платежей очевидна. Они не зависят от нашей воли и определены, в том числе, государством. За их неуплату предусмотрена определенная ответственность.

- Бизнес-союзы весной готовили свои предложения по господдержке отрасли. Какую-то помощь удалось получить?

- Увы, нет. Все эти девять месяцев мы фактически прожили без помощи государства.

Парадокс заключается в том, что еще на раннем этапе пандемии Республиканским союзом туристических организаций и другими туристическими бизнес-союзами в адрес правительства были подготовлены предложения о поддержке отрасли. Готовился даже отдельный документ, но он не был поддержан на самом высоком уровне.

Указами же №143 и 178 успели воспользоваться далеко не все субъекты туристической деятельности. Дело в том, что порядок применения мер поддержки был обсужден с туротраслью только 19 июня, а сами указы действовали короткий период - до 31 июля 2020 года.

В итоге оказалось, что отдельных мер для туризма не приняли, а меры поддержки отрасли, за исключением некоторых, так и не были включены ни в отдельный указ, ни в указ №143.

Стало известно, что 6 января 2021 года действие указа №143 в поддержку пострадавших отраслей было продлено на 2021 год. К сожалению, с порядком его применения в сфере туризма мы не знакомы.

- Возможно, на нынешнем этапе спасение туркомпаний не входит в приоритеты государства?

- Вы сами ответили на этот вопрос. Надо понимать, что туротрасль состоит не только из туроператоров и турагентов, но и гостиниц, баз отдыха, санаторно-курортных учреждений, объектов экскурсионного показа, экскурсоводов, гидов-переводчиков, мастеров сувенирной продукции, объектов питания. Это звенья одной большой цепи, в этой сфере заняты десятки тысяч человек.

Очевидно, что сегодня ввиду закрытия границ практически отсутствует реализация в туристической деятельности и соответственно отсутствует выручка. А средняя загрузка отелей составляет всего-то порядка 10%, санаторно-курортных учреждений – около 30%. И конечно сложилась катастрофическая ситуация в туризме.

На наш взгляд, сама проблема отсутствия поддержки белорусского туризма возникла из-за того, что со стороны госорганов не признано наличие самой проблемы.

Еще раз обращаю внимание, что в условиях закрытых границ туристической деятельности практически нет, соответственно выручки тоже нет, а обязательства есть. Возможно, у регулятора нет необходимой компетенции, чтобы признать проблему и решать её – иначе, как еще можно объяснить это бездействие.

- Белстат оценивает работу турсектора раз в год, и официальной статистики по положению дел в отрасли мы дождемся не раньше февраля. Но возможно, у РСТО есть оперативные данные – на сколько упала выручка, занятость, много ли банкротств?

- В целом туристические компании потеряли в 2020 году 70-80% от объема выручки 2019 года. Конечно же, есть увольнения. Первая их волна была в апреле, когда стало понятно, что границы не откроют еще какое-то время, и многие сотрудники не могли себе позволить находиться в отпусках без сохранения заработной платы.

После июля большинство туркомпаний снова уменьшили свое штатное расписание, поскольку основные направления, в том числе европейские, так и не открылись. Отсутствовали в летний период, и по-прежнему отсутствуют условия для организации въездного туризма, и зимних направлений.

Ввиду второй волны пандемии к концу года вновь встал вопрос об увольнениях. И это катастрофа для отрасли. Ни один ВУЗ в Беларуси не выпускает специалистов "в готовом виде", как по выездному, так и по въездному и внутреннему туризму. Те кадры, которыми располагала отрасль, на вес золота.

Для того, чтобы вырастить специалиста в туризме, с необходимыми навыками и компетенциями, знающего продуктовую линейку компании, нужно около пяти лет. И мы не можем себе позволить их терять.

Сейчас примерно 60% сотрудников отрасли вынуждены были найти другую работу. Да, она может быть временной, до какого-то восстановления рынка. Но проблема существует.

Что касается банкротств… Сегодня в условиях закрытых границ и как следствие - отсутствия туристической деятельности и соответственно выручки, у субъектов туристической деятельности в любой момент может наступить неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредитора (кредиторов) по платежным обязательствам, а также по обязательствам, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений.

Она выражается в просроченной задолженности перед бюджетом, поставщиками и другими контрагентами.


Эта ситуация является результатом неудовлетворительной работы по финансированию и кредитованию субъектов, несвоевременного принятия решений органами госуправления по предупреждению финансовой несостоятельности субъектов в сложившейся кризисной ситуации.

В соответствии с белорусским законодательством государство должно принимать меры по предупреждению финансовой несостоятельности, в том числе для туротрасли, обеспечивая гарантии кредиторам, однако, в отношении белорусского туризма меры поддержки не приняты.

К сожалению, сегодня по окончании года у большинства субъектов туристической деятельности прогнозируются низкие коэффициенты текущей ликвидности и обеспеченности собственными оборотными средствами (у кого-то один из них), они будут иметь значение ниже установленного норматива.

А это является основанием для признания в дальнейшем субъекта неплатежеспособным.

Превышение нормативных значений данных коэффициентов свидетельствует о критической ситуации в туризме и создает угрозу ликвидации субъектов посредством процедур банкротства.

- Но о банкротстве туроператоров информация пока не поступала.

- Оказавшись в столь тяжелой ситуации “один на один”, белорусские туркомпании проводят работу по изысканию внутренних резервов, сокращению затрат, принимают иные меры по улучшению финансового состояния. Однако рассчитывать приходится пока только на себя. Отчетный год еще не наступил, и громких уходов нет. Но и выручки для исполнения основных платежей в большинстве туркомпаний тоже нет.

Но экономические причины – это только вершина айсберга. Надо понимать, что многим игрокам белорусского туристического рынка около 25-30 лет. Высокая социальная ответственность перед клиентами, личный бренд руководителей и ключевых сотрудников и надежда на "спасательный круг" удерживает туркомпании в шаге от банкротства, но сколько еще удастся продержаться, покажет время.

Однако, примерно 20% небольших туристических агентств, по нашим оценкам, ушли с рынка по итогам работы 2020 года.


Дальнейшее непризнание проблемы органами госуправления и отсутствие помощи неизбежно приведет к генерации огромных убытков, дальнейшим увольнениям и банкротствам крупных игроков.

И это очень печально, ведь у госорганов не просто есть возможность для предоставления различных мер поддержки - субсидий, займов, налоговых кредитов, ослабления регулятивной нагрузки.

В условиях отсутствия денег у страны можно просто предоставить важный для туротрасли юридический инструмент – отсрочка исполнения обязательств по услугам перед потребителями до конца 2021 года с возможностью продления.

В соответствии с законом "О финансовой несостоятельности" госорганы обязаны своевременно принимать меры для предупреждения банкротств и созданы для этого все необходимые условия.

- Какие меры поддержки на сегодня жизненно необходимы отрасли?

- Ввиду существенно изменившихся и ухудшившихся условий финансово-хозяйственной деятельности в туризме, для экстренной помощи, прежде всего нужно создать условия по предупреждению финансовой несостоятельности для субъектов туротрасли. Белорусским туркомпаниям нужно помочь восполнить оборотные средства.

Для этого требуется решить в первую очередь два самых главных вопроса. Первое – это отсрочить исполнение обязательств по услугам оставшимся 20-40% потребителям до конца 2021 года. Тем более что в белорусском законодательстве для этого есть все возможности, и велосипед изобретать не нужно. И второе – необходимо в срочном порядке предоставить субсидии в размере не менее 20-30% от объема выручки прошлого года на срок не менее 5 лет для восстановления работы туркомпаний по заявительному принципу.

Также есть необходимость в продлении указа №178. Нужен мораторий на оплату налогов или возможность отсрочки по выплате налогов. Это ключевые вопросы.

Таким образом, у туркомпаний появится возможность по выплатам заработной платы, оплаты аренды офиса, оплаты расходов по внутренней офисной инфраструктуре, для исполнения обязательств перед потребителями, чтобы перестроиться и развиваться на внутреннем рынке.

- Раньше вы уже упоминали, что в условиях пандемии спасением для отрасли мог бы стать внутренний и въездной туризм, однако для этого нужно решение проблем "с бородой".

- Да, мы обратили внимание регулятора отрасли еще в 2019 году на то, что в экспорте услуг на протяжении четырех лет организованный туризм занимает всего лишь 1% и не менялся при имевшем место росте субъектов туристической деятельности в 4-5 раз.

А внутренний организованный туризм практически на нуле на протяжении ряда лет. Почему? Потому что не решен главный вопрос – экономической мотивации субъектов туристической деятельности, вовлечения их в этот процесс.

В период с 2007 по 2012 год, когда у объектов отечественной туриндустрии даже не были открыты собственные валютные счета, белорусские туроператоры были нужны внутреннем рынку. Мы проводили большую рекламную работу, разрабатывали свои продукты и раскручивали белорусские направления.

Однако при этом столкнулись с ситуацией, что туроператор - это как бы ненужное звено между объектом индустрии и потребителем, и при заключении договоров с санаторием или гостиницей наше комиссионное вознаграждение составляет, как правило, 0,0%.

Какая в этом случае экономическая выгода для нас, туроператоров? А для потребителя – если он сам позвонит в санаторий, и тот предоставит ему еще большую скидку? С этим мы сталкиваемся практически каждый день.

Так что главная задача сейчас в том, чтобы изменить парадигму о роли отечественного туроператора в организации внутреннего и въездного туризма, продумать экономическую мотивацию для наших субъектов, чтобы мы не зарабатывали минус один рубль при продаже экскурсионных туров, а также туров в отечественные санаторно-курортные учреждения, гостиницы.

Надо сказать, что понемногу этот лед тронулся. Но, чтобы реально дать новый виток развитию внутреннего и въездного туризма, нужно, чтобы мы, субъекты туристической деятельности, остались на "плаву". С этой целью РСТО внес регулятору и правительству предложения о мерах поддержки туризма и около 30 предложений для развития внутреннего и въездного туризма.

А пока же регулятор в качестве первоочередных мер поддержки предлагает увеличить штат департамента по туризму, Национального агентства по туризму, изучить возможность покупки автобусов, улучшить инфраструктуру регионов. А вопрос, живы ли еще туркомпании, и посредством чего и как будут эти задачи решаться в дальнейшем – никого не волнует.

- Продолжая тему въездного туризма – как думаете, на увеличение притока россиян после открытия границ можно рассчитывать?

- Сложный вопрос. Россия определенно делает акцент на вакцинацию. И какие-то прогнозы по путешествиям можно будет делать только тогда, когда снизится заболеваемость.

При этом надо учитывать, что Россия, в отличие от Беларуси, поддержала всех своих субъектов туристической деятельности, в том числе создала условия для вовлечения субъектов туризма во внутренний туризм в различных формах - это и отсрочка исполнения обязательств до 31 декабря 2021 года, и субсидии.

Кроме того, Российская Федерация простимулировала и своих граждан с целью потребления внутреннего рынка туризма в форме кэшбэков. Ростуризм понимает, что в таком случае восстановление турсектора обойдется дешевле и займет меньше времени. То есть Россия признала проблему в туристической отрасли, и исходила из принципа "лучше помочь, чем не помочь".

Еще один важный момент - Россия "богаче" на солнце и море, ради которых едут туристы. Российские туроператоры, в том числе, благодаря государственным мерам поддержки, максимально смогли задействовать свой внутренний рынок.

Мы это видим на примере работы здравниц на черноморском побережье. Летом и в новогодние праздники они были полностью заполнены своими гражданами, и тому же белорусу туда было трудно попасть.

- Учитывая, что пандемия продолжается, для белорусов в части выездного туризма еще какие-то варианты есть?

- Есть, но не много. Сегодня для наших граждан открыты Египет, Турция. Для санаторно-курортного отдыха открыта Российская Федерация. Существует также возможность для белорусов поехать отдыхать на Мальдивы, Занзибар, Мексику. Но эти туры конечно рассчитаны на людей с достатком выше среднего и высоким.

И говорить о каком-то массовом направлении здесь мы не можем. Однако, в любом случае есть ограничения - за 72 часа до выезда в названные мною страны необходимо сдать ПЦР-тест. И это создает определенные сложности - так как нет гарантии, что человек не окажется болен накануне вылета.

Есть возможность застраховать свой тур от невылета. Но при этом из-за высокого риска сегодня только две страховые компании предлагают такие услуги.

Решение о закрытии границ белорусам на выезд через наземные пункты пропуска с туристической отраслью как-то обсуждалось?

К сожалению, не обсуждалось. Это было неожиданное решение.

Вообще, что удивительно, на протяжении всего летнего сезона была большая проблема с получением информации от госорганов по правилам въезда-выезда граждан. О мерах карантинного характера, закрытия границ мы узнавали иногда непосредственно от самих туристов.

Так, например, туристы по прилету в Беларусь из Черногории получили сообщение о необходимости карантина от сотрудников погранзоны. Потому что белорусским туроператорам эту новость никто из органов госуправления не сообщил.

Это притом, что белорусские туроператоры являются организаторами туров, чартерных рейсов, и несут ответственность за достоверную информацию перед нашими туристами, обеспечение их безопасности.

Сам предновогодний запрет на выезд, конечно, отрицательно сказался на том небольшом ручейке туристов, которые были готовы путешествовать за пределы страны.

Например, наша ближайшая соседка Украина предлагала горнолыжные курорты в Буковеле, экскурсионные туры в Киев и Львов. Всегда доступными для белорусов были новогодние туры в Литву, Польшу.

К сожалению, сейчас мы никак на эту ситуацию не можем повлиять, а только принять и попытаться пережить.

- Как вы полагаете, белорусы смогут вернуться к массовому туризму?

- Все хотели бы к этому вернуться, но пока есть проблемы. Судя по всему, нынешний тренд во всем мире - это научиться путешествовать в существующей реальности, используя имеющиеся возможности: ПЦР и экспресс-тесты, масочный и перчаточный режим, страхование от невыезда.

Мы чувствуем, что люди скучают по путешествиям и по тому общению, культурному обмену, которые предоставляет туризм. Желание путешествовать, безусловно, будет расти с открытием границ.

Однако остается вопрос цены. Почему массовый туризм вообще приобрел популярность? Потому что туроператоры всегда предлагают удобную и безопасную логистику. Удешевляют туры, благодаря выкупу целых блоков номеров в отелях на популярных курортах, билетов на регулярных рейсах. Кроме того, заказывают чартерные перевозки, организовывают групповые трансферы.

Однако, сегодня, даже при путешествиях по Беларуси, в условиях ковида, мы столкнулись с определенными ограничениями. Например, в автобусе может быть размещено не 40 человек, а 20. А затраты на рейс при этом одинаковые. И потребителю приходится за это платить.

- Свет в конце туннеля вообще есть? И если исходить из тезиса, что плохие времена рождают хорошие возможности – какими эти возможности могут быть? И в целом – пациент скорее жив, или мертв?

- Есть такая поговорка, что оптимисты в каждой трудности видят возможности. Например, то, как мы научились в этих условиях, работать удаленно и, при этом, решать самые сложные вопросы, использовав технологические ресурсы компании, научились оптимизировать свои затраты.

Конечно, в определенной степени это плюс. Произошло некое единение потребителей и субъектов туристической отрасли. От имени всех туроператоров и турагентов и от себя лично хотела бы поблагодарить всех потребителей, которые с пониманием отнеслись к сложившейся ситуации в туризме, поддержали морально своих турагентов, перенесли и переносят туры на 2021 год.

Тем не менее, конечно, главные задачи, которые надо решить очевидны: сохранить отрасль и обеспечить путешествия безопасными. Потому что всё, что мы делаем сейчас для организации путешествий, имеет большой риск. Вы сами видите, и тому последний пример ситуация в Великобритании, когда границы просто закрылись в один момент. И виноватых нет.

Это реальность, которую нужно принять. И в этих условиях говорить о быстром расцвете и восстановлении туризма, конечно, очень сложно. Нам понадобится лет пять-семь для того, чтобы восстановиться и выйти на объемы 2019 года.

И отвечая на вопрос, "жив пациент или нет", это скорее состояние между. Одно могу сказать точно, что последствия ухода с рынка туроператоров будут необратимые.

Сегодня очень важно все-таки государству признать проблему в туризме и провести "оздоровительные" мероприятия в отрасли, потому что средняя температура по "больнице" уже давно не 36,6.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ