Андрей Егоров: В Турции сложилась примерно такая же ситуация, как и в Беларуси


Неудачная попытка военного переворота в ночь с 15 на 16 июля закончилась задержанием около 6 тысяч военных и государственных служащих Турции. Среди задержанных в ходе «чистки», как выразился министр юстиции Бекир Боздаг, члены высшего командного состава и судьи.

Фетхулла Гюлен, которого Анкара обвиняет в причастности к госперевороту, является духовным главой движения, которое насчитывает миллионы сторонников в исламском мире, и считается в Турции вторым по влиянию человеком после Реджепа Тайипа Эрдогана. Он ведет уединенный образ жизни в добровольном изгнании в США.

Фетхулла Гюлен категорически опровергает обвинения властей Турции в причастности в попытке госпереворота, о чем говорится в заявлении в Гюлена, передает Рейтер.

«Я строго осуждаю попытку военного переворота в Турции. Как человек, который страдал от разных военных переворотов, считаю особенно оскорбительными обвинения в участиях в подобных акциях. Я категорически отвергаю такие обвинения», - заявил Гюлен.

Фетхула Гюлен не исключил, что переворот был постановкой, инсценированной Эрдоганом для укрепления собственной власти.

Что же произошло в Турции в ночь с 15 на 16 июля? Служба информации «ЕвроБеларуси» попыталась разобраться в ситуации вместе с директором Центра европейской трансформации Андреем Егоровым.

— Что же произошло в Турции? Причиной попытки госпереворота стали внутриполитические причины либо здесь замешан и внешний фактор?

— Попытка госпереворота в Турции вызвана исключительно внутритурецкими факторами, нет никаких оснований говорить, что попытка смены власти инспирирована извне.

В Турции существует традиционное противостояние между светской армией, ориентированной на поддержку если не демократии, то светских институтов, и Эрдорганом, его попытками установить исламистский авторитарный режим. Эрдоган успешно насаждает в стране авторитаризм, который очень схож с путинским режимом в России и лукашенковским режимом в Беларуси. Армия в очередной раз попыталась вернуть Турцию на рельсы светского и, возможно, демократического развития, однако безуспешно.

— Почему попытка сменить власть захлебнулась?

— Попытка оказалась неудачной. Эрдоган пришел к власти 13 лет назад путем демократических выборов, имея большую поддержку населения. Но придя к власти, Эрдоган сразу начал упразднять политический плюрализм и ликвидировать демократические институты в стране; он установил контроль над медиа, начал подавлять политических лидеров, установил контроль над университетами, которые традиционно, наряду с армией, являлись институтом, поддерживающим светский демократический режим в Турции. И, безусловно, Эрдоган начал чистку армии: в 2011 году он арестовал около 200 высших армейских офицеров, чтобы предотвратить попытку военного переворота. Эрдоган также начал ликвидировать образовательные учреждения, поставлявшие новые кадры для армии, опору армии. Армия значительно ослабла и перестала восприниматься как гарант светского режима в Турции, хотя она никогда и не являлась демократическим институтом.

Ослабив армию, Эрдоган сумел предотвратить будущие попытки переворотов, по крайней мере, успешные.

— Почему турецкое население поддерживает авторитарный режим Эрдогана?

— Нам, белорусам, ситуация достаточно знакома. Придя к власти на волне популизма, но демократическим путем, авторитарный лидер устанавливает новый тип информационной монополии: ликвидирует независимые медиа, устраняет политический плюрализм, лишает своих оппонентов финансовой поддержки, лишает их доступа к широкой публике, доминирует в информационном пространстве, использует ресурсы пропагандисткой машины для поддержания своего имиджа и популярности. Поэтому у него всегда есть достаточное количество населения, которое верит ему и поддерживает его, а не демократические формы управления. В Турции сложилась примерно такая же ситуация, как и в Беларуси.

— То есть, Беларусь стала пионером по установлению авторитарного режима нового типа не только на постсоветском пространстве, но и далеко за его пределами?

— Можно сказать и так. Но нельзя говорить, что Турция заимствовала белорусскую модель авторитаризма. Скорее, Беларусь стала одной из первых в установлении нового типа популистского авторитаризма в информационную эпоху, а сформировавшиеся институты нового авторитаризма соответствуют, комплиментарны духу информационной эпохи и новой социальности, которая устанавливается во времена информационного общества. Гомогенность в этих режимах соответствует тенденции к установлению нового глобального общества информационного типа. Авторитаризмы похожи друг на друга, потому что другими просто не могут быть в новое время.

Нам нужны и демократические режимы нового типа, потому что мы наблюдаем наступление авторитаризма на демократию в глобальном масштабе. И пока что авторитаризмы оказываются успешнее демократических режимов.

— В Турции произошла уже не первая попытка госпереворота. Сопротивление исламистскому авторитаризму окончено?

— Нужно понимать, что Эрдоган установил достаточно сильный контроль над институтами, которые являлись опорой демократического режима в Турции. Одной из главных опор демократического режима являлось светское образование, университеты, которые сейчас очень сильно огосударствлены, а огосударствление армии будет только нарастать. Безусловно, в Турции остаются очаги демократического сопротивления, они могу периодически восставать, инициировать изменение ситуации. Однако чаще режим оказывается гораздо сильнее попыток переворота, которые исходят от общества.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter