Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Анастасия Бойко, Еврорадио
12 декабря 2018, 08:27
Двухлетняя Вера и её мама Мария Званько. Фото: Facebook
Мария Званько пытается доказать в суде, что ее дочь нуждается в лечении за пределами Беларуси. У двухлетней Веры редкое генетическое заболевание — спинальная мышечная атрофия (СМА) II типа. В Беларуси нет препарата, который приостановил бы течение болезни.

Родители малышки обратились в Минздрав с просьбой отправить их дочь на лечение за рубеж. Но курс, мягко говоря, недёшев — одна инъекция препарата Spinraza стоит 89 тысяч евро, а девочке их нужно шесть за год. Чиновники сочли лечение нецелесообразными и два раза — 17 августа и 10 октября — на комиссии по этому вопросу отказали в просьбе.

Что это? Доказательство того, что медицина, в Беларуси бесплатна, но до определённой суммы? Или суровая реальность, в которой Вере Званько не может помочь даже дорогостоящий препарат? Еврорадио пыталось разобраться в этом во время заседания в зале суда.


“Нецелесообразность” выживания

По словам Дмитрия Лаевского, адвоката Марии Званько, Вера имеет полное право лечиться за рубежом за счёт государства, а решения Минздрава о “нецелесообразности” направления Веры Званько за пределы Беларуси — незаконные и нарушают статью 14 закона “О здравоохранении”.

“Согласно этой статье, за медицинской помощью за рубеж направляются граждане, если необходимая помощь отсутствует в Беларуси, — утверждает адвокат. — [Также] Минздрав нарушает статью 6 Конвенции “О правах ребёнка”, которая обязывает государство обеспечивать в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка”.

Лаевский считает, что решение Минздрава говорят в принципе о нецелесообразности выживания девочки: “Решение комиссии в том виде, в котором оно было принято, нарушает право Веры Званько на жизнь, гарантированное частью 1 статьи 24 Конституции Беларуси и частью 1 статьи 6 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах”.

Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Семья Веры Званько. Фото: Facebook

Адвокат продолжает: Вера Званько частично уже утратила физиологические функции. Если не оказать ей помощь в ближайшее время, то она умрёт:

“Единственный препарат, способный помочь ей, это Spinraza. Аналогов ему нет. Препарат одобрен и допущен в ряде высокоразвитых стран. Минздрав отказывается даже признать необходимость Веры Званько в данном препарате. Тут даже не стоит вопрос о деньгах, тут дело в необходимости”.



“Непонятно, откуда заявитель настолько уверен в действенности препарата”

В ноябре в суде Московского района начались предварительные заседания по жалобе Марии Званько. 11 декабря суд продолжается. Интересы Минздрава представляет специалист юридического отдела. В зале также присутствуют врачи, приглашённые в качестве экспертов, журналисты и правозащитник Андрей Бондаренко.

Для начала стороны не сходятся в вопросе перевода документов, предоставленных Минздравом на иностранных языках. Лаевский ходатайствует об отклонении незаверенных переводов. Он считает незаконным приобщать к материалам дела незаверенные документы, переведённые непрофессиональным переводчиком:

“Вероятно этот документ имеет какое-то отношение к препарату Spinraza. Перевода, который заверен аккредитованным лицом, нет, поэтому я прошу суд не приобщать данные документы к материалам дела и запретить представителю Минздрава ссылаться на них”.


Судья Полина Антипчук не удовлетворяет заявленное ходатайство. Адвокат не отступает:

“Мы не можем быть уверены, что перевод достоверен. Исследование такого рода документов может привести к возможной судебной ошибке. Документы демонстрируют признаки модификации информации”.


Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Футболисты "Луча" вышли на матч с БАТЭ в майках "Вере можно помочь!". Фото: fcbate.by

В предварительном заседании ответчик заявлял, что во время клинических испытаний Spinraza 18 детям из 36 лечение помогло поддерживать жизнедеятельность, а другие 18 детей скончались. Лаевский подчёркивает, что Минздрав не указал источник этой информации.

Представитель Минздрава поясняет, что имелась в виду смертность не из-за применения препарата, а в силу естественного течения болезни. Он разводит руками: “Для нас совсем непонятно, откуда заявитель настолько уверен в действенности препарата. Мы говорим о не 100% эффективности данного препарата, а лишь о 50-60%. Поэтому всё-таки есть сомнения по данному поводу”.


“Конкретные примеры?” — “Не могу сейчас назвать”

Кандидат медицинских наук, доцент кафедры детской неврологии БелМАПО Ирина Жевнеронок, вызванная в суд в качестве специалиста, утверждает, что в случае препарата Spinraza (другое название: Nusinersen) ещё нет исследований, которые доказали бы его долгосрочное действие. А по мнению комиссии Минздрава, симптоматическое лечение спинальной мышечной атрофии Вера Званько может получать и в Беларуси.

— Паллиативная помощь может восстановить способность ходить? — спрашивает Лаевский у представителя Минздрава.

— Да.

— Конкретные примеры?

— Не могу сейчас назвать, я не врач.

Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Вера Званько. Фото: Facebook

Минздрав, аргументируя решение комиссии, утверждает, что в Беларуси есть специалисты, которые владеют навыком интратекального (путем инъекции на уровне поясничных позвонков) введения лекарственных препаратов. Представитель министерства говорит, что использование Spinraza в Беларуси может осуществляться только за счет собственных средств или других источников, не запрещенных законом.

Но адвокат заявительницы считает, что “умение врача вводить иглу в спинной мозг не свидетельствует о возможности оказания медицинской помощи”.


“Препарат хороший. Если бы каждая страна имела возможность…”

Вызванный в суд в качестве свидетеля Валентин Шалькевич, заведующий кафедрой детской неврологии БелМАПО, делал доклад для комиссии, которая выносила решение по обращению родителей Веры Званько.

“Члены комиссии знали о существовании этого препарата [Spinraza], так как Минздрав был в курсе этой ситуации. Отсутствует четко доказанный профиль безопасности в перспективе долгосрочного применения данного препарата”, — говорит он.


Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Фото: www.gofundme.com

На вопрос судьи о том, в чем именно, по мнению комиссии, выражена нецелесообразность лечения Веры за рубежом, Шалькевич отвечает, что “родителям был предложен вариант купить препарат за собственные или какие-то ещё средства и ввести его на территории Республики Беларусь”. “Препарат хороший. Если бы каждая страна имела возможность его применять, было бы хорошо”, — продолжает эксперт.

Лаевский уточняет у свидетеля, повлияла ли стоимость препарата на решение комиссии. Свидетель отвечает, что комиссия учитывает все факторы. Но конкретно он сказать не может, “потому что не принимал участия в решении”.


Беларусь не входит в число стран, которым Spinraza может достаться бесплатно

Ведущий научный сотрудник неврологического отдела РНПЦ неврологии и нейрохирургии, кандидат медицинских наук Светлана Куликова рассказывает в суде, что Вера Званько не единственная белорусская пациентка с СМА. Ранее в Минздрав обращались и другие родители детей с таким диагнозом. В феврале 2018 года Куликова начала переписку с американской компанией Biogen, которая производит Spinraza. Спустя время компания сообщила, что Беларусь не входит в число стран, на которые может распространяться программа расширенного доступа (бесплатная) применения препарата.

По словам Светланы Куликовой, в год ребёнку с СМА нужно 6 ампул Spinraza. “Стоимость одной ампулы — 89 тысяч евро, это без учета транспортных затрат. Получается, что нужно порядка 700 тысяч евро”.

—Если бы компания Biogen, производитель Spinraza, открыла бы для Беларуси программу расширенного доступа, комиссия говорила бы о нецелесообразности? — спрашивает Лаевский у Шалькевича.

— Если бы была открыта программа расширенного доступа, то комиссия вообще не понадобилась бы.

— Возникли бы в таком случае доводы о том, что нет четко доказанного профиля безопасности при долгосрочном применении Spinraza?

— Думаю, что препятствия сохранились бы, — считает свидетель.

Минздраву жалко 700 тысяч евро для маленькой Веры - или лечение нецелесообразно?

Фото: Facebook

Один из доводов Министерства здравоохранения: Spinraza не зарегистрирована в Беларуси. Мол, это экспериментальный препарат, который ещё проходит испытания.

Светлана Куликова утверждает, что Spinraza уже можно считать лекарственным препаратом, потому что она прошла испытания и применяется в США, некоторых странах ЕС, Канаде, Японии, Бразилии, Южной Корее, Чили и Австралии. При поддержке спонсоров препаратом лечат в Болгарии, на Кипре, в Эстонии, Литве, Латвии, Исландии, России, Украине и Сербии.

Заседание по делу Марии Званько против Минздрава продолжится 12 декабря в 15:30.


Для внесения посильного вклада в сбор средств для Веры есть множество способов:

Перевод на телефон: +375 (29) 563 53 56

Счета в "Беларусбанке"

Карта "Сбербанка" (РФ): 5336 6902 9803 5629 на имя Званько Марии Леонидовны

Кошельки Webmoney: WMR R124759891916, WMZ Z979967493629, WME E562608138153

Фандрайзинг Facebook

GoFundMe

ЯндексДеньги: 410017294786324 на имя Марии Леонидовны Званько

Bitcoin: 158hPyJfBxp8wrkSGfAUoFkgMh6ZHLBZx1

#smavera #ВереМожноПомочь
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ