Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды


8 февраля 2016, 20:03
Простые люди с малой родины Лукашенко страдают от его указов не меньше, чем индивидуальные предприниматели.

В Шклове, как и во всей Беларуси, второй месяц большинство мелких предпринимателей, которые торговали привезенными из России товарами легкой промышленности, не выходят на рабочие места. 222-й указ Лукашенко парализовал их работу. Как местные жители обходятся без привычной торговли?

Небольшой рынок райцентра в воскресенье не пустовал. Посетителей, как показалось журналистам «Радыё Свабода», было немало. Большинство павильонов, однако, были на замке. На площадке, где ранее выставлялись палатки с одеждой и обувью, зазывала покупателей только торговка хозяйственными товарами и ее коллеги, которые предлагали приобретать одежду и обувь военной расцветки.

«Вы же сами видите, что палаток нет. Все пусто. Выходные дни - и людей нет. Это, разумеется, плохо, - рассказали о ситуации в одном из открытых павильонов. - Шклов же маленький, куда люди идут? На базар. Возле палаток походили, вспомнили, что моего не купили, зашли ко мне. А теперь есмли кто и наведывается, то чаще всего в павильон с продуктами. Быстренько пробегут - и домой».

Собеседница соглашается: то, что предлагают мелким бизнесменам белорусские поставщики, слишком дорогое. Выходит, говорит торговка, в два раза дороже, чем привозное из России. Больших оптовых складов с большим выбором товара, как, например, в Москве, в Беларуси нет.

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

Тем не менее, говорит она, никто указ № 222 отменять не будет, и его следует воспринимать как факт.

«С документами я работаю уже два года, но для меня главное сейчас - большие штрафы», - говорит собеседница.

«Для индивидуальных предпринимателей они от 100 до 200 базовых. Представьте себе: придут ко мне с проверкой и обязательно что-то найдут. Это уже практика такая. И 21 миллион мне штрафа с возможной конфискацией товара. И еще проблема: у людей денег нет. Это очень чувствуется. Теперь если покупают, то только то, что нужно».


Выплатить штраф в 3,6 миллиарда - это не для мелких предпринимателей

«Здесь до Нового года палатки стояли в три ряда, - говорит еще один торговец из открытого павильона. - А павильонов видите сколько закрытo - это все из-за 222-го указа. Да и я сам собираюсь закрываться. Что привез к Новому году с документами, попробую распродать. У людей просто нет денег. Глухо. Раньше ездил за товаром раз в неделю, а теперь - раз в полгода. Здесь все предприятия убыточны», - заявляет торговец.

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

Собеседник, однако, замечает, что не всем в Шклове плохо. И вспоминает нашумевшую новость о бывшей заместителтьнице директора по маркетингу акционерного общества «Александрийское». Ее обвиняли в превышении должностных полномочий и халатности. Пробыв под арестом, она покрыла предприятию убытки в размере 3,6 миллиарда рублей.

«За неделю погасила три миллиарда шестьсот тысяч рублей недостачи. Вот это зарплаты, не то что у нас доходы», - с улыбкой удивляется мелкий бизнесмен.


Где купить куртку доярке, у которой зарплата не дотягивает до двух миллионов?

Следующая собеседница - одна из редких на рынке, кто продает широкий ассортимент одежды. Сопроводительные документы на товар, говорит, есть.

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

«Вообще очень малая покупательская способность у людей. Мы же работаем от зарплат. Как выплачивают их, люди что-то покупают. А сейчас у людей нет денег. А если бы были, то и торговля у нас был бы живее», - объясняет ситуацию предпринимательница.

«Много покупателей просит, куртки чтобы привезла. Но без документов их привезти не могу, а в Беларуси такой одежде нет. На маленьких оптовых складах то, что нам нужно если и есть, то говорят: «Это не ваше дело, отложили другим». Предлагают товар десятилетней давности, - продолжает собеседница. - Мы же здесь ориентируемся на покупателей из деревень. Они просят, чтобы дешевле, а с документами дороже выходит. Покупатели очень агрессивно настроены. Клянут всех. Все это очень печально, а еще и кризис. У доярок зарплата миллион восемьсот, а ведь они сидят на работе с утра до вечера».


У покупателей нет денег на обновы, хотя золотое вези

В другом павильоне с обувью заявили: «Палаток нет, все правильно. Документы отсутствуют - значит, не могут торговать. Раз указ издали, то куда уж деться. Надо его выполнять. Покупателей стало меньше, конечно же. У них просто нет денег. Зарплаты небольшие. Что поделаешь, кризис везде».

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

«Даже если бы сейчас все открылись и вышли с палатками, то ситуация выглядела бы так же, - настаивают на своей позиции собеседники. - Вы же посмотрите, у нас ни одного покупателя. А представьте, чтобы рядом кто-то продавал еще такие же ботинки. Периферия умирает. Люди едут в большие города. Нас задавили гипермаркеты».

Торговцы - женщины и молодой парень - признают: указ 222 - удар по жителям Шклова.

«Появятся фирмы, которые будут работать с малой наценкой, и у них будут покупать. Однако и это ничего не изменит, потому что народ и так ничего не покупает, хоть золотое вези сюда. Просто сейчас мы в ... все. Если бы указа не было, то лучше, может, бы было, но он есть», - высказывается предприниматель.


Покупатели: Ни работы, ни денег, ни одеждыhttp://udf.by/engine/skins/bbcodes/images/typograf.gif

Тем временем жители Шклова, посетители вещевой части местного рынка, не в восторге от закрытых павильонов и пропавших палаток. Отсутствие дешевого привозного товара для них пока - непреодолимая проблема и непонятный шаг власти. Они растеряны.

«Это очень плохо. Шклов - маленький город, и рынок - единственное место, где можно было что-то из одежды присмотреть, - высказывает свое отношение к ситуации молодая женщина, направляясь на рынок. - Сейчас одеться - это проблема. Многие задают этот вопрос и не находят ответа. Может, как-то все изменится, надеемся. В магазинах все дорого. Своему ребенку я покупала половину привозного, половину белорусского, но белорусское дорогое».

«Сейчас будем одеваться в магазине, - с явным раздражением реагируют на интерес журналиста следующие собеседники, молодые парень и девушка. - Да, там дороже, но вы ответьте: где тогда одеваться, когда все закрыто? Куда из Шклова ехать? Это еще какой удар для людей. Здесь же можно было купить дешевле. Да за что покупать? Ни работы, ни денег, ни одежды. Кризис».

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

Недавно напротив шкловского Дома культуры поставили памятник советскому актеру, уроженцу Шкловского района Петру Олейникову. Он увековечен в рваной тельняшке (фрагмент из советского кинофильма «Трактористы»). На лице - веселая растерянность. Сами шкловца также выглядят растерянными, только веселости не наблюдается.

Жители Шклова: Ни работы, ни денег, ни одежды

Фото: svaboda.org
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ