“Если нет публичной политики, какая разница, чем в своем гетто занимается оппозиция?“

Валерий Карбалевич, белорусская служба радио "Свобода" / перевод UDF.BY
5 марта 2016, 11:27
Доклад председателя совета гражданской кампании «Говори правду» Андрея Дмитриева на конференции Belarus Security Blog стал попыткой в концентрированном виде концептуализировать новые подходы оппозиции к нынешней белорусского действительности. Докладчик высказал целый ряд тезисов, которые могут стать поводом для широкой дискуссии в демократической политической и экспертной среде.

Главный вывод Андрея Дмитриева заключается в том, что реформы нужны не только в государстве, но и в оппозиции, так как использования старых методов не дает политических результатов. Ведь и там, и там есть реформаторы и ретрограды. Вообще в выступлении политика есть много интересных идей. Не берусь давать рецензию, все их анализировать, а лишь хочу высказать несколько замечаний.

Есть тезисы, с которыми трудно спорить. Что реформы лучше, чем революция. Что оппозиции нужно ориентироваться на поддержку большинства населения. Что при проведении уличных акций следует действовать по принципу «лучше меньше, да лучше». (Это как раз сейчас очень актуально, так как началась нездоровая конкуренция за первенство в организации протестных шествий). Что оппозиции в своей деятельности нужно апеллировать к темам, интересных обществу, а не только к ценностям, которые важны самой демократической общественности.

Но не сказал бы, что здесь есть что-то принципиально новое. Об этом уже много сказано, написано, и даже было немало попыток реализовать все это на практике. В общем, кажется, за 20 лет борьбы в подполье оппозиция перепробовала все возможные методы и тактики борьбы. Правда, без заметных результатов.

Однако есть ряд тезисов, с которыми хотел бы поспорить.

Андрей Дмитриев утверждает, что «ретрограды» в оппозиции «исключают диалог или видят его только в формате беседы о капитуляции со стороной, которая проиграла». И делает вывод: «Без выстраивания диалога, пусть часто и неравного, перемены в Беларуси невозможны».

Я не знаю в оппозиционной среде политиков или структур, которые были бы против диалога. Разве что, может, за исключением КХП-БНФ. Что, власти предлагали реальный диалог, а оппозиция отказалась? Я о таком не слышал.

Здесь нужно отличать диалог от его имитации. Ведь встречи с председателями комиссий Палаты представителей или даже с министрами — это не диалог, а просто ознакомительная коммуникация, которая, возможно, дает пиар-дивиденды, но не более того.

Диалога в Беларуси не хочет власть, и в этом главная проблема.

Вот в миниблоге на сайте «Белорусский партизан» Андрей Дмитриев, полемизируя с Александром Федутой, пишет:

Зачем на 22-м году жизни авторитарному руководителю понадобились союзники в подлинной или мнимой оппозиции? Что это ему даст? Санкции и без этого сняли, два из трех претендентов в кандидаты от демократических сил даже 100 тысяч подписей собрать не смогли. Рейтинг оппозиции низкий. Зачем это нужно, какие выгоды получит Лукашенко, если таких союзников найдет и создаст — какие мнения, друзей и врагов? Разве что некоторым просто больно признать, что оппозиция властям ни в каком виде не нужна. Ведь именно в этой кажущейся потребности была их ценность, как минимум в своих глазах.

Полностью согласен с этим пассажем Андрея. Действительно, зачем режиму оппозиционные союзники, диалог с ними? Но это, в некотором смысле, противоречит тому, о чем он говорит в своем докладе.

Политик верно настаивает:

Новая политическая реальность такова. Общество требует добиваться результата на любых уровнях, чтобы демонстрировать нашу способность и смысл нас поддерживать. Обществу нужна не жертва, а успех. Это усиливает концепцию «Гражданской договора», которую мы представили в 2012 году, основанную на идее «маленьких побед».

Все правильно, критерий эффективности любой стратегии — практика. Только хотелось бы узнать о результатах, успехах, пусть малых, но победах кампании «Говори правду».

Да, 18-20% Татьяны Короткевич на президентских выборах — это успех. Но это стандартный в Беларуси уровень поддержки оппозиционного кандидата в ходе президентских выборов. Она одна представляла оппозицию, поэтому и собрала весь протестный электорат, причем при довольно благоприятном официальном информационном фоне. А что дальше? Не удивлюсь, если мартовский опрос НИСЭПИ покажет, что рейтинг Короткевич падает. И это абсолютно закономерно в ситуации отсутствия публичной политики в стране.

Это общая беда. Ведь кажется, что в стратегии постепенных перемен, необходимостью которых встает перед Беларусью, автор доклада преувеличивает роль оппозиции. Если изменения и начнутся, то под воздействием экономического кризиса или геополитических факторов. К сожалению, оппозиция — если и субъект политического влияния, то очень слабый.

На этом фоне все рассуждения о необходимости менять методы деятельности оппозиционных сил представляются не очень важными. Если нет публичной политики и конкуренции, то какая разница, чем там в своем гетто занимаются оппоненты режима?

Тем не менее попытка фактического лидера «Говори правду» искать новые пути для укрепления позиций демократических сил достойна всяческой поддержки. Было бы хорошо, чтобы этот доклад стал толчком для широкой общественной дискуссии.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ