Андрей Суздальцев: Москве наплевать на “хитрые“ маневры Лукашенко

Андрей Суздальцев, politoboz.com
25 апреля 2016, 09:43
21 апреля 2016 г. А. Лукашенко выступил с Посланием белорусскому народу и Национальному собранию страны. Это ритуальное мероприятие, которое, как правило, проводится в весьма эмоциональном формате, тем не менее, за последние два десятилетия ни разу не становилось олицетворением некого нового этапа развития страны. Возможно, что это связано с тем, что все годы своего президентства А. Лукашенко инстинктивно стремился все-таки сохранить те постсоветские социально-экономические условия, которые позволили ему когда-то добиться власти и сохранить её.

Это же стремление белорусского президента относится и к внешним условиям, которые несмотря на то, что они объективно меняются даже быстрее, чем ситуация в экономике республики или на её политической арене, но до последнего времени сохраняли для правящего режима определенный набор благоприятных возможностей, позволяющих белорусскому авторитаризму элементарно выживать.

В апрельском 2016 года президентском Послании внешнему фактору по объему уделялось совсем немного времени. Однако, по агрессивности и концептуальности изложения вопросы внешней политики Беларуси оказались самыми запоминающимися и, одновременно, самыми неоднозначными. Здесь стоит обратить внимание на то, что А. Лукашенко сам заострил внимание на внешнеполитической проблематике республики, увязав её с выживаемостью собственного политического режима: «Внутренний конфликт, особенно в Беларуси, возможен только при поддержке внешних сил» (http://www.belta.by/president/view/stenogramma-poslanija-aleksandra-lukashenko-k-belorusskomu-narodu-i-natsionalnomu-sobraniju-190621-2016/ ).

Иными словами, белорусский президент уверен, в том, что он силах контролировать политическую ситуацию в стране, но правящей группировке надо быть готовой к внешнему вмешательству. Вот только потенциальных «врагов» белорусский президент так и не назвал.

«Наши братья – россияне»

А. Лукашенко именно в таком «братском» формате периодически обращался в своей речи к России, но почему-то исключительно с критикой её политики в отношении Беларуси и с таким злобным выражением лица и в столь угрожающей интонации, что иногда возникало ощущение, что он имеет в виду каких-нибудь «братков» из Кремля, мешающих ему налаживать отношения с внешним миром. Отсюда и столь яркие и образные заявления главы белорусского государства:

- «Иногда противно слушать из некоторых ангажированных рупоров из России, что у нас чуть ли не мягкая белорусизация, что у нас еще что–то тут происходит. Чуть ли не разворот куда–то. Я не знаю, куда мы можем развернуться. Куда нам разворачиваться?»;

- «Вы знаете, я встречался с евросоюзовцами много. С американцами. Они передо мной такой проблемы никогда не ставили: с Россией там или с Западом. Наоборот, просят, чтобы у Беларуси были хорошие отношения и с Западом, и с Россией. Но я хочу, чтобы россияне понимали, особенно руководство России, что мы не будем «мальчиками на побегушках»;

- «Мы самостоятельное суверенное государство, живущее с вами в одном доме, но имеющее свою квартиру. Пусть маленькую, небольшую, но свою квартиру. Кстати, это и слова нынешнего Президента России. Президент России готов на этом строить наши отношения. Почему некоторые, в том числе и провластные рупоры, зацикливаются на другом? До клеветы переходят на Беларусь. Надо это заканчивать. Это к добру не приводит!»;

- «Это же не дело, когда Премьер-министр России — мой хороший друг, товарищ — приезжает на КамАЗ и говорит: «Ну раз белорусы отказались нам продавать какой–то завод, ну давайте мы на КамАЗе производство это организуем». Ну а как понимать нашу договоренность о том, что мы не будем создавать альтернативных производств?»;

- «…и у нас есть интерес в России. Например, мы из 22 миллионов тонн нефти примерно 20 покупаем у вас. 25 миллиардов кубов газа. Хорошо. Вы нам взамен передайте, продайте месторождение, чтобы мы могли добывать 10 миллионов тонн нефти у вас. Ведь много в советские времена сделали (знаете Лангепас и другие, я уже не помню места, где мы строили, добывали нефть в России, как в одной стране — Советском Союзе). Давайте договоримся, что вы нам помогаете в этом плане, мы вам помогаем, идем навстречу в этом. Почему нет ответа? Догадайтесь сами.
(http://www.belta.by/president/view/stenogramma-poslanija-aleksandra-lukashenko-k-belorusskomu-narodu-i-natsionalnomu-sobraniju-190621-2016/ - Справедливости ради необходимо отметить, что БЕЛТА редактирует речь А. Лукашенко и значительно понижает градус риторики).


Независимый внешнеполитический курс

Стоит несколько раз перечитать слова белорусского президента. Это весьма странные и противоречивые заявления. К примеру, с одной стороны А. Лукашенко говорит о суверенном внешнеполитическом курсе, многовекторной внешней политике, о независимой «квартире» в многоквартирном доме (европейском или евразийском?), но одновременно требует от России, чтобы она не смела строить альтернативных производств, предоставила Беларуси нефтепромыслы (продала или обменяла на Минский завод колесных тягачей), снизила цену на поставляемый в РБ газ (об этом в Послании не говорилось, но данная тема весьма актуальна в российско-белорусских отношениях). В общем, белорусский президент весьма жестко настаивает на том, чтобы Москва продолжала делать весьма заметные и, скажем прямо, весьма тяжелые в современных условиях экономические уступки. Как-то не очень по-братски…


Реплика

Между прочим, необходимо сразу выделить слова А. Лукашенко о перспективах продажи МЗКТ. Дело в том, что в прошлом году, посещая данное предприятие, белорусский президент категорически отверг перспективу прихода на предприятие российского капитала. 21 апреля Лукашенко, видимо уяснив, что «незаменимых нет» выразил готовность предприятие продать или поменять на нефтепромыслы.

Этот момент очень любопытен. Дело в том, что наследство СССР было разделено на саммите в Бишкеке в 1992 году по территориальному принципу. Не исключалось получение активов и на территории соседних республик, если власти молодых республик могли бы доказать, что объекты строились за счет республиканских бюджетов. Так, к примеру, Минск доказал, что санаторий «Беларусь» в Сочи построен за счет бюджета БССР.

Но вряд ли белорусское руководство сможет доказать, что оно финансировало, скажем, разработки тюменской нефти.

Да, белорусские строители и нефтяники ездили в Западную Сибирь, зарабатывали там деньги, как и строительные организации, но не более. Вряд ли это является основанием для получения активов, на строительстве которых белорусы работали. Иначе с тем же основанием те белорусские бригады, которые сейчас работают в России, тоже будут требовать построенные ими дороги, мосты, дома и т.д.? Настораживает другое -- А. Лукашенко не раз возвращался к теме «неправильного» раздела советского наследства.

Он не одинок в предъявлении подобных жалоб. Лидером по предъявлению претензий к Москве на постсоветском пространстве является Киев, аппетиты которого просто безразмерные. Данные заявления, с одной стороны свидетельствуют о полном провале созданных в той же Беларуси, как впрочем и на Украине, национальных экономических моделей, что заставляет правящие круги натравливать население на Россию, которая кого-то опять «обделила» и «недоплатила». Иными словами, перед нами элементарный «перевод стрелок».

С другой стороны, требования к России «поделиться» связаны еще и с тем, что полученное советское наследство закончилось (проели, продали, проолигархатили, пропили и растаскали…). Так что, лидеры постсоветских стран в свое время разделили Советский Союз, а сейчас потирают ручки и готовятся разделить Россию. Они, как и А. Лукашенко, могут только делить… Вот и Лукашенко требует от России еще раз поделиться… И, заметьте, далеко не в первый раз.


Белорусская «квартира»

Вряд ли кто-то в российском истеблишменте, если не считать совершенно невменяемых маргиналов, настаивает на том, чтобы лишить белорусский народ (кого бы он при этом не выбирал на царствование) его собственной независимой «квартиры». Правда, справедливости ради, стоит отметить, что так уж сложилось, что никогда А. Лукашенко, как избранный владелец «квартиры», не платил полновесную цену за «коммунальные услуги», прежде всего за газ. Иными словами, всегда за отопление доплачивал «сосед».

За два десятилетия жители белорусской «квартиры» настолько привыкли к газовой «халяве», что если тому же А. Лукашенко об этой традиции напомнить, то он искренне удивится и даже возмутится, так как он ведь в свое время подписал с «соседом» некие союзные договоры и соглашения, где принял на себя некоторые обязательства по совместной охране «подъезда» и единой внешней политике по отношению к недобрым и хулиганистым «соседям».

Но вот с выполнением этих обязательств, что-то у А. Лукашенко не получается. Он как-то страстно ударился в интриги против доброго «соседа», сдружился с «хулиганами», которые бросают камни в соседские окна и даже периодически нападают на соседских парней.

А. Лукашенко, естественно, прекрасно понимает то, что делает и ради чего. Понимает он и то, что белорусская национальная квартира «отапливается и обслуживается» в долг? И этот долг растет…


Международные интриги

Автор этих строк, не являясь, естественно, каким-либо врагом белорусской государственности, искренне рад попыткам формирования республикой независимого внешнеполитического курса, что, по идее, должно свидетельствовать о том, что отношения между Москвой и Минском стали действительно равноправными, о чем, между прочим, белорусская стороны заявляет в ежедневном режиме. Но здесь необходимо объяснить некоторые простые политические аксиомы.

Прежде всего необходимо отметить, что независимый (в белорусском формате «многовекторный» (?) внешнеполитический курс не может быть построен на основе внешних дотаций или постоянной экономической помощи. Но в этом плане у официального Минска заявления не подтверждаются практикой. Беларусь – глубоко зависимое государство и то, что может позволить себе Москва, далеко не все может позволить себе Минск. А. Лукашенко хочет проверить это на практике? Можно посмотреть на соседей. К примеру, можно ли считать, что страны Прибалтики или Польша имеют возможность проводить независимую внешнюю политику, если они являются членами НАТО и входят в Евросоюз?

Ведь никто не отменял вполне понятные политические формулы: «независимость стоит денег» или «суверенитет означает мировые цены». Трудно представить, чтобы можно было сидеть на российском бюджете и практически воевать против России. Но г-н Лукашенко верит, что ему все сойдет с рук. На самом деле, с одной стороны практически все самые лютые, буквально зоологические враги России являются лучшими друзьями белорусского президента, но при этом, с другой стороны, количество претензий официального Минска к Москве только множится. Вот уже и Тюмень требует. А завтра что захочет? Калининград, между прочим, уже требовал. Ситуация складывается просто абсурдная…

Так может быть это не Лукашенко Москве ставит ультиматумы, а за его спиной действуют Эрдоган, Саакашвили, Порошенко или еще кто-то там?

Прекрасно видно, что А. Лукашенко вернулся из Стамбула буквально окрыленный. Встреча с Р. Эрдоганом открыла перед ним некие новые горизонты. Видимо, во время диалога с президентом Турции белорусский президент почувствовал себя в центре если не мировой, то хотя бы региональной политики. Более того, как стало понятно по косвенным признакам, включая информацию турецких и европейских источников, президенту Лукашенко могло показаться, что судьбы Москвы уже в его руках. Естественно, с помощью Запада… Невольно возникает ощущение, что у белорусского президента закружилась голова.

Чего боится белорусский президент?

Международные интриги, как правило, представляют собой поразительную мозаику из амбиций и фантазий. Но как все эти фантазии претворить в жизнь? Как получить максимум из того «окна возможностей», открывшихся для Минска на Западе, как говорил белорусский глава МИДа В. Макей?

Невольно возникает ощущение, что А. Лукашенко взялся поднять неподъемный камень. Во-первых, ему необходимо буквально усыпить бдительность Москвы, провести сеанс политической анестезии в отношении Кремля, чтобы В. Путин закрыл глаза на маневры Минска с его врагами.

Сразу скажем, что это сделать практически невозможно. Во-вторых, желательно сохранить интерес к себе со стороны Запада и той же Турции, претендующей на роль одного из региональных центров силы. Иными словами, необходимо доказать Западу, что Москва реально управляема А. Лукашенко, что должно сохранить востребованность Минска.

Однако, с другой стороны, предоставление Беларуси российского кредита в 2 млрд. долларов по идее должно было подбодрить и самого белорусского президента и его западных «друзей». В-третьих, белорусский президент хочет подстраховаться, выставляя себя едва ли не жертвой «давления» со стороны России. Отсюда и решительные заявления, что он не является «мальчиком на побегушках» и т.д. Иными словами А. Лукашенко делает знаки Западу, что он в опасности и его надо защищать. В противном случае, вместе с развитием отношений с Евросоюзом республика может ждать внешнего, видимо российского, «вмешательства» (?)… То есть, надо понимать так, что Запад должен защитить А. Лукашенко от России?

Стоит отметить, что в белорусских официальных СМИ (к примеру, статьи в «СБ») уже стало традицией говорить об «агрессивной России», «агрессивном курсе Москвы» в отношении Украины, Сирии и т.д.

При всем заряде оптимизма, который получил А. Лукашенко в Стамбуле, он, тем не менее, видимо отдает себе отчет в том, что играет в смертельно опасную игру. Отсюда и столь жесткая риторика в отношении Москвы, прозвучавшая 21 апреля в зале нижней палаты белорусского собрания. Похоже, что Лукашенко рискнул пойти на опережение.


Изоляция?

На днях белорусский Минфин должен получить первый транш кредита МВФ, что, безусловно, является победой белорусского руководства, так как сейчас, на фоне широко известных проблем с кредитами МВФ, которые переживает Киев, Минск оказывается в фаворитах Запада в регионе Восточной Европы. Но кредит необходимо отрабатывать, и речь не идет о весьма щадящих экономических условиях, которыми, по традиции, МВФ предваряет выделение денег. От белорусского руководства потребуют политических уступок примерно в том же формате, как уже требует Евросоюз после снятия санкций. А. Лукашенко, правда, уверен, что он «выкрутится», но естественно, за счет России…

Москва непрозрачна и поэтому воспринимается в качестве перманентной и все возрастающей угрозы. Во-первых, Кремль (В. Путин) молчит. На «Прямой линии» президента России в отношении Беларуси не прозвучало ни слова. В лучшем случае несколько брезгливых фраз в адрес Минска бросает премьер-министр Д. Медведев. Скажем прямо, Беларусь вообще исчезла из внешнеполитической сферы Москвы. Российские власти не говорят о Беларуси в качестве «союзника». Вообще не говорят… Так что А. Лукашенко остается одно: обрушиться на «рупоры Кремля», то есть российские СМИ, которые смеют критиковать его внутреннюю и внешнюю политику. При этом, что примечательно, по традиции, белорусские СМИ, как официальные, так и оппозиционные могут десятилетиями проводить масштабные антироссийские информационные кампании…

Минск, естественно обижается, что с ним не «советуются» и даже не требуют выполнения «союзнического долга», что, вроде бы «развязывает у него руки» для маневрирования на международной арене. Но, к сожалению, белорусское руководство не может элементарно протестировать собственное поведение. Оно почему-то уверено, что «плевать в колодец» можно бесконечно и безнаказанно. Во-первых, автор этих строк неоднократно напоминал о том, что между Минском и Москвой отсутствует элементарное доверие. Ведь Беларусь не поддержала Россию ни в грузино-югоосетинской войне, не признала, хотя первоначально обещала, независимость Абхазии и Южной Осетии, отказалась от согласованной с Москвой политики в отношении Украины, правда, «де-факто» признала принадлежность Крыма России. Однако, при помощи, созданной на территории республики контрабандной инфраструктуры, практически обнулила российские контрсанкции (фактически выступила на стороне Запада в противостоянии его с Россией), оказалась от российской авиабазы, вступила в антироссийские интриги с Р. Эрдоганом и т.д. и т.п.

Любопытно то, что при наличии столь солидного списка антироссийской деятельности, Минск на полном серьезе считает, что его, как «союзника», «обходят» и не вступают с контакт при подготовке Москвой тех или иных действий на международной арене. Возникает вопрос: а зачем информировать Минск о будущих внешнеполитических шагах Москвы, когда было бы проще сразу все «сдать» Киеву или Анкаре…Или у кого-то есть иллюзии в отношении способности А. Лукашенко держать язык за зубами?

Во-вторых, стоит напомнить, что до настоящего времени Беларусь живет от кредита до кредита и пока вырваться из этого порочного круга не может.

Конечно, с улучшением отношений с Евросоюзом, А. Лукашенко надеется на то, что вслед за снятием санкций в Беларусь потекут инвестиции и новейшие технологии, экономическая зависимость от России сократится и он «проскочит» и «вырвется». Это тоже иллюзия.

Есть одна геополитическая проблема, которая уже проявилась в отношении Запада к Украине. Ни Минск, ни Киев не хотят себе признаться, что для Евросоюза и США они не являются стратегической целью и задачей, а главная цель для США и Евросоюза -- расположенная на 700-900 км вглубь континента Москва. И в данном случае и Украина и Беларусь выступают лишь в качестве инструмента давления или силового плацдарма против России. Так что можно и дальше ждать инвестиции и технологии, а также рассказывать об их скором пришествии народу и парламенту…


[size=4]А стоит ли беспокоиться Москве?

Москве, по большому счету, на все эти «хитрые» маневры А. Лукашенко, наплевать. В российском истеблишменте никто, кроме, пожалуй, вечно оппозиционных коммунистов, Беларусь союзником не считает. Если еще несколько лет назад были определенные проблемы с имиджем России, у которой оказался столь непредсказуемый и падкий на любые подачки «союзник», то сейчас к этому все привыкли, включая Запад.

Стоит отметить, что даже столь звонкие заявления А. Лукашенко, высказанные им 21 апреля, не привлекли особого внимания российских СМИ. Федеральные каналы проигнорировали белорусские «ультиматумы», а отдельные печатные российские СМИ поместили цитаты из Послания А. Лукашенко в разделы курьезов.

Международный вес Минска легче пылинки. Как бы белорусское руководство не пытались провозгласить себя основным миротворцем по проблеме урегулирования украинского кризиса -- очень трудно скрыть тот факт, что никакого минского процесса не существует, и в случае нового масштабного столкновения между Украиной и Донбассом, миф о белорусском посредничестве будет мгновенно развеян, как и мечты белорусского президента о том, что при нем Беларусь стала субъектом мировой политики. На этом фоне внешнеполитическая суета А. Лукашенко ничего, кроме брезгливости, в Москве не вызывает.

Рано или поздно белорусский президент поймет, в какое политическое одиночество он сам себя завел. Или его завели, как слепого и глухого?

Неужели он рассчитывает, что друг Эрдоган, в случае чего, бросится к нему на помощь?
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ