Константин Скуратович: Дело - швах


23 мая 2016, 13:23
Чем больше в стране чиновников, тем больше чиновничьих инициатив. К сожалению, многие из них вызывают сожаление. Меньшее – нереализованные, большее – часто воплощенные в жизнь.

Можно сказать, так сложилось исторически. Например, большевики, придя во власть, национализировали производство валенок, а кустарей-валяльщиков ликвидировали как класс. В итоге Красная Армия осталась без необходимой зимней обуви. Отметим, что наступление большевистской эпохи ознаменовалось всеобщим и устойчивым дефицитом потребительских товаров и услуг. Большевики создали товарный дефицит и начали борьбу с ним. Ленин, разумеется, был гениальным вождем, но в управлении экономикой он понимал не намного больше, чем отдельные президенты постсоветского пространства.

ЧЕКВАЛАП

У нас это называется «ручным управлением», а тогда говорили о примате политики над экономикой. Одним словом, Ленин, озабоченный нехваткой обуви для армии победившего пролетариата, учредил Чеквалап – чрезвычайную комиссию по производству и распределению валенок и лаптей. Не обошлось без экспроприаций по типу «снимай сапоги!», но главное, Чеквалап, имея поистине чрезвычайные полномочия, мог для своего святого дела любого арестовать, посадить, расстрелять. Но заставить валяльщиков-сапожников хорошо работать, не мог.

Как вспоминали очевидцы, накануне 50-летия Революции, в октябре 1967 года, власти, дабы задобрить внучек первых пролетарок «города трех революций», организовали в «Пассаже» на Невском проспекте открытую торговлю импортными женскими сапогами. Главное в политике – угадать с приоритетами: несколько недель, день и ночь около «Пассажа» велась интенсивная торговля. К слову, в «Пассаже» в 1961 году был открыт первый в СССР универмаг для женщин. Только! После полета Гагарина в космос?!

Приоритеты, однако! Советский Союз многие свои приоритеты проводил в чрезвычайном режиме. В конце 80-х правительство искало несколько десятков миллионов долларов, чтобы купить нужную народу «обувку», но безуспешно. В то время приверженца демократизации страны узнавали не столько по лозунгам, сколько по стоптанной обуви. Тысячи, возможно, миллионы причин привели СССР к краху, а среди них одна из главных – дефицит! Это когда приоритет был – сапог не было. Хоть садись и лапти плети.

ПРИОРИТЕТЫ СОХРАНЯЮТСЯ

Через год (в 2017-м) Революция встретит свое столетие. И хоть в жизни людей за это время все изменилось, появилась на карте мира суверенная Беларусь, но ее правительство наследует прежние «чекволапские приоритеты». Например, Минторг в связке с фискальными и силовыми структурами старается лишить народ права выбора нужного ему товара, который был бы для одних дешевым, для других — качественным, для третьих — престижным. Если бы белорусская промышленность производила такой ширпотреб, то цены бы ему не было ни за рубежом, ни на внутреннем рынке. А если бы вместе с реальным ростом ВВП реально росли реальные доходы населения, то правительству могло бы отказаться от вмешательства в хозяйственную деятельность людей, одни из которых могут создавать новинки, другие — внедрять, третьи — производить, четвертые — продавать…

Но дело — швах. Надолго запомнили белорусы поучения экс-председателя Нацбанка Надежды Ермаковой, когда она делилась с публикой опытом выживания в условиях кризиса: «Ну, вот у меня долларов нет, и я не иду в обменник. Мне он просто не нужен. У меня в 90-е не было, и сегодня нет. Да, обувь завозится импортная, да, она станет немного дороже, но ничего страшного, сносим вместо двух туфель одни». Когда г-жу финансиста Ермакову спросили, почему она, предвидя обвал рубля, не сделала себе валютный вклад, она отвечала просто: «Не знаю, я как-то нормально относилась к рублевым вкладам. Я – как и весь народ. Чем я лучше остальных?»

Это радует. От Ленина мы знали о декабристах: «Узок круг этих революционеров. Страшно далеки они от народа. Но дело их не пропало…». А теперь знаем, дело декабристов попала в руки таких вот «народных финансистов». Хочется, чтобы они отошли в сторонку, не дышали народу в затылок, когда он пересчитает свои жидкие доходы.

КОГДА ПРЕМЬЕР – ДРУГ НАРОДА?

Перефразируя Ленина, хочется воскликнуть: нам не нужны ваши о нас заботы. Не отстают. Друг народа Андрей Кобяков, который по совместительству возглавляет правительство народа, взял и запретил повышать заработную плату госпредприятиям. По его мнению, отдельные госпредприятия, воспользовавшись некоторой активизацией спроса, стали повышать цены и зарплаты. То есть вступили в сговор, фактически организовали картель для обеспечения господства на рынке, извлечения самой высокой прибыли. Разумеется, предприниматели все пробуют объединиться для защиты от конкурентов. В нашей госмонополистической экономике это недопустимо и невозможно. Но главное, что возмутило Кобякова — правила игры нарушают те, кто «сидит на игле господдержки».

Слово не воробей – премьер невольно признался в том, что правительство подсадили экономику на иглу господдержки. Это было терпимо и давало некоторые надежды, когда вся страна сидела на игле дешевых энергоносителей. Теперь их нет, нет и надежды. Есть только приоритеты. Например, сельское хозяйство, которое ныне не относят к генеральному приоритету, должно получить свое из бюджета. Или фермы и птицефабрики остановятся.

Лукашенко уже подготовил указ о резком снижении господдержки предприятий. Идеология этого мероприятия напоминает брежневское – экономика должна быть экономной, на самом деле это означает ограничение объемов производства на убыточных предприятиях и в отраслях. Как следствие, вырастет их убыточность, у персонала уменьшаться зарплаты, упадут и объемы производства и реализации.

НЕ ПЛОДИ СУЩНОСТЕЙ!

В итоге «экономная экономика» останется убыточной, понуждаемая к выполнению новых приоритетов. Студенты прошлых лет зло шутили:

— Не плоди сущностей! Не плоди сущностей, сука!

— Хорошо, хорошо, Оккам, только убери бритву!

Если все объяснения явления, как утверждал средневековый английский монах Оккам, равны, то самое простое объяснение будет самым верным. Самое верное в данной ситуации объяснение придумано Андреем Кобяковым – предприятия посажены на иглу господдержки. Всеми остальными объяснениями можно пренебречь. Все остальное – это не причины, а следствия. Одно из следствий — это поиск денег на выполнение установленных правительством приоритетов. Оно приоритетными для инвестиций установило металлургию, машиностроение, электротехническую, оптико-механическую, приборостроительную отрасли, производство бытовой техники и электроники, информационно-коммуникационные технологии, создание и развитие логистической системы, железнодорожный и воздушный транспорт.

Обратим внимание, этот перечень включает практически все отрасли экономики. Не упоминаются сельское хозяйство, о котором шла речь выше, да речной транспорт. Какой из этих приоритетов взять самым приоритетным? Как разделить деньги между всеми приоритетными субъектами? Тем более, что правительство не отказывает и текстильной и кожевенно-обувной промышленности, зерноперерабатывающей промышленности, сахарной и кондитерской, консервной и масложирововой, деятельности в сфере оказания услуг населению, деятельности по переработке вторичных материальных ресурсов, культуры.

Кроме того, к приоритетным для инвестиций направлениям отнесли также строительство, реконструкцию и оснащения объектов органов пограничной службы. Правительству, если у него есть деньги, можно начинать с самых простых приоритетов. С надежных. Например, усиление границы всегда позволяло заработать на борьбе с контрабандой. А остальные? Как инвестировать в кожевенно-обувную промышленность, если она постоянно не выдерживает конкуренции с импортной продукцией, завозимой в страну предпринимателями. И ведь важно, чтобы правительство сыграло роль инвестора, который бы вложил капитал в прибыльное дело. Инвестиции в современной литературе отождествляют с капиталом, используемым для получения прибавочной стоимости, посредством эксплуатации наемных работников. Капитал не вещь, а общественное производственное отношение, при котором собственники средств производства получают прибыль, а наемные работники – заработную плату.

Капиталисты (инвесторы) редко бывают довольными прибылью, работники — заработной платой. Капиталист, начиная производство, оплачивает все материальные ресурсы, необходимое для производства по рыночным ценам, и покупает рабочую силу работников по рыночным ценам. Рыночная цена рабочей силы определяется стоимостью необходимых для жизни работника средств. Инвестор и работник имеют разные цели. Первый должен получить прибыль, второй должен получить свою оговоренную зарплату. Независимо от прибыльности предприятия, от деловой хватки хозяина.

А если хозяин не имеет ни интереса, ни деловой хватки, кроме желания поучаствовать в распределении изысканных правительством средств (подсесть на иглу!), то из таких приоритетов ничего в смысле выгоды получиться не может. Предполагаю, что и наше правительство к этому не способно.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ