Сайт UDF.BY блокируется из Беларуси. Пожалуйста, пользуйтесь нашим зеркалом: https://udf.name

В Минске прекрасно знают о подготовке к войне, которая, надеемся, все-таки не начнется

Андрей Суздальцев, politoboz.com
29 августа 2016, 16:49
Лето закончилось выходом на новую и долгожданную российско-белорусскую газовую сделку, детали которой уже озвучили российские СМИ (http://www.kommersant.ru/Doc/3072268), но которая, как оказалась, еще не оформлена надлежащим образом.

В то же время стоит отметить, что за полгода такого рода информационные «утечки» об уже «почти» решенных между Москвой и Минском газовых проблемах были не раз. Тем не менее, хотя есть вероятность, что мы в очередной раз сталкиваемся с информационным вбросом, рассмотреть озвученные условия сделки имеет смысл.

Прежде всего, необходимо отметить, что в любом случае, выход из «газового тупика», является очень ободряющей новостью. Открытый конфликт между Москвой и Минском в момент, когда новая эскалация украинского кризиса возможна, буквально, в любую минуту, принес бы проблем на порядок больше и мог оказаться катализатором негативных процессов на постсоветском пространстве. Их значимость на два порядка выше, чем вопрос о валюте, в которой будет оценен поступивший на берега Березины, Свислочи и Буга из заполярного Ямала российский природный газ.

Геополитика, естественно, оказывает влияние на ход переговоров и белорусская сторона всегда этим фактором пользовалась в ущерб Москве.Но есть и позитивные моменты: российско-белорусский газовый спор пока остается в рамках пусть и изменяемых, но соглашений, что, во-первых, хотя бы на время отобьет у Минска желание самостоятельно и без согласования с партнером менять условия договоров, самовольно корректируя цену на уже поставленный товар. В данном случае, российский природный газ. В противном случае Минску грозила «украинская» мера воздействия – поставка газа по предоплате, что равносильно почти мгновенному банкротству республики.

Сформированное, но пока не подписанное соглашение не дает открыться «Ящику Пандоры» -- волне самостоятельных изменений соглашений с «Газпромом», которые могли бы предпринять европейские покупатели российского газа в тени российско-белорусского «газового тупика».

Но это политическая сторона возможной газовой сделки. Есть и экономические аспекты, а они неоднозначны.


Свет в конце туннеля

Судя по предварительным отзывам в СМИ, цена на газ в 2017 году (!) для Беларуси станет рублевой, что сулит Минску определенные выгоды, включая снижение цены до 100 долларов в тех же рублях. Минск хотел бы такую же цену распространить на уже поставленный в РБ газ с 1 июля. Российская сторона говорит о переходе на новую цену с 1 августа 2016 года. Формально, если исходить из озвученных условий предстоящей сделки, то Газпром уступил. Можно даже посчитать финансовые потери с поправкой на то, что все равно Минск не платил и, видимо, платить не будет. Во-первых, денег нет, а во-вторых -- Лукашенко всегда было тяжко платить за что-то Москве, которая по его глубокому убеждению должна обеспечивать РБ просто даром.

Между прочим, постоянное отсутствие денег – почти несокрушимый аргумент белорусской стороны по принципу: «Вы же не допустите, чтобы мы загнулись, да еще в нынешней внешнеполитической ситуации…»

Но с другой стороны, цена на газ будет более адекватна мировой цене на нефть, колеблющейся сейчас, в середине 2016 года в диапазоне от 40 до 50 долларов. Этот вопрос между сторонами будет снят. Кроме того, ощутимую выгоду Минск получит в случае возможной девальвации российского рубля, что, однако, одновременно, несет огромную угрозу белорусскому экспорту на российский рынок. Убытки могут превысить «газовую» экономию в рублях на порядок. В тоже время, стоит напомнить, что российская экономика стабилизировалась, но не растет…Стабилизировался и мировой рынок нефти. Для Минска, только что проведшего деноминацию, эти факторы носят первостепенный характер, так как новую валюту необходимо закрепить и не допустить её быстрой девальвации.

Есть и долгоиграющие факторы. Не стоит забывать еще один аспект, связанный с тем, что все-таки цена на газ для Беларуси, прежде всего, является ценой издержек в производстве продукции. Если произведенные на белорусских предприятиях товары будут и дальше идти на склады, а не расхватываться на российском рынке в ритме «горячих пирожков», то экономический эффект от снижения цены на газ будет почти незаметный.

Выход на одинаковые с Россией цены на природный газ запланирован на 2025 год в рамках создания единого энергетического рынка ЕАЭС, т.е. в очередной раз Москва подтвердила данное условие, повторенное В. Путиным 31 мая 2016 г. в Астане, что вызвало крайнее недовольство А. Лукашенко.

Здесь есть еще два интересный нюанса, носящие стратегический характер и которые, безусловно, учитывали в Москве. Во-первых, видимо, история «газовой Беларуси» подходит к концу. Это прекрасно понимает А. Лукашенко, который с одной стороны, учитывая относительно скорый запуск первого энергоблока Белорусской АЭС, призывает постепенно переводить энергетику республики с дорогого газа на электроэнергию, а с другой -- искать внутренние источники энергии.


Реплика

Автор этих строк не раз отмечал, что Белорусская АЭС, еще даже не построенная, уже начинает влиять не только на энергетику как РБ, так и Восточной Европы, но и постепенно входит в статус новой и постоянно растущей проблемы между Москвой и Минском. Разгоревшийся прошедшим летом скандал по поводу аварии при погрузке кожуха реактора продемонстрировал, что белорусская сторона занимает неоднозначную позицию в отношении строителя и одновременно кредитора станции, а также перспектив выполнения соглашений после ввода АЭС в строй.

Прежде всего, ни для кого не является тайной истинная причина аварии – безумная халатность двух «специалистов» - алкоголиков, работников одной из белорусских подрядных организаций, которых мгновенно уволили.

Необходимо напомнить, что едва ли не с первых дней выделения кредита на строительство Белорусской АЭС Минск настаивал на всемерном привлечении к работам белорусских строителей. Попутно белорусские власти рассчитывали и на солидные объемы закупки белорусских строительных материалов. Все это постепенно привело к тому, что в белорусских СМИ в материалах о строительстве Белорусской АЭС Россия как-то все чаще отходила на второй план, а со временем белорусское руководство стало как-то привычно заявлять: «Мы строим АЭС!».

Но одно дело пиариться на чужих кредитах и технологиях, а другое дело нести ответственность за пьяное головотяпство собственных рабочих. Так, белорусская сторона для начала по привычке «нырнув в кусты», какое-то время игнорировала разгорающийся, словно по плану, информационный скандал, но потом постаралась «перевести стрелки» на Россию, заодно сдав российских атомщиков на съедение белорусским оппозиционным СМИ и Вильнюсу. Эти ребята, в свою очередь, второе десятилетие не выходят из лютой антироссийской пропагандистской кампании, используя для нее любые факты, включая высосанные из пальца. Такая у них работа, к слову, весьма денежная.

При этом стоит отметить, что на строительной площадке АЭС отношения между российскими специалистами и белорусскими рабочими весьма непростые, что в первую очередь связано с качеством работ, выполняемых белорусскими подрядчиками. Не является тайной и интерес белорусского контингента к новейшим российским технологиям, применяемым при строительстве. Ведь станция будет фактически действующим выставочным экспонатом, демонстрирующим Евросоюзу технологические возможности российских атомщиков, для работы которых в Беларуси летом этого года усилиями, как властей, так и оппозиции были созданы крайне тяжелые психологические условия.


Вернемся к газу…

Вторым аспектом, на который сделали ставку в Москве, было то, что не является секретом -- основной экспортный товар Беларуси, помимо калийных удобрений, все-таки не газ, если не считать продукцию «Гродно азот», а нефтепродукты, выработанные из российской нефти. Между тем, отсутствие решения «газового тупика» ограничивает поставку в Беларусь именно нефти, что в перспективе грозит Минску не просто валютным дефицитом, а реальным дефолтом со всеми вытекающими последствиями.

Видимо «нефтяной фактор» как раз и содействовал тому, что Минск, по мнению российских СМИ, все-таки пошел на уступки в отношении действующего договора по поставке газа, из которого изымают упоминание о «равнодоходной цене на газ». Это справедливо, так как трудно говорить о равнодоходности между Россией, вкладывающей миллиарды долларов в разработку месторождений газа во льдах Арктики, и Беларусью, сжигающий этот газ в топках электростанций и на кухонной конфорке. Между тем, тезис о «равнодоходности» был основным аргументом белорусской стороны в её требованиях о снижении цены на газ.


Реплика

Вообще-то аргументация Минска в диалоге с Москвой всегда вызывает некоторое недоумение. Вот и принцип «равнодоходности» в белорусской интерпретации со стороны смотрится, как предложение соседа, у которого не растут помидоры, к другому соседу, у которого помидоры как раз растут и даже продаются на рынке, продавать их совместно и «равнодоходно». Правда, если в свою очередь «помидорный» сосед попросит, к примеру, провезти фуру с помидорами по участку соседа, то тут уже речь пойдет об угрозе суверенитету и независимости…


Так что с нефтью?

Дьявол, как всегда, прячется в деталях. Дело в том, что по версии СМИ, долг за уже поставленный в 2016 году природный газ (более 300 млн. долларов), Минску все-таки придется отдать. Иными словами, газовый долг А. Лукашенко не списали. Условие тяжелое, так как денег у Минска, как всегда, нет. Однако, только в случае погашения газовой задолженности будет возобновлена поставка нефти на белорусские НПЗ в полном объеме. Это принципиально важно и на данный факт уже обращалось внимание выше.

В итоге тот формат газовой сделки, что озвучили российские СМИ, оказался с «капканом» -- чтобы соглашение заработало Минску надо вернуть долг, т.е. фактически выкупить новые условия поставки газа в республику. В общем, Газпром уступил, но как-то странно, причем за немалые для Беларуси деньги.


Очередная победа?

Реакция Минска на планируемый выход из «газового тупика» была традиционной. Но тут, как говорится, необходимо «следить за руками…». Напомним, что первая информация о подготовленной сделке появилась в пятницу, 26 августа, с утра. Но уже в 11:20 тот же «Коммерсантъ» сообщил, что пресс-секретарь премьер-министра РБ Владислав Сычевич напомнил, что переговоры еще не завершены, т.е. и обсуждать пока нечего.

Однако в тот же день, но уже вечером в 22:17 рупор АП РБ газета «СБ» вывела в медиа-пространство всё ту же версию российских СМИ, но уже в традиционном для официального Минска формате реальной победы белорусской стороны в битве за российский газ (не утерпели): «Эксперты считают, что достижение компромисса по газовому вопросу представляется разумным и вполне логичным результатом в контексте белорусско-российских государственных отношений (наверное, все-таки межгосударственных – А.С.)». (http://www.sb.by/politika/article/novaya-formula-tseny-na-gaz.html). Иными словами, по официальной версии белорусской стороны, Россия уступила из-за участия Минска в евразийской и российско-белорусской интеграции. Конечно, в данном случае можно много интересного сказать и написать о реальном «участии» Беларуси в евразийской интеграции, но повод найден…

Но вот что любопытно: «СБ» ни одним словом не упомянула проблему выплаты долга за уже поставленный газ и, как следствие, задачу возобновления поставки нефти на белорусские НПЗ в полном объеме. В таком же формате новость передало БТ. Иными словами, в белорусских государственных СМИ показана только позитивная для белорусской стороны часть возможного, но пока несуществующего соглашения. Про газовый долг России не сказано ни слова.

И все-таки, стоит напомнить, что к моменту выхода данного материала никаких официальных известий о выходе Москвы и Минска из «газового тупика» не поступало. Есть подозрение, что Минск продолжает требовать от Москвы списание газового долга и при этом тянет время, рассчитывая на резкое осложнение внешнеполитической ситуации в Восточной Европе или иных негативных событий.

Российское руководство, предвидя возможное возобновление войны на Донбассе, 25 августа объявило внезапную проверку боеготовности своих вооруженных сил, включившую в себя переброску военной техники на юг России и в Крым. Возможно, это охладит военные амбиции кое-кого в Киеве… Безусловно, в Минске прекрасно знают о подготовке к войне, которая, надеемся, все-таки не начнется, и пытается на ней спекулировать.


Северокорейский опыт

Вообще-то практика недоговаривать и представлять публике только части правды, выгодной в данное время властям, является традиционной для белорусских СМИ. К примеру, в августе на вооружение белорусской армии поступила новая РЛС «Противник», о чем радостно раструбили практически все белорусские печатные и электронные СМИ. Но вот что любопытно, практически, ни одно из официальных изданий республики, включая уже упоминавшуюся выше газету «СБ» (http://www.sb.by/obshchestvo/article/ne-podkhodi-ubet.html) как-то скромно умолчали, что новая РЛС российского производства. Ну а вдруг проскочит и народ решит, что все это белорусы сотворили, как и взятый в августе на вооружение белорусской армии китайско-украинский РСЗО «Полонез» на белорусском шасси.


Реплика

РСЗО «Полонез», безусловно, является новым этапом в модернизации белорусской армии. Только неясно, взяли на вооружение единственно стреляющий комплекс (ракеты летают куда попало и как хотят) или, включая и те установки, которые созданы для парада? Показуха в военном деле --гибельна…

В свое время, во время расцвета советско-северокорейской дружбы, на границе с СССР руководство КНДР держало специальный механизированный участок, куда загоняли всю прибывавшую из Советского союза технику и шустро меняли советские «лейблы» на собственные, часто вполне карикатурные. Между прочим, и «Маз» там тоже вдруг оказывался вполне пригодным и прочным исключительно корейским самосвалом.

Судя по публикациям, неким подобным делом занимаются и белорусские власти, чьи подконтрольные СМИ вроде как «забывают», кто поставляет в страну военную технику. Тем более, что скоро в республику должны быть поставлены по очень умеренным ценам в рамках ОДКБ российские вертолёты МИ-8 и учебно-боевые самолеты ЯК-130. Интересно, в Беларуси попытаются вертолеты и самолеты тоже выдать за продукцию белорусского ВПК?

Хотя с другой стороны, учитывая нынешний антироссийский контекст в среде белорусского политического класса и экспертного сообщества, замалчивание того, что пусть и неспешная, но реальная деятельность России по модернизации белорусской армии все-таки идет, должно ли это означать «беспрецедентное военное давление» Москвы на Беларусь? Интересно, а когда прилетят новые вертолеты для белорусской армии, кто первым в белорусском «экспертно»-пропагандистском сообществе объявит их головным отрядом российских «оккупантов»?
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ