"Благодаря нам казна получала до 100 млн долларов". Последнее слово таможенников из Ошмян в суде

Катерина Борисевич, TUT.BY

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Во вторник, 18 июля, Минский областной суд выслушал последнее слово обвиняемых по громкому делу Ошмянской таможни и удалился в совещательную комнату.

8 августа 16 фигурантам будет вынесен приговор. Накануне прокурор запросил для них от 2 до 12,5 лет лишения свободы, почти все признали свою вину, кто-то полностью, а кто-то — частично.

— Сегодня уже в третий раз и мы, и подзащитные выступим с последним словом, — рассказывает адвокат родственникам обвиняемых, которые приехали в Минск из Ошмян.

Судебное разбирательство по громкому делу Ошмянской таможни длится полгода. В стеклянной клетке — 11 человек, еще 5 — на скамье в первом ряду, они под домашним арестом. Напомним, о массовом задержании сотрудников пункта пропуска «Каменный Лог» КГБ рассказал 3 апреля 2015 года. В «американку» доставили 58 таможенников из 96, позже их перевели в СИЗО № 1.

По версии обвинения, с 2010 года по 2015 сотрудники таможни получали взятки за то, что быстро и беспрепятственно пропускали через границу машины с цветами. Всего же сумма взяток составляет 852 тысячи долларов, у фигурантов дома нашли наличными 2,2 миллиона долларов. Только у главного фигуранта, бывшего таможенника и бизнесмена, Гарника Сарумянца под ванной лежало 1,8 миллиона долларов.

— Вину признаю, — говорит обвиняемый Андрей Ермолаев после того, как его адвокат предоставил суду две квитанции. Родственники внесли на счет сразу 10 тысяч долларов, потом еще 11,5 тысяч долларов в надежде на то, что это поможет смягчить приговор. С учетом признания вины, полного погашения иска прокурор запросил для Ермолаева 7,5 лет лишения свободы.

Большинство фигурантов обвиняют по ч.3 ст. 430 УК «Получение взятки в особо крупном размере», два бизнесмена — Тураев из Вильнюса и Ревако из Островца — проходят по ч.2 ст. 431 «Дача взятки», а бывший заместитель начальника таможни Юрий Ковальчук еще по ч.3 ст. 425 УК «Бездействие должностного лица».

Сегодня адвокаты по третьему кругу выступали в прениях, поэтому были кратки и просили учесть все то, что говорили ранее.

— Благодаря моему подзащитному, было раскрыто это уголовное дело. Он полностью раскаялся, сотрудничал со следствием, погасил ущерб, прошу эту учесть при вынесении наказания, — говорили защитники.

— Непонятно, почему прокурор запросил столь суровое наказание для Высоцкого (9 лет лишения свободы — Прим. TUT.BY), если он с лихвой возместил ущерб еще на стадии предварительного расследования. Прошу назначить ему минимальное наказание, — обратился к суду адвокат обвиняемого Высоцкого.

Многие защитники просили применить к их клиентам ст. 70 УК «Назначение более мягкого преступления, чем предусмотрено за данное преступление», не конфисковать имущество, подойти к обвиняемым «индивидуально, учитывая соразмерность наказания содеянному», а также исключить из обвинения ч.3 ст. 430 «Получение взятки в особо крупном размере, либо организованной группой». Якобы в суде не было доказано, что действовала «организованная группа». Защитники Юрия Ковальчука и Игоря Бубнова просили полностью их оправдать.

— Вину признаю, раскаиваюсь. Поддерживаю все, что говорил в своем первом последнем слове, — говорит из клетки Гарник Сарумянц, для которого прокурор запросил 12,5 лет лишения свободы.

— У меня дети и престарелые родители. Высокий суд, не лишайте свободы! — приводили похожие аргументы фигуранты.

Дольше всех говорил Игорь Бубнов, начальник управления анализа рисков таможни, почти час он зачитывал с бумаги свое последнее слово. Говорил, обращаясь к суду и к бывшему подчиненному, соседу и другу Попченко, который сидел в соседней клетке и внимательно слушал. Иногда Попченко смеялся, иногда в знак несогласия качал головой, но ни на секунду не оторвал взгляда от бывшего друга.

— Обвинение строится на показаниях Попченко. Он придумал мне какого-то мифического московского друга, у которого нет ни имени, ни фамилии, ни возраста. Якобы он давал деньги. Но за что? Попченко не знает, позже он сказал, что это, видимо, был подарок, — недоумевает Игорь Бубнов. — Считаю, это оговор. У Попченко был повод мне отомстить, я вместо него рекомендовал назначить на должность начальника другого человека. (…) Он заключил досудебное соглашение, делал все, что говорил следователь, ему обещали домашний арест, дали досрочное свидание с женой, и через 2,5 месяца после задержания он дал показания против меня. Выставил себя жертвой, а меня начальником-тираном. Якобы я тиран, который давал ему деньги. Мы же дружили семьями, жили по-соседству, я знаю о нем многое, чего не знают другие. К примеру, как его жена стала директором предприятия, как построил квартиру в кредит.

В своем выступлении Игорь Бубнов вспомнил историю, когда к нему обратился бывший сотрудник таможни и попросил предоставить нужную информацию. Вместо этого Бубнов написал заявление в правоохранительные органы и даже участвовал в оперативно-розыскных мероприятиях.

— Я никогда не совершал преступления, не брал деньги. Любил свою работу и гордился ей. Отдал все сбережения, которые были дома, забрали все. А ведь моя семья ни разу не отдыхала на море, только у родных. Мне следователь говорил: «Напишешь, что тебе говорят, пойдешь домой». А что писать, если я не совершал преступления? Никто не хотел меня слышать, мои слова были неважны. Я не мог понять, как человек, который не совершал преступление, может сидеть в СИЗО. Я переживал, стал стремительно худеть, в месяц по 10 килограмм, мой вес дошел до 57. (…) Теперь я знаю, что человек способен на самые страшные поступки. Опасаться нужно не физически сильных людей, а хитрых и подлых, потому что не знаешь, как далеко они смогут зайти. Прошу меня услышать и оправдать, — обратился к суду обвиняемый Игорь Бубнов.

Следом за ним слово взял Юрий Ковальчук, заместитель начальника таможни, которого судят за бездействие. Он вспомнил, как пришел в таможенные органы в 1992 году. Работал в жару и холод и вместе с коллегами смог сделать из «Каменного Лога» один из лучших пропускных пунктов в стране.

— Благодаря нам, ежегодно в казну поступало 100 миллионов долларов, мы смогли пресечь ни одну поставку наркотических средств, чем спасли жизни сотни людей. Я всегда трудился честно и добросовестно, Ошмянская таможня стала мне родным домом. Сегодня на одной чаше весов — показания моих подчиненных. В тот период, когда мне вменяют бездействие, я получал награды, в том числе от президента «за безупречную службу», благодарность от КГБ, проходил спецпроверки. Рассчитываю, что решение суда будет гуманным. Пока я нахожусь за решеткой, я переоценил каждый свой шаг, страдает моя жена, дети, родные, — говорит Юрий Ковальчук, который закончил последнее слово размышлениями о честности и умении всегда оставаться человеком.

— Молодец! — прокомментировала жена Ковальчука из зала.

Для тех фигурантов, которые находятся под домашним арестом, прокурор запросил ограничение свободы, для тех, кто под стражей — от 2 до 12,5 лет лишения свободы. Приговор будет оглашен 8 августа в 14.00.

Подписывайтесь на нас

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники