Возможен ли “Минск-3“ — новое соглашение по Донбассу?

Юрий Дракохруст, TUT.BY
25 июля 2017, 22:00
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Беларусь не видит перспективы урегулирования кризиса на востоке Украины в ближайшем будущем — об этом заявил министр иностранных дел Беларуси Владимир Макей во время визита в Словению. Он добавил, что в связи с этим «надо подумать об организации еще одной встречи, может быть, в том же самом „нормандском формате“, а может быть, с привлечением других игроков, которая позволила бы усовершенствовать эти договоренности, которые были заключены в 2015 году, и определить четкий механизм контроля за выполнением этих договоренностей».

От официального Минска подобное заявление звучит впервые. О том, что Минские соглашения по Украине не работают, не ведут к разрешению конфликта, говорят все, однако при этом опять же все клянутся именно этими соглашениями. До последнего времени никакой альтернативы не просматривалось. Пожалуй, из первых лиц мировой дипломатии об альтернативе впервые сказал госсекретарь США Рекс Тиллерсон в июне. Тогда, выступая на слушаниях в Конгрессе, он заявил, что администрация президента Дональда Трампа не хочет «быть прикованной наручниками» к Минским соглашениям, и допустил, что Москва и Киев могут придти к некоему соглашению и вне рамок «Минска-2».

В чем именно могло бы состоять такое соглашение, госсекретарь США публично не сообщил ни тогда, ни позже.

Интересно отметить, что Александр Лукашенко тогда же в июне сразу отреагировал на идею Тиллерсона. На встрече с секретарями советов безопасности стран ОДКБ он заявил: «Уже идут намеки, что можно и без минского формата обойтись, найти какие-то другие способы урегулирования украинского конфликта. Можно, конечно. Но начинать сначала всегда сложнее, чем продолжать доброе дело».

То есть, нет. Причем, нет самой идее придумать некую новую формулу, придти к новому соглашению.

Проходит чуть больше месяца и министр Макей говорит ровно то, что говорил в июне его американский коллега, и прямо противоположное тому, что тогда же говорил президент Беларуси. Разумеется, дело не в том, что министр повел некую свою внешнюю политику, а в том, что изменились взгляды его шефа. Месяц назад Лукашенко был за сохранение Минска-2, а теперь совсем не против его замены.

Почему? В самом общем виде ответ — потому что прямо и косвенно вовлеченные в конфликт стороны пришли к соглашению о новой форме переговоров или приближаются к нему. Мы ведь толком не знаем, о чем говорили Трамп и Путин в Гамбурге, как именно расшифровывал Тиллерсон для своих европейских, украинских и российских коллег свои несколько загадочные слова о «соглашении вне рамок «Минска-2».

Ну незнание — не есть аргумент, но ведь крутое изменение позиции официального Минска налицо. Но есть и более ясные, хотя тоже косвенные, признаки того, что смена формата обсуждается. Скажем, пустоватый на первый взгляд визит президента Беларуси в Украину. Нет, конечно, невредно повторить в сотый раз, что с белорусской земли угроза Украине никогда не будет исходить, что учения «Запад-2017» — это всего лишь учения, а не пролог чего-то страшного. Но надо ли для этого ехать в Киев?

Поговорить про деньги, про всякого рода взаимовыгодные негоции — тоже милое дело. Но соглашения между министерствами культуры и академиями наук, которые стали видимым сухим остатком переговоров, как-то не тянут на амбициозный прорыв в двусторонних отношениях.

А вот если Лукашенко обсуждал с Порошенко тот самый новый формат международных переговоров по Украине — тогда эта встреча рисуется совсем в другом свете, приобретает внятный смысл.

Еще один индикатор — телефонный разговор участников «нормандской четверки» в полном составе, который состоялся 24 июля. Президент Порошенко встречался с лидерами Германии и Франции в последнее время неоднократно, президент Путин беседовал с Эманюэлем Макроном и Ангелой Меркель последний раз на самите «двадцатки». Вчетвером лидеры Германии, России, Франции и Украины общались последний раз в октябре 2016 года, еще в бытность президентом Франции Франсуа Оланда.

Возможен ли "Минск-3" — новое соглашение по Донбассу?

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Из того, что стало известно о переговорах 24 июля, стороны, Украина и Россия, не изменили свои позиции. Но не все же может быть известно. И показателен сам факт — впервые за 10 месяцев участники «четверки» напрямую поговорили. В старом формате, однако, возможно, про новый.

Ну и наконец — проект «Малороссии», озвученный одним из лидеров сепаратистов Александром Захарченко. Одних он возмутил, других обеспокоил, третьих рассмешил. Ну и правда — переучредить страну со столицей в Донецке, фактически, присоединить к ДНР остальную Украину — это нечто в стиле Остапа Бендера, межпланетный шахматный турнир, Васюки переименовываются в Нью-Москву, Москва — в Старые Васюки. И при этом Кремль упорно отнекивается от авторства проекта, Путин на переговорах «четверки» это еще раз повторил.

Представляется, что на самом деле это такая византийская дипломатия иносказаний. Смысл которых раскрыл один из архитекторов украинской политики Кремля Вячеслав Сурков, который заметил, что ведь предложение Захарченко — о единстве страны. Разумеется, придумал это благолепие не Захарченко.

Разумеется, в Кремле и не помышляют о том, что этот проект может быть именно в таком виде реализован. Это способ разговора с Киевом и с Западом, способ провести на самом деле старый план — Донбасс в составе Украине, но с правом «золотой акции» во внешнеполитических решениях Киева.

Возможен ли "Минск-3" — новое соглашение по Донбассу?

Владислав Сурков на переговорах "Нормандской четверки" в Минске. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Возможно, и на первый взгляд нелепый и нереализуемый проект «Малороссии» — тоже часть разговора о новом формате переговоров по Украине, послание тому участнику, который формально вообще не имеет отношения к Минским соглашениям — США.

Ну, а если такому новому формату суждено возникнуть, то совсем не исключено, что местом проведения новых переговоров может снова стать Минск.

Разумеется, если формат предусматривает, скажем, прямые переговоры Москвы и Киева, то даже поставщики добрых услуг вообще не нужны. Если же формат «Минска-2» просто расширится за счет включения США, то приемлемых переговорных площадок оказывается не так и много. Россияне не поедут на переговоры в Украину, украинцы — в Россию. В свою очередь донбасские сепаратисты не поедут ни в контролируемую Киевом Украину, ни на Запад, хотя бы из соображений безопасности.

А тогда методом исключения остается что? По существу только Минск да Астана. Ну, а Минск — место привычное, «намоленное», так сказать, инфраструктура переговоров создана и функционирует уже больше двух лет.

Почему бы и нет? Так что, возможно, Лукашенко уже готовит ведра кофе для дорогих гостей.


Об авторе.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы «Радио Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ