Латынина: "Возникновение православного терроризма можно поставить в заслугу Путину"


Фото: ТАСС
Международный обозреватель, вынужденная покинуть Россию из-за угроз, – о парагосударственном насилии.

– По России прокатилась волна звонков о минировании. Александр Калинин, глава организации «Христианское государство Святая Русь» (обращаю ваше внимание на рифму христианского государства с Исламским государством) сказал, что это из-за «Матильды», – комментирует последние новости на «Эхе Москвы» Юлий Латынина. – Вот, такое абсолютное ощущение обвала страны в парагосударственное насилие, в насилие, которое государство поощряет, но не контролирует. И в превращение России в такой гигантский Донбасс.

Ведь, что случилось в Донбассе? Что перед этим случилось в Южной Осетии? Случилось так, что Кремль хотел иметь возможность сказать «Это не я. Это не я, это всё желание народа», и в результате дал возможность людям совершать самые страшные поступки и чувствовать себя при этом хорошими людьми.

Вот, во всяком нормальном государстве, даже тоталитарном государстве убийства, поджоги, грабежи – они запрещены. Монополию на насилие имеет государство. А когда это совершают частные лица, это называется преступлением.

И в данном случае на том же самом Донбассе складывается такая ситуация, что всем тем людям, которые были маргиналы, которые были люмпены, сказали: «Ребята, вы можете делать всё то же самое, что вы делали всегда (грабить, убивать, насиловать), но все, кого вы убили, будут украинскими фашистами. И все ваши убийства, на самом деле, будут подвигами во имя Святой Руси».

И естественно, ну, понимаете, каждому люмпену приятно чувствовать себя святым. Но в результате получается то, что на Донбассе, как и, скажем, в Южной Осетии… Ну, представляете себе, там построить, я не знаю, фабрику по производству компьютеров? Да? Это невозможно, потому что в государствах с таким устройством социальной структуры, которая выносит наверх люмпенов, полевых командиров, да?.. Невозможно в Афганистане – в Афганистане там, условно говоря, можно торговать героином, можно насиловать, можно убивать. Можно делать это во имя Аллаха, можно делать это просто так. Но невозможно в Афганистане построить, ну, даже нормальный нефтепровод.

И пока это насилие экспортировалось за рубеж в таком виде, это, конечно, уже было ужасно, но сейчас это насилие начинает существовать внутри России. И конечно, это исключает там возможность любого экономического развития России, и, конечно, это делается ради той же самой возможности отрицания, чтобы сказать «Ребята, нет, это не мы».

Но проблема, конечно, заключается в том, что когда государство утрачивает монополию на насилие, оно утрачивает самую суть своего существования. И, вот, власть – она обладает свойствами сферы. А у сферы, знаете, есть такое математическое свойство, что если в ней выколоть точку, то сфера стягивается в другую точку. Проще говоря, чтоб было понятно, если в пузырь ткнуть иголкой, то этот пузырь, из которого выкололи одну точку (мыльный), стянется в другую точку.

И, вот, это на наших глазах происходит, потому что вот это вот Христианское государство – у него очень известные организаторы (я о нем позднее поговорю, да?). Там среди них есть, например, человек, который лично спускался в ад и лично беседовал с Иисусом Христом. И ему многое объяснили, как устроено оно на Земле. И как вы понимаете, ему в том числе объяснили, что вот эти вот священники настоящей православной церкви, которые катаются на Мерседесах, они слуги Антихриста и даже Сатаны. А вы чего думали?

Вообще я буду в связи с нынешним эфиром и нынешней ситуацией в России цитировать очень много исторических параллелей. Не потому, что я образованность хочу показать и слова говорю непонятные, а потому что, действительно, уж очень много средневековых параллелей и параллелей из жизни стран третьего мира.

Вот, по поводу поджогов кинотеатров уже тут Леонид Млечин цитировал историю с Геббельсом, который начинал, в частности, с того, что врывались штурмовики в кинотеатры и пытались помешать фильму по повести Ремарка. Но я не знаю, знаете ли вы, что поджог кинотеатров был одним из главных толчков Иранской революции.

И очень интересный был поджог, потому что кинотеатры – они были постоянным объектом нападок Аятоллы Хомейни. Не из-за какой-то конкретной «Матильды», а просто как западное дьявольское развлечение. Неоднократно на них случались нападения, и вот 19 августа 1978 года в городке Абадан сожгли кинотеатр. А поскольку он был отделан изнутри поливинилхлоридом и прочей гадостью, то в дыму задохнулось 470 человек. 470 человек! То есть гораздо больше, чем было убито страшной в кавычках шахской охранкой за все годы, когда шах пытался сделать из Ирана приличное государство.

И дальше произошло удивительное, потому что как только Аятолла Хомейни понял о количестве жертв, он заявил, что это сделали его враги. «Это преступное деяние, — я цитирую Аятоллу, — противоречит законам ислама и, стало быть, оно не могло быть совершено противниками шаха, которые рискуют всем ради Ирана и Аллаха». И, вот, просто сравните с поведением наших христианских аятолл, которые рассказывают, что государь Николай есть часть господа бога и принесен сатанистами (или я не совсем поняла, кем там) в жертву за русский народ. И, вот, сразу, как только начали гореть кинотеатры и машины, они заявили, что, во-первых, это не мы, а наши враги, а, во-вторых, кинотеатры будут продолжать гореть.

Вот, я вернусь, если можно, к истории с иранским пожаром. Чем она была потрясающа? А тем, что там досконально известно, как всё происходило. Досконально, что это были 4 исламских фанатика, одного из них звали Хусейн Такбали. Что этот Хусейн Такбали в прошлом был преступником, наркоманом, торговцем наркотиков и так далее. Это очень часто такие лузеры, когда они пытаются как-то обрести смысл в жизни, они не могут стать хорошими предпринимателями, они не могут стать хорошими поэтами, режиссерами, дирижерами и так далее, значит, они становятся фанатиками.

Вот этот фанатик вместе со своими приятелями – он вернулся, кстати, из нарколечебницы 18 августа в городок Абадан с кучей религиозной литературы. Пришел к своим трем приятелям, они сказали, что хотят сжечь кинотеатр. Они взяли несколько бутылок растворителя и пошли жечь кинотеатр под названием «Сохейла». Там оказалось, что они плохо знают химию, потому что они этот растворитель разлили в кинотеатре, а он не загорелся.

Тогда они вернулись домой. Покушали. Уже на следующий день смешали растворитель с растительным маслом. И опять пошли в эту самую «Сохейлу», а она была закрыта (уже кончилось время показа). Они расстроились, поехали домой. Но когда они ехали мимо, они вдруг увидели, что еще работает кинотеатр «Рекс». Они зашли внутрь, они купили билеты, они подожгли фойе, более того двое из них пошли внутрь. Вернее, все они пошли внутрь, и двое из них там сгорели, потому что они не ожидали пожара такой силы.

А вот как раз Хусейн остался живой, и дальше было совершенно удивительно, потому что, с одной стороны, ну как бы, было достаточно очевидно, что да, это дело рук религиозных фанатиков. Но именно Хомейни, именно Аятолла, поскольку он владел к этому моменту умами иранцев, он начал распространять самые дикие слухи, что начальник полиции города приказал закрыть двери, чтобы никто не мог спастись, что полицейские запрещали тушить этот самый кинотеатр. То есть Аятолла, с одной стороны, продолжал утверждать, что кинотеатр есть сатанинское развлечение и надо их уничтожать, а б) заявлял, что именно этот конкретный кинотеатр и 470 трупов – это дело рук шахских агентов.

Кто в это не поверил, были семьи погибших. Они всё время требовали расследования, они даже после революции проводили демонстрации. Эти демонстрации уже, естественно, жестоко разгоняли Стражи исламской революции.

А почему я обо всем этом рассказываю? Потому что Хусейн Такбали – он каялся в произошедшем. Его имя, что именно он поджег, было хорошо известно. Он ходил к муллам, он после революции обивал пороги в Исфахане. И в конце концов, его не трогали несколько лет, но вдруг через 3 года после пожара власти, все-таки, решили его судить. Он каялся, он объяснял, что он хотел быть лишь вместе с теми, кто делает революцию, но по невежеству совершил большую ошибку. Но когда его приговорили, его приговорили как агента сатанинской династии Пехлеви и ее израильских и американских хозяев.

Вот, это совершенно удивительная история о том, что когда в дело вступает фанатизм, то любые факты игнорируются и, более того, они игнорируются принципиально. А каждый, кто пытается их не игнорировать, тут же объявляется прислужником Сатаны.

И, вот, мы видим примерно то же самое в истории с поджогами кинотеатров и машин в истории с «Матильдой», и мы видим, что возникновение православного терроризма, конечно, можно поставить в заслугу Путину. Что не предвещало, как говорится.

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники