Минск форсирует газовые переговоры. Москва не торопится

Татьяна Маненок, nmnby.eu

Иллюстративное фото
Беларусь хочет побыстрее изменить формулу ценообразования на газ. Переговоры по условиям поставок газа в Беларусь после 2020 года велись в течение всего минувшего года и продолжаются до сих пор.

Для Беларуси ситуация с поставками газа понятна по 2019 год включительно. Согласно прошлогодним апрельским договоренностям с Россией, в 2017 году Беларусь покупала российский газ по старой формуле – с привязкой к стоимости газа в Ямало-ненецком автономном округе с учетом затрат на логистику, долларовой инфляции и т.д.

Информации по цене на газ за минувший год пока нет. За 11 месяцев 2017 года средняя цена газа составила для Беларуси USD 146 за тыс. куб. м. – на 6,8% больше, чем за такой ж период 2016 года. Средняя экспортная цена российского газа в 2017 году составила около USD180 за тыс. куб. м.

В 2018 году Беларусь должна покупать по фиксированной цене – USD129 за тыс. куб. м. (на границе), а в 2019 году – USD127 (по крайней мере, если будут соблюдены апрельские соглашения и не появится каких-либо новых условий, что маловероятно).

В то же время, как считают эксперты, средняя цена продукции «Газпрома» в этом году может вырасти до USD190-200 за тыс. куб. м., если мировая цена нефти будет колебаться в пределах USD65-70 за баррель. Ранее Минэнерго Беларуси подсчитало расчетный экономический эффект от снижения цены на российский газ в 2018-2019 годах – порядка USD700 млн (эти деньги планируют направить на снижение тарифов на газ и электроэнергию для промпредприятий).

Имея такие условия, белорусская сторона, казалось бы, должна была хотя бы на какое-то время взять паузу в переговорном процессе со своим союзником по ключевой для себя теме. Белорусские переговорщики, однако, такой роскоши себе не позволили.

Переговоры по условиям поставок газа в Беларусь после 2020 года велись в течение всего минувшего года и продолжаются до сих пор.

«Процесс не останавливается, идет работа, это непростая работа. Мы продолжаем переговоры на высоком уровне», – рассказал министр энергетики Беларуси Владимир Потупчик журналистам в Островце 21 февраля. Известно, что позиции сторон по газовому вопросу пока обсуждают вице-премьер Беларуси Владимира Семашко и вице-премьер РФ Аркадий Дворкович.

Ранее Беларусь и Россия договорились к 1 июля 2019 года подготовить проект соглашения, который будет содержать формулу определения цены на газ для Беларуси в 2020-2024 годах. Работа по подготовке такого документ идет непросто, не скрывал в октябре прошлого года В. Семашко, говоря о переговорах по итогам трех рабочих встреч.

Эту сложность можно понять, – ведь официальный Минск намерен добиться решения чрезвычайно сложной задачи – с 1 января 2025 года цена газа для Беларуси должна быть равной цене в Смоленской области России. Сейчас она различается в 2 раза.

Пока Минск выторговывает такие условия покупки российского газа, которые позволили бы ему в течение 2020-2024 годов постепенно сближать цены импортируемого сырья с российскими. С тем, чтобы уже с 2025 года, когда в ЕАЭС предполагают запустить общий рынок газа, цена на импортируемый российский газ для Беларуси должна быть сопоставимой с ценой для потребителей Смоленской области РФ.

Для этого нужно изменить нынешнюю формулу ценообразования на это сырье для Беларуси.

«Мы ведем переговоры на предмет формулы цены на 2020?2024 годы, чтобы к 1 января 2025 года выйти на единый рынок газа и нефти, то есть цена на газ на границе Беларуси должна быть на уровне стоимости газа для Смоленской области. Сегодня его цена в 2-2,1 раза выше», – рассказал осенью 2017 года В. Семашко. Иначе, пояснил он, «несмотря на интеграционные процессы, белорусские производители покупают газ существенно дороже российских конкурентов, и невозможно говорить о равной конкуренции».

Москву настойчивость белорусов в стремлении поменять правила игры в свою пользу, похоже, не радует. О чем заявил вице-премьер правительства России Аркадий Дворкович 15 февраля в интервью ТАСС.

«Белорусские коллеги представили проекты документов, нас они не устраивают. Мы в принципе считаем, что большой спешки нет и можно окончательное решение вопроса отложить на начало следующего года, поскольку до 2019 года включительно у нас действуют определенные договоренности по цене. Торопиться не нужно. Но я понимаю белорусских коллег, которые хотят побыстрее зафиксировать ситуацию, поэтому консультации продолжаются», – сказал А. Дворкович.

С согласованием формулы цены на газ для Беларуси и создании единого рынка газа с 2025 года А. Дворкович также предложил не спешить.

«У нас еще нет полной определенности относительно наших собственных планов по нашему рынку. Есть разные предложения, у «Газпрома» и Минэнерго, много нюансов. Мы еще не определились, а это напрямую влияет на нашу позицию по единому рынку или общему рынку, по-разному его можно называть. Поскольку наш рынок самый большой, то, конечно, он определяет состояние рынка всего региона».

Известно, что проект программы по формированию общего рынка газа в ЕАЭС уже подготовлен, сейчас он согласовывается. Минск внес в документ принципиальное замечание, касающееся вопроса формирования тарифов на транспортировку (или транзит) газа по территории стран ЕАЭС.

Россия и Казахстан предложили сохранить фактически действующую схему формирования тарифов, когда для внутренних потребителей устанавливается низкий тариф, а для субъектов общего рынка газ ЕАЭС – более высокий. Белорусская сторона с этим не согласна, учитывая, что в цене газа для Беларуси в 2017 году 70% – это транзитная составляющая.

Поэтому Минск настаивает на том, чтобы тарифы на транзит соответствовали уровню тарифов в России и Казахстане (сейчас эти тарифы на транзит устанавливаются национальным законодательством), – в противном случае невозможно создать равные условия для конкуренции в ЕАЭС.


Есть еще одна принципиальная позиция Минска, которая не радует "союзника". Поскольку общий электроэнергетический рынок в ЕАЭС должен быть создан к июлю 2019 года, а газа – к 2025 году, белорусская сторона предлагает эти процессы синхронизировать.

«Мы строим общий электроэнергетический рынок (в ЕАЭС – прим.ред.) и общий рынок газа… Белорусская сторона заинтересована в том, чтобы по времени эти процессы были синхронизированы. Мы против того, чтобы разводить их (по времени) так, как это выглядит сейчас», – заявил В. Потупчик 21февраля.

Кстати, в мае 2017 года премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков предложил партнерам по ЕАЭС предпринять все необходимые совместные усилия для ускорения формирования общего рынка газа ЕАЭС (с учетом высокой зависимости рынка электроэнергии от рынка газа), не дожидаясь оговоренного в договоре о союзе 2025 года.

Можно предположить, что в стремлении решить приоритетные для себя на этапе формирования ключевых рынков евразийского союза вопросы белорусская сторона будет настойчивой. Но постарается избегать конфликтов, поскольку явных козырей у Минска сейчас нет. Поэтому приходится Москву просить и уговаривать.

«У нас есть время, чтобы определиться и по временному периоду с 2020 по 2025 г (по условиям поставки газа в Беларусь – прим. ред.) – до создания общего рынка газа (в ЕАЭС – ред.)», – сказал В. Потупчик 21 февраля. По его словам, «здесь нет никаких проблем, никаких противоречий». «Самое главное, чтобы эти решения были приняты… Процесс не останавливается... В рамках переговоров мы с каждой встречей становимся ближе в понимании того, как мы будем решать эти вопросы», – отметил он.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter