Почему Лукашенко не смог запустить заводы

Сергей Николюк, "Новы час" / перевод UDF.BY

Картинка носит иллюстративный характер
Темпы роста ВВП в Беларуси сегодня выше, чем во многих промышленно развитых странах, однако они развиваются, а мы - нет. Не в коня получился корм. Напомню, в этом году, согласно планам правительства, экономика должна вырасти на 3,5%. Насколько же при этом увеличится государственный долг?

Звоню студенческому приятелю, который всю свою сознательную жизнь проработал на Минском заводе многослойных печатных плат. Был такой флагман союзного масштаба, который имел новейшее французское оборудование. О былых успехах предприятия напоминает 9-этажный административный корпус на улице Притыцкого в Минске.

Производство печатных плат, по информации моего инсайдерского источника, было прекращена в ноябре 2015 года. Морально и физически устаревшее оборудование разобрали. Компоненты, содержащие золото, были сданы на переработку. Документация - уничтожена.

А что было делать, если потребность в таких изделиях в Беларуси существенно снизилась, а ту, что осталась, проще удовлетворять за счет китайского импорта. Это на практике и делается.

Судьба завода печатных плат - не исключение, а правило. Ну как тут не согласиться со следующим заявлением единственного политика (ЕП): «Да, "белорусская модель развития", или "белорусский путь развития" объективно существует. Все, что сегодня мы имеем в экономике, в социальной и других сферах, результат того, что мы все эти годы шли своим путем, мы жили своим умом. Мы не слушали "докторов" из Международного валютного фонда, которые прописывали лекарства, которые опаснее самой болезни».


Государство в роли главного инвестора

В том, что «белорусская модель» создана своим умом, сомневаться не приходится. Но какое отношение она имеет к развитию?

За развитие не следует принимать рост. Среднегодовой индекс прироста ВВП за три пятилетки (1996-2010) в Беларуси составил 7%, что не помешало завода печатных плат и многим его высокотехнологичным товарищам по несчастью деградировать (но это так, ремарка, которой не стоит придавать особого значения).

Большинство промышленно развитых стран 7-процентному темпу экономического роста могли бы только позавидовать. Глядя на такую ​​динамику, самое время было бы говорить о рождении в географическом центре Европы если не нового экономического «тигра», то, во всяком случае, нового экономического «чуда». Кстати, отдельные оптимисты от власти этим и занимались.

Жаль только, что на протяжении последних лет данная нам в ощущениях реальность отказывается предоставлять новые основания для оптимизма.

Немного официальной статистики. Если в 2000 году было произведено 5,5 тысячи станков для обработки металлов, то в 2017-м - 1,6 тысячи. Пик производства тракторов пришелся на 2012 год - 71 тысяча. За следующие пять лет производство «железных коней» для сельского и лесного хозяйства сократилось почти вдвое - до 38,3 тысячи. И такая ситуация практически у всех популярных еще в советские годы промышленных брендов.

Но почему плюс сменился на минус? На своих первых президентских выборах будущий ЕП победил не в последнюю очередь благодаря обещанию «запустить заводы». Для реализации обещанного государство взяло на себя роль главного инвестора, от которой и сегодня не отказывается. Откроем пресс-релиз, посвященный мартовскому отчету правительства, Национального банка, облисполкомов и Минского горисполкома:

«В этих целях (речь идет о создании новых предприятий) наше небогатое государство по крупицам собирает деньги и направляет их в инвестиционные проекты».


Не из-за этих ли «крупиц» государственный долг, согласно информации, озвученной ЕП, в 2017 году рос быстрее, чем экономика? Конкретных цифр он, к сожалению, не привел, поэтому мне пришлось искать информацию на сайте Национального банка. Привожу результат своего поиска: «Государственный долг РБ на 1 января 2018 г. составил 42,2 млрд. рублей и увеличился по сравнению с началом 2017 г. на 5,2 млрд. рублей, или на 14,1%». Что касается ВВП, то за прошлый год он вырос на 2,4%. Таким образом, темпы роста долга оказались в 5,9 раза выше темпов роста экономики!

Не в коня получился корм. Напомню, в этом году, согласно планам правительства, экономика должна вырасти на 3,5%. Насколько же при этом увеличится государственный долг?


От передовых отраслей к передовым технологиям

В качестве комментария процитирую известного российского экономиста Владимира Мау:

«Сейчас технологический рывок нельзя обеспечить путем концентрации средств в руках государства. В индустриальную эпоху страны, которые успешно решали задачи "догоняющей" модернизации (Германия, Япония, СССР), отличались повышенной долей бюджета в ВВП, если сравнивать с самыми развитыми странами. В последние же полвека все успешные примеры сокращения разрыва догоняющими странами - это случаи, когда бюджетная нагрузка была ниже, чем в развитых странах».


В чем главная особенность современности? В скорости изменений. Не успел покупатель нарадоваться последней модели iPhone - а она уже устарела. Быстрая смена технологий делает неэффективными производства, в которые нужно годами «по крупицам собирать деньги» для инвестирования, а потом десятилетиями ждать, когда они окупятся.

Если технологии меняются несколько раз за одно поколение, работа в рамках долгосрочных стратегий равнозначна консервации отставания. В отличие от индустриальной эпохи, в постиндустриальную невозможно определить отрасли, в которые государство вкладывало бы ресурсы и получало при этом положительный эффект.

Это в СССР любили рассуждать о передовых отраслях (ракетостроение, электроника и др.). Сегодня имеет смысл обсуждать передовые технологии. Они могут быть в любой области. Возьмем, к примеру, сельское хозяйство. В 2016 году немецкий химический и фармацевтический гигант «Bayer» приобрел крупнейшего в мире производителя генетически модифицированных продуктов «Monsanto» за 66 миллиардов долларов, т.е. по цене российского «Газпрома».

Новые технологии создают не просто новые правила игры на рынке, но формируют новое политическое и социальное окружение, состоящее из относительно автономных и независимых от власти отраслей социальной жизни (экономика, наука, культура, образование, суд). Связь между ними в экономически успешных странах осуществляется через добровольный обмен ресурсами, правовыми нормами и моральными принципами.

Что касается «белорусской модели», которая живет своим умом, то, по собственному признанию ее главного архитектора, он является сторонником того, что «государству есть дело до всего». Ни о какой автономии при этом не может быть и речи. Поэтому в качестве единой "скрепы" выступает властная «вертикаль». Этот по-своему стройный и совершенный механизм способен управлять (командовать) исключительно в «ручном» режиме. Только вот на развитие он работать не способен.


«Горизонт» против Panasonic

Сторонники Сталина - а таких в Беларуси хватает - любят рассуждать об экономическом рывке, достигнутом в условиях разрухи, нищеты и массовой неграмотности под руководством «отца народов». Рывок был обеспечен за счет строительства в годы довоенных пятилеток тысяч передовых для своего времени предприятий. Сегодня же, если что и строится, то исключительно торговые центры.

В 1939 году городское население в БССР составляло 20,8% (79% - в 2016 году) и только 24 студента приходилась на 10 тысяч населения (471 студент в 2011 году), что, однако, не помешало перед началом Второй мировой войны производить в республике 10% металлорежущих станков от общесоюзного производства.

Интересная закономерность! Чем больше городского населения и чем выше уровень образования - тем больше проблем в станкостроении. Объяснить этот парадокс только одной причиной невозможно, что не мешает мне выделить главную. Сталинская экономика была надежно защищена от внешней конкуренции, да и внутренней конкуренции практически не было. Поэтому на продукцию любого предприятия, независимо от ее качества, всегда был повышенный спрос.

Людям моего поколения не надо объяснять, что на бытовом языке в СССР означало слово «фирмА». Для молодежи же поясню, что так называли любой предмет ширпотреба, изготовленный за рубежом. До перестройки люди были готовы с ночи занимать очереди за итальянскими сапогами, финскими костюмами или французской косметикой. При этом конкретный производитель сапог значение не имел, главное, чтобы они были итальянскими и уже поэтому - «фирменными».

А что мы имеем сегодня? Из 100 проданных в 2017 году телевизоров только 8 были отечественного производства. А сколько еще телевизоров завезли белорусские любители шопинга из Польши и Литвы?

Рабочим «Горизонта» и «Витязя» не позавидуешь. То, что еще вчера проходило по категории абстрактной «фирмЫ», сегодня доступно в виде Sony, LG, Samsung, Panasonic. Что можно противопоставить этой дружной компании? Ну разве что белорусско-российскую программу «Союзный телевизор».

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter