Рабочий день в 1 час: как предприятие-банкрот "выживало" работницу


Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Гомельчанка Екатерина Михневич (имя и фамилия изменены по этическим причинам. — Прим. авт.) с апреля 2004 года работала продавцом 5-го разряда на крупном оптово-розничном предприятии, пишет издание «Беларускі час». Спустя некоторое время ушла в отпуск по уходу за ребенком. После выхода из декретного Екатерина по своей профессии не работала — ее отправили на склад, а чуть позже перевели на часовой рабочий день. Женщина не согласилась с таким решением и обратилась в суд.

Во время декретного Екатерины предприятие закрыло торговые объекты, сократило количество рабочих мест и вступило в стадию ликвидации, заявив о добровольном банкротстве в связи с неплатежеспособностью.

4 января этого года Екатерина вышла из декретного отпуска. В день выхода наниматель вручил ей письменное уведомление, датированное 19 сентября 2016 года, о внесении изменений в заключенный контракт «в целях принятия дополнительных мер по экономии расходов, сокращения расходов на реализацию товаров, работ, услуг, финансовой стабилизации предприятия, повышения эффективности хозяйствования».

В измененной редакции договора не были прописаны условия оплаты труда, в том числе размер тарифной ставки (оклада). Вместе с тем говорилось об увеличении тарифной ставки (оклада) на 5% и дополнительном календарном дне к трудовому отпуску (без указания вида этого отпуска), но основание увеличения тарифной ставки не конкретизировалось. Таким образом, наниматель фактически не предоставил работнице дополнительных мер стимулирования труда в сравнении с прежним контрактом.

Екатерину удивил и тот факт, что контракт руководство хотело изменить с 1 октября 2016 года: как можно обосновать производственными, организационными или экономическими причинами изменение существенных условий труда, если человек находится в социальном отпуске по уходу за ребенком до достижения им 3 лет? Поэтому на уведомлении (на экземпляре нанимателя) женщина написала, что не согласна с внесением изменений в контракт с указанной даты, так как нарушены ее права в части сроков уведомления, и проставила дату 4 января 2018 года.


Вместо магазина — на склад

По своей профессии после выхода из социального отпуска Екатерина не работала — ее отправили на склад. 8 января наниматель вручил ей еще одно письменное уведомление о том, что с 15 января в контракт будут внесены изменения: «установлен неполный рабочий день продолжительностью рабочего времени с 12.00 до 13.30 и времени отдыха с 12.30 до 13.00».

— Почему же тогда, если нет работы, не увольняете по сокращению штата? — спросила Екатерина Михневич, но ответа на этот вопрос не последовало.

Дома она еще раз внимательно изучила документ. Получалось, что если согласится работать неполный рабочий день продолжительностью 1 час, то и труд оплатят пропорционально отработанному времени. А такого заработка хватит разве только на оплату проезда к месту работы. Если же, допустим, через 2 месяца все-таки уволят по сокращению численности или штата, то размер выходного пособия из трехкратного среднемесячного заработка сразу превратится в восьмидневный. То есть станет даже меньше, чем за отказ от продолжения работы в связи с изменением существенных условий труда, как это предложено в новом контракте.


Неожиданное увольнение

10 января Екатерину ожидал еще один «сюрприз» — уведомление о подготовке документов на увольнение. Работнице предложили прийти за обходным листом, расписаться в соответствующем приказе и получить трудовую книжку.

«Но почему увольняют сегодня, ведь до 15-го числа (срок ответа на уведомление нанимателя от 8.01.2018 г. — Прим. авт.) еще есть время подумать?» — спросила она. В ответ услышала, что с момента первого уведомления, от 4 января, уже прошла неделя и увольняют за отказ от работы с указанными в том документе условиями.

Екатерина ознакомилась с приказом, но вновь написала, что не согласна с ним.

Екатерина Михневич обратилась в Гомельский обком профсоюза работников торговли. Специалисты помогли подготовить исковое заявление в суд о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и возмещении морального вреда.

Итог заседаний суда первой инстанции таков: дата увольнения Екатерины Михневич продлена на один день, нанимателю предписано произвести перерасчет и выплатить бывшей работнице 70 рублей за моральный ущерб. Однако на работе ее не восстановили, и Екатерина решила продолжить поиск справедливости.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter