"Убийцу с бензопилой" снова будут судить

"Белорусский партизан"

Фото: TUT.BY
11 апреля в Могилевском областном суде начнется процесс по уголовному делу Владислава Казакевича, ранее уже осужденного за резню бензопилой в столичном ТЦ «Новая Европа».

Напомним, 3 марта 2017 года Мингорсуд признал бывшего студента Международного университета «МИТСО» виновным в нападении на людей 8 октября 2016г. в торговом центре «Новая Европа». Вооружившись бензопилой и топором, Владислав Казакевич убил продавца центра 43-летнюю Елену Александронец и покушался на жизнь еще трех женщин. По совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима. 13 июня 2017 года Верховный суд в апелляционном порядке рассмотрел дело Казакевича и не нашел оснований для отмены или изменения приговора.

Казакевича для отбытия наказания этапировали в шкловскую ИК-17, где он 12 октября, по версии следствия, с ножом напал на контролеров и одного ранил. Следственный комитет сообщил, что осужденный планировал убить начальника колонии, «чтобы отомстить за применение к нему дисциплинарных наказаний».

В суд дело Казакевича было направлено с обвинениями в совершении преступлений по ч. 1 ст. 13 и пп. 10, 16 ч. 2 ст. 139, ч. 1 ст. 14 и пп. 1, 10, 16 ч. 2 ст. 139 и ч. 2 ст. 410 УК (приготовление к убийству, покушение на убийство двух лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности, совершенное лицом, ранее совершившим убийство, и нападение на представителя администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, совершенное лицом, осужденным за особо тяжкое преступление). Этот букет обвинений тянет на «вышку», однако в данном случае смертная казнь за приготовление к преступлению и покушение на преступление не назначается. Речь может идти о лишении свободы на срок от 8 до 25 лет или пожизненном заключении.

В то же время в новом деле Владислава Казакевича далеко не все выглядит гладко. Официально сообщалось, что все случилось, когда Казакевич находился в помещении камерного типа (ПКТ), якобы поступила оперативная информация о наличии у него запрещенных предметов. Казакевича вывели из ПКТ для осмотра, с помощью металлодетектора установили, что у него в левом рукаве находится металлический предмет. После команды контролера «оставаться в положении для обыска» Казакевич выхватил из левого рукава нож и напал на конвоиров. Каким образом в камере ПКТ, где ежедневно проводятся обыски и досмотры, у осужденного появилась возможность вооружиться ножом?

Нет сомнений, что парень в ИК находился на особом контроле. За время пребывания в шкловской колонии Казакевич практически постоянно подвергался взысканиям, накладываемым администрацией за различные нарушения. По словам его родителей, Владислав более 150 дней провел в штрафном изоляторе (ШИЗО), карцере и ПКТ.

По сведениям «Белорусского партизана», вместе с Казакевичем в камере ПКТ находились еще несколько осужденных. И никто из них не заметил, как на их глазах молодой арестант «точил нож» на начальника колонии? Или нож Казакевичу специально подбросили, зная о его неадекватности? Есть сведения, что нож был похищен в одном из подразделений колонии и прошел через несколько рук, прежде чем попал к Казакевичу от другого осужденного, который проходит по делу свидетелем. В настоящее время этот свидетель на свободе, он освободился досрочно.


Тайны белорусской психиатрии

"Убийцу с бензопилой" снова будут судить

Вызывает сомнение и психическое здоровье Казакевича. В 2014 году у него были 4 попытки суицида и стационарное лечение в ГУ «РНПЦ психического здоровья». После выписки он поступил на диспансерный учет в УЗ ГК детско-подросткового психиатрического диспансера Минска с диагнозом «шизотипическое расстройство». Этот диагноз имеет статус бессрочного и входит в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания. Однако за 8 месяцев до трагедии Казакевича снимают с диспансерного учета по его личному заявлению с диагнозом «Акцентуация личностных черт по шизоидно-эпилептоидному типу (тенденция к формированию расстройства личности). Умеренно депрессивный эпизод в анамнезе».

В ходе следствия по первому делу минчанина проверили на вменяемость. Согласно заключению стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, «несовершеннолетний в период инкриминируемых ему деяний мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими». В Мингорсуде адвокат Казакевича несколько раз заявлял ходатайства о проведении повторной экспертизы, но они не были удовлетворены.

Очередная экспертиза также признала его вменяемым: «В настоящее время Казакевич может сознавать значения своих действий и руководить ими».

При этом психиатры к выводу, что «у Казакевича в период инкриминируемого ему деяния имело и в настоящее время имеется психическое расстройство - смешанное чувство личности, о чем свидетельствуют неспособность поддерживать прочные, длительные отношения, отсутствие близких друзей и доверительных связей, эмоциональная холодность, ограниченная способность проявлять теплые нежные чувства к людям, упрямство, равнодушие к чувствам других», но «данное психическое расстройство не относится к категориям хронического психического расстройства, временного расстройства психики, слабоумия или иного психического расстройства». В то же время: «В принудительных мерах безопасности и лечения, применяемых к лицам, страдающим психическими расстройствами, Казакевич не нуждается».

В тоже время у второй экспертизы есть более чем странный вывод: «Выявленные у Казакевича такие симптомы смешанного расстройства личности, как ригидность, упрямство, позиция безответственности и пренебрежения социальными правилами и обязанностями являются теми психическими недостатками, в силу которых он не способен самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе».

Не исключено, суд может проходить без участия обвиняемого. Что в данном случае, увы, не удивительно. В Минском горсуде Казакевич не молчал и много чего наговорил о том, что у него «появилось желание убивать людей», «очень хотелось убивать китайцев и мусульман», «хотел убить и съесть проститутку», «устроить крупный теракт» и «попилить» своих однокурсников по университету. Что это как не плод фантазий больного человека? При том, что за время нахождения в колонии вряд ли психика Казакевича укрепилась -- не то место, а жутких фантазий, скорее всего, прибавилось. Может быть, он и начальника колонии хотел не только зарезать, но и съесть?

Как бы там ни было, но парадокс в том, что если человек, как считают белорусские эксперты, не способен себя защищать в суде, то это значит, что он не дееспособен. Как же тогда его можно признать вменяемым?

Председательствовать в процессе будет судья Сергей Королев.

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники