Соловьев напал на Казахстан – на его месте могла оказаться Беларусь


Владимир Соловьев
По вопросу ракетного удара со стороны Запада по химобъектам в Сирии Беларусь стала на сторону России, а вот Казахстан занял нейтральную позицию. В итоге на страну обрушилась с критикой российская пропаганда.

Напомним, официальный Минск, по сути, осудил действия США и их союзников и поддержал Россию.

Куда девался белорусский нейтралитет?

А вот Казахстан поддерживать возмущение России не стал. «Новая газета» описала, чем в результате это обернулось.

«В минувшее воскресенье в программе Владимира Соловьева на канале «Россия» эксперты обсуждали ракетный удар со стороны Запада по химобъектам в Дамаске, а также итоги голосования в Совбезе ООН по резолюции России с осуждением действий Дональда Трампа. Голосование было предсказуемым (против — весь Запад, за — Боливия и Китай), но в числе воздержавшихся оказался Казахстан (вместе с Перу, Эфиопией и Экваториальной Гвинеей).

Это сначала вывело из себя сенатора Константина Косачева. «Почти без неожиданностей. И почти без комментариев. За исключением одной позиции. Не ожидал», — мрачно написал он в своем фейсбуке в ночь с субботы на воскресенье. А затем на телевидении к решению геополитического вопроса подключился Владимир Соловьев.


«Ладно — Турция, у нас с ними ситуативный альянс. А с Казахстаном у нас какой альянс — который воздержался? — не скрывая обиды и разочарования, заявил ведущий.

«А ОДКБ, которая тоже нас поддержала, но тоже поддержка как бы не очень понятная? Это же уже не в первый раз у Казахстана позиция такая размытая. Мы что-то не знаем про наши отношения с Казахстаном? Вдруг где-то пробежала черная кошка? Или нам ждать, что следующий Майдан будет направлен на Казахстан и в Казахстан, чтобы оторвать его от России?» — вопрошал Соловьев.

После Соловьева выступил депутат Константин Затулин, который рассказал, что в Казахстане идет процесс «казахизации», «правитель стареет», а поездка Назарбаева в США в начале этого года была не только для того, чтобы спасти Нацфонд страны от ареста, но и ради каких-то «других договоренностей». Заодно Затулин припомнил Казахстану, что страна воздержалась от поддержки Крыма, Абхазии и Южной Осетии, а в студии упомянули также о беспокойстве по поводу перехода страны с кириллицы на латиницу. Но к «Нурсултану Абишевичу мы всегда со всем уважением», уточнил Соловьев.

Ни на Затулина, ни на Косачева в Астане обижаться не стали, зато расчехлили дипломатическое оружие в отношении Соловьева. «Время от времени, к сожалению, в нашей соседней, братской, дружественной стране появляются такого рода высказывания. Всем хорошо известны итоги переговоров главы государства Назарбаева с президентом России Путиным. У нас налажен хороший конструктивный доверительный диалог на уровне правительств, госорганов, проводятся регулярные межмидовские консультации, поэтому мы ориентируемся на официальную позицию, — заявил замминистра иностранных дел Ержан Ашикбаев казахстанским журналистам.

— Как и в предыдущие годы, безусловно, мы будем принимать определенные меры для того, чтобы такого рода мнения, высказанные рядом экспертов, общественных деятелей, не наносили никакого урона отношениям стратегического союзничества, братским, дружественным отношениям между нашими государствами».

Будут ли это меры жесткими? В Молдове, например, телеканал «Россия» отключили совсем, а российских журналистов периодически депортируют на родину. В Казахстане в конце декабря прошлого года тоже попробовали выключить «Россию-1», «Культуру», «НТВ-мир» — формально телеканалы запросили слишком большую стоимость за ретрансляцию сигнала. Сил хватило на полдня: после большого возмущения телезрителей, которые в Казахстане плотно сидят на российском телеконтенте, министерство информации и коммуникаций республики было вынуждено оперативно проводить переговоры с российскими коллегами — и вещание было восстановлено (на время даже по прежней цене).

Так что до отключения каналов дойдет вряд ли. Вероятно, в ход пойдут другие методы. Министр информации и коммуникаций Даурен Абаев сделал в отношении Соловьева личный выпад: «Российский журналист Соловьев? Нет, не видел эфир. Это популярная передача? Честно, я не знаю такого журналиста, который высказался», — но выглядело это совсем неудачно. Вероятнее всего, речь будет идти о некоем публичном жесте со стороны дипломатов — но вряд ли дойдет даже до ноты протеста.

«Жириновский в свое время говорил гораздо худшие вещи о Казахстане, и всё было ничего, пока количество его высказываний не перевалило за определенную черту. И стал нон-грата, всего на пять лет, — говорит «Новой» казахстанский политолог Данил Бектурганов. — Это, впрочем, никак не отразилось на отношениях Казахстана и России. А кто такой Соловьев? Ничего не будет. Эта передача Соловьева — на внутреннего потребителя, на тех россиян, у которых вместо головы телеящик. А заявление МИДа нашей страны — на внутреннего потребителя в Казахстане, типа, мы все слышим и наши интересы защитим. И все».

Ситуация, когда со стороны России в адрес Казахстана начинаются обиды — следствие политики многовекторности, которую пропагандирует республика все 26 лет своей независимости: дружим со всеми, но в своих интересах. В мирное время такой подход работает хорошо, и Нурсултан Назарбаев приобрел статус миротворца: собственно, Казахстан воздержался от голосования по резолюции России в ООН во многом из-за того, что Астана сама пытается выступать посредником в урегулировании сирийского конфликта, и взаимная пикировка обвинениями и осуждениями ей вообще ни к чему.

Но сейчас, очевидно, другие обстоятельства, и миролюбивый Казахстан постоянно дергает его беспокойный сосед. Не реагировать нельзя, но любая реакция проигрышна.

В этой ситуации спасти может только прагматизм — его, похоже, Астана и решила включить. «Администрация президента в последнее время ведет себя более-менее прагматично: дружба дружбой, а санкции врозь. И для АП позиция Трампа, за которой стоят миллиардные контракты на недропользование, куда важнее, чем какие-то там возмущения соловьевых, киселевых, норкиных и иже с ними», — считает Бектурганов. Нынешнее заявление казахстанского МИДа — это еще и демонстрация для Запада, добавляет журналист и публицист Сергей Дуванов. «Казахстан не хочет попасть под третью волну санкций со стороны США, которые могут захватить и тех, кто сотрудничает с Россией. Заявление министерства по поводу Соловьева — это попытка дистанцироваться от того, что было сказано в передаче. Не хочется попасться под санкции, потому что для России это тяжело, а для Казахстана — это смерть», — констатирует Дуванов.

Добавим, что это не единственный скандал, связанный одновременно с Казахстаном и Владимиром Соловьевым.

В апреле прошлого года Соловьев приехал на бизнес-тренинг в Алматы и Астану — и тогда казахстанское общество сильно возмутилось тому, что «рупор кремлевской пропаганды» собирается учить казахстанских бизнесменов чему-то плохому.

Сам Соловьев тогда заявил, что «если кто-то старается эту историю политизировать, то всем видно, что за этим немножко денег стоит, кто-то чуть-чуть этих людей подогревает, за этим стоят люди, которые имеют прямое или косвенное отношение к некоммерческим организациям». Залы на Соловьева, несмотря на билеты по 1000 долларов, были полными — правда, репутацию тех, кто в итоге с телеведущим даже сфотографировался (например, владелец казахстанского Forbes), в глазах политтусовки это слегка подпортило.»

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники