"Cына оставили в заложниках..."

Иллюстративное фото
Тем, кто все еще верит, что белорусское государство одумалось и готово создать благоприятные условия для ведения бизнеса, очень рекомендуем прочитать эту историю.

На днях в Минском городском суде рассмотрели апелляцию по уголовному делу основателя известной фирмы ООО «ФЭК» бизнесмена Николая Фомина. Выводы судебной коллегии не обрадовали тех, кто хорошо знал Фомина и его компанию. Приговор откорректировали в мелочах, а вот сроки остались прежними.

До 8 декабря 2017 года Николай Фомин и его заместитель Игорь Борисенко были под подпиской о невыезде. В СИЗО с конца 2015 года находился лишь старший сын Фомина Олег – в фирме отца он был первым заместителем гендиректора. Бизнесменов обвинили в неуплате налогов в общей сложности на три миллиона долларов.

Несмотря на то, что приговор в декабре 2017 года еще не вступил в законную силу, наручники на запястьях Фомина и его подчиненного щелкнули почти сразу, как судья закончил свою речь. Свою вину Фомин не признал.

Стоит заметить, что Фомин мог запросто уехать – в Россию, в Литву или любую другую страну и жить там припеваючи, развивать бизнес. Но бизнесмен пришел на оглашение приговора во Фрунзенский суд с едва заметной улыбкой и гордо поднятой головой.

Ему дали пять лет строгого режима, сыну – четыре… Некоторые назвали такой приговор для Фомина, который перенес несколько сложнейших онкологических операций, смертельным.

"Cына оставили в заложниках..."

Николай Фомин


Цена свободы

После задержания Николай Фомин провел в СИЗО КГБ несколько месяцев. В декабре 2015 представители спецслужбы предложили ему сотрудничество по схеме, которая давным-давно была отработана на многих белорусских бизнесменах: признаешь вину -- компенсируешь ущерб -- пишешь прошение о помиловании и дело до суда не доходит. Цена свободы для каждого бизнесмена была своя. Фомину предлагали заплатить 3 миллиона долларов.

«У меня таких денег не было, -- рассказывал Николай Александрович «Белорусскому партизану» за пару недель до начала суда. – Я примерно подсчитал, сколько могу заплатить – выходило чуть меньше миллиона. Но эти деньги не лежали в тумбочке – их нужно было вывести из активов компании. А для этого необходимо было выйти из стен СИЗО. Мне изменили меру пресечения, а сына оставили фактически в заложниках. Пообещали, что как только деньги поступят на счет, ему изменят меру пресечения. Но он остался в СИЗО даже после того, как деньги были перечислены на депозит КГБ…»

Николай Фомин не планировал сворачивать свой бизнес. Это было делом всей его жизни.

«Я знаю, чего хо чь через 10 и через 20 лет, -- говорил он в своих интервью. -- Надо идти вперед, смотреть за горизонт. У нас прозрачный бизнес и мы всегда были готовы отвечать за все свои поступки, з всю свою историю, нам нечего скрывать».


Последнее слово

Выступая в суде с последним словом, Николай Фомин подробно рассказал о своем бизнесе. Рассказ был откровенным и наполненными деталями.

-- Я создал свою фирму в 1993 году, -- говорил бизнесмен. -- Тогда стоял перед выбором: жить на пенсию или создать свое дело. После перевода из Вооруженных сил России на должность начальника метрологической службы фанипольской бригады ПВО, я был уволен по сокращению штатов. У меня не было квартиры, но мне полагалась военная пенсия. По образованию я радиоинженер, поэтому решил создать фирму, которая поставляла бы электронные компоненты для нужд промышленности РБ и ВПК Беларуси.

Я с самого начала все делал сам. Практически до 2000 года занимался и таможенным оформлением грузов, поступающих в Беларусь. Я знал, что такое военная техника и какое значение имеет качество поставляемой продукции.

На одной из военно-промышленных выставок ко мне подошел премьер-министр и сказал: мол, вы создаете конкуренцию белорусским предприятиям. Я возразил: работаю ради того, чтобы конкурентная продукция на мировом рынке создавалась в Беларуси.

Я действовал только в интересах Беларуси. Благодаря нашей фирме продукция белорусского автопрома сегодня конкурирует на рынке России с российскими предприятиями.

…Меня обвиняют в нанесении ущерба, при том, что мы вместе с нашими поставщиками кредитуем предприятия Республики Беларусь в общей сложности на 3 миллиона долларов США!

Перед началом этого заседания суда мне звонит заместитель директора МАЗа и просит срочно помочь решить вопрос с возникшей потребностью в разъемах для МАЗов с китайскими двигателями. Я, конечно же, мог бы сказать, что нахожусь в суде, где решается моя судьба, и ваши проблемы меня не интересуют. Но я за 5 минут решил эту проблему. И уже завтра эти разъемы будут на конвейере МАЗа…

Ко мне обращались предприятия ВПК с просьбой помочь привезти комплектующие для производства военной техники, так как из-за введенных в отношении Беларуси санкций они не могут их приобрести за границей (или из-за эмбарго, или потому, что они сами попали в список предприятий, на которые наложены ограничения). В эти списки попали Пеленг, МАЗ, Агат и другие… Кроме того, в 2008--2014 годах были ограничения по покупке валюты, множественности курсов, запреты по предварительной оплате за рубеж, за поставляемую продукцию. Я не мог сказать, что не могу поставить необходимые компоненты, и начал думать, как решить эту проблему. Однако сегодня меня судят за то, что я все делал для того, чтобы помочь нашим предприятиям выпускать продукцию.


Следы в Великобритании

-- С ростом номенклатуры поставляемых комплектующих, ООО «ФЭК» начало сталкиваться с проблемами по закупкам и поставкам товара, -- рассказывал Фомин. -- Это связано с тем, что, согласно валютному законодательству, поступление товара должно осуществляться в Республику Беларусь в течение 60 дней от даты предоплаты. В то же время, без осуществления предоплаты от заказчиков из Республики Беларусь, изготовление электронных компонентов, не осуществлялось, а поскольку сроки изготовления электронных компонентов, как правило, превышали 60 дней, то они не закупались субъектами хозяйствования Республики Беларусь. Я начал поиски иностранного партнера, который согласился бы профинансировать сделки и осуществить поставки в Республику Беларусь комплектующих, а затем ожидать оплаты за поставленный товар от белорусского партнера. Это, безусловно, влекло дополнительные расходы, но других вариантов просто не было.

Данная ситуация усугублялась ещё и тем, что в 2005 году в отношении Республики Беларусь были введены санкции США и Евросоюза, выразившиеся в ограничении поставок продукции военного и двойного назначения, а также стратегических товаров в республику, в том числе и электронных компонентов. Санкции были введены после принятия США "Акта о демократии в Беларуси".

В тот же период времени постановлением Нацбанка было запрещено предприятиям производить предоплату по сделкам с нерезидентами, была ограничена возможность покупки валюты для расчетов с поставщиками (копии документов приобщены к материалам дела).

Я стоял перед выбором: либо ликвидировать бизнес, либо использовать в сделках иностранную компанию. А если компания будет зарегистрирована в странах ЕС, то мы имели возможность получить рассрочку платежа для своих компаний. И когда это удавалось, то мы предоставляли рассрочку платежа предприятием реального сектора экономики Республики Беларусь, по сути дела инвестируя в экономику страны.

В результате консультаций с юристами и переговоров с поставщиками (в основном американскими компаниями), мне порекомендовали использовать компании, зарегистрированные в Европейском Союзе, т.к. в торговле между компаниями в ЕС предоставлялись рассрочки по оплате до 90 дней от даты отгрузки продукции. Поскольку торговые посреднические компании в ЕС предлагали за такие услуги 10% от оборота, то я, проконсультировавшись с юристами на предмет правомерности регистрации компании в странах ЕС гражданином Республики Беларусь, принял решение зарегистрировать свою компанию в ЕС. Такой компанией стала компания JML UK LTD, зарегистрированная в Великобритании.

Но я сам не мог руководить этой компанией. Чтобы не нарушать законодательство Республики Беларусь, следуя рекомендациям юристов, я поручил руководство финансово-хозяйственной деятельностью JML UK LTD другому человеку.

Когда меня задержали, я не скрывал, что создал в Великобритании компанию JML UK LTD. И объяснил, для чего. Создав JML UK Ltd, мы смогли обойти санкции и экономить валюту для республики Беларусь.


Склады в Литве

-- С ростом объемов поставок, у нас начали возникать проблемы с таможенными грузами, -- рассказывал Фомин. -- Возникла необходимость складской обработки товара до пересечения грузом таможенной границы Республики Беларусь, а также логистических услуг для снижения себестоимости грузов, поступающих на территорию Беларуси. Мы начали поиск логистического оператора, который устраивал бы партнеров из Англии и белорусскую сторону. Выбор пал на Литву.

Работая с литовскими логистическими компаниями, я познакомился с сотрудниками этих компаний. Во время одного из таких визитов, ко мне подошел начальник логистического склада и сообщил, что он увольняется, и предложил создать совместно компанию в Литовской Республики и, используя его опыт, начать поставки товаров через склады вновь созданной компании. Я согласился. Так была зарегистрирована компания UAB «JML GROUP».

После начала трехстороннего сотрудничества JML UK LTD оплачивал UAB «JML GROUP» все транспортно-логистические затраты в соответствии с инвойсами с подробным описанием затрат.

Мы стремились к удовлетворению постоянно растущих потребностей отечественных предприятий в комплектующих мирового уровня. Отмечу также, что при поставке электронных компонентов на территорию Республики Беларусь иностранные поставщики такие сделки относят к высоко рискованным, а емкость рынка оценивают, как низкую. Однако мы благодаря созданию продуманной транспортно-логистической системы, сумели убедить иностранных производителей не прекращать работу в Беларуси.

Использование компаний иностранных юрисдикций позволило нам привлечь дополнительные кредитные ресурсы в виде отсрочек платежа и открытых кредитных линий от иностранных глобальных производителей, что принципиально невозможно для предприятий юрисдикции Республики Беларусь.

Также для предприятий, находящихся в юрисдикции Европейского Союза, существует специальная система скидок и преференций по ценам на товар, транспортные услуги, страхование грузов, что позволило нам, через JML UK LTD, значительно снизить себестоимость закупаемой продукции и предоставлять наилучшие цены для предприятий Республики Беларусь.

Я вспоминаю свой визит на завод компании «Вишей» в Израиле, где делают комплектующие для космоса. Я первый в СНГ через созданные за рубежом структуры легально поставил в Беларусь комплектующие для спутников разведки.

Министерство торговли США проверяло меня, как бенефициарного владельца JML UK Ltd, на предмет соблюдения санкций США и Евросоюза. Проверка не нашла нарушений. Я проверил легальность такой схемы работы во многих белорусских инстанциях – консультировался в министерствах по налогам и сборам и промышленности, Таможенном комитете и других государственных органах. Все ответили, что это легальные схемы работы!

И только КГБ заявило, что я не платил налогов… Не понимая даже и близко ни специфики работы, ни норм законодательства!..

Мы ежегодно платили налоги в казну Беларуси до 1--1,5 млн долларов США. А сейчас действиями непрофессионалов ООО «ФЭК» доведено до банкротства. На наше место пришли поставщики из-за рубежа… И цены на некоторые компоненты выросли на 30% от тех, что предлагались нашими компаниями.

Я считаю, что в данном деле не установлены и не доказаны ни обстоятельства нанесения ущерба, ни его характер, ни размер ущерба. В основу положены оспариваемые доказательства. Нас лишили права справедливого и непредвзятого рассмотрения наших жалоб в экономических судах. А при рассмотрении уголовного дела – практически ни одно из ходатайств, в том числе и о проведении экономической экспертизы, не были удовлетворены…


Оправдать!

Адвокат Николая Фомина Александр Пыльченко требовал полного оправдания для своего подзащитного.

«Деятельность Николая Фомина представляет собой обычные хозяйственные операции, проведенные в соответствии с законодательством государств, на территории которых совершались данные операции, -- говорит Александр Пыльченко. -- Цели уклонения от уплаты налогов он не преследовал, свою деятельность осуществлял, руководствуясь основными началами гражданского законодательства».

По оценкам экономистов, которые работают в компании «ФЭК», уход компаний Николая Фомина с белорусского рынка приведет к значительному увеличению цен и даже нанесет ущерб экономическим интересам Республики Беларусь.

«В связи с уголовным делом и приходом на рынок Беларуси других продавцов цены для предприятий автопрома и военпрома выросли от 20 до 30 процентов, -- пытался убедить следствие и суд Николай Фомин. -- Участие иностранного юридического лица при поставках вышеуказанной продукции в Беларусь является не только вынужденным, но и необходимым с точки зрения экономической безопасности. Я описал весь путь развития моего бизнеса, от момента его создания. Указал на все объективные причины, способствовавшие принятию тех либо иных решений, в том числе по созданию предприятий в других странах. Целей сокрытия налогов я не преследовал, напротив, делал так, чтобы не нарушать законодательство: легально регистрировал фирмы, нанимал руководителей для осуществления финансово-хозяйственной деятельностью.

Никакого умысла, а тем более никакого занижения налогооблагаемой базы не было. Наши цены в Беларуси были самыми низкими, а производители продукции известные мировые компании».


Когда затраты равны нулю

Выступления адвокатов Александра Пыльченко и Сергея Протасовицкого во время апелляционного обжалования были весьма убедительными. Судьи очень внимательно слушали, что говорили защитники об ошибках правосудия, которые фактически перечеркнули жизнь и бизнес сразу нескольких человек.

-- Согласно обвинению, Фомин завышал затраты по производству и реализации продукции и товаров, которые учитываются при налогообложении, -- говорили адвокаты. – Якобы, чем больше затраты, тем меньше налог. О каких затратах идет речь? Цена продукции завода-изготовителя, цена транспортировки, цена хранения, складских запасов на территории европейских стран, поскольку продукция производится не в Беларуси. Чтобы товар попал на белорусские заводы, его нужно произвести, купить и доставить. Так вот эти суммы – доставка из Китая, США, Евросоюза, хранение на таможенных складах – они не учтены. Хотя по другим аналогичным делам это все учитывается.

В чем ошибка приговора? В том, что президенский указ №488 направлен на борьбу с финансовыми кампаниями, которые не осуществляют деятельность, а помогают уклоняться от уплаты налогов. Там сделки бестоварные. А действительность сделок Фомина не вызывала сомнений! При этом ведь Фомину никто не запрещает покупать или продавать предприятия – нет такого акта в законодательсте. Он купил компанию в Англии и мотивы его поступка понятны. Запросите хотя бы Англию – платил ли он там налоги? И если платил, то у нас ведь есть закон об избежании двойного налогообложения.

То, что Фомин использовал в механизме приобретения и поставки товара в Республику Беларусь юридических лиц – резидентов Евросоюза, не является преступлением. Для его бизнеса это было выгодно. Поставка в Беларусь продукции с территории Евросоюза от имени европейской компании давала очевидные преимущества в виде отсрочки платежа и дешевых финансовых ресурсов. Эти же преимущества получали белорусские предприятия, где Фомин был учредителем либо директором и, соответственно, белорусские производители – конечные потребители продукции: МАЗ, МТЗ, Гомсельмаш, Белаз, Агат, Пеленг и др. Отсрочки платежа доходили до 90 дней, а при необходимости заказать изготовление отдельных электронных компонентов – до 9 месяцев. И это при отсутствии предоплаты с их стороны! К тому же английская компания JML UK Ltd осуществляла платежи в адрес своих поставщиков (производителей) перед отгрузкой товара и использование дешёвых ресурсов сказывалось на цене товара поставляемого в Беларусь.

«Проблема Фомина в том, что он имел свою компанию в Великобритании, через которую импортировал в Беларусь продукцию, -- считает адвокат Сергей Протасовицкий. -- Наше государство не запрещает осуществление деятельности через иностранные компании, но и не игнорирует это. В Налоговом кодексе для этих целей используется понятие «взаимозависимые лица». И если будет установлен факт импорта товара через свою иностранную компанию, то налоговый орган имеет право откорректировать затраты. То есть применять при налогообложении не те затраты, которые указал плательщик, а проверить эти затраты и при наличии условий -- уменьшить их. Такой подход борьбы с возможным искажением налоговой базы принят во всем мире. Но наши контролирующие органы пошли по другому, более простому, но в то время ошибочному пути. Налоговый кодекс вынуждает их пересчитывать реальные затраты. Они применяют указ №488, который к подобным делам не должен иметь отношения! Исключают из затрат все расходы импортера – оплата товара, транспортировка, обработка товара, хранение. То есть по логике следствия и суда эти затраты равны нулю!».

Зачем отправлять на нары человека, который может приносить прибыль, платит миллионы долларов налогов в бюджет?

В ответ на этот вопрос сам Николай Фомин накануне суда лишь пожимал плечами: «Ну вот так у нас относятся к бизнесу…»


Для справки

Компания «ФЭК» -- крупнейший белорусский поставщик продукции для разработки, производства и ремонта промышленной, автомобильной и бытовой электроники промышленным предприятиям в Республике Беларусь и странах СНГ.

«ФЭК» поставляет клиентам в Республике Беларусь и странах СНГ более 300 тысяч наименований электронных компонентов для устройств связи, бытовой техники, автоэлектроники, встроенных систем автоматического управления, сбора и обработки данных, и другого высокоточного оборудования. В рамках крупных контрактов на поставку электронной продукции для промышленной, автомобильной и бытовой электроники "ФЭК" сотрудничает с крупнейшими промышленными предприятиями Республики Беларусь, РФ и стран СНГ. Помимо поставок, в спектр услуг «ФЭК» входит консультационная поддержка заказчиков. В компании создан уникальный по своей номенклатуре склад компонентов зарубежного производства…

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники