"Мрази, урою! Не выйдете отсюда!"

Катерина Борисевич, TUT.BY

Фото: TUT.BY
В Борисове судят многодетного отца, который устроил скандал в школе.

Обвиняемый пришел на совет профилактики в школу, куда его вызвали обсудить поведение сына. Но разговора не получилось: мужчина бросал стул, пытался опрокинуть стол на учителей, поцарапал табличку на кабинете, сломал ручку двери. Ущерб оценили в 54 рубля 51 копейку.

Во вторник, 22 мая, папа ученика 7 класса и администрация одной из школ Борисова встретились в зале суда. Обвиняемому Александру 39 лет, имеет высшее образование, работает энергетиком, воспитывает троих детей. Мужчина спокойно позирует на камеру и совершенно не возражает против съемки. В нескольких метрах от него — шесть потерпевших. Директор школы, завуч, психологи и социальные педагоги. До начала процесса стороны не сказали друг другу ни слова.

Александру предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 339 УК (Хулиганство).

— Я прошу допустить своего отца к делу в качестве защитника. Он изложит более точно, чем я, — обратился к судье обвиняемый.

— Мы можем предоставить вам адвоката из коллегии, — предложил судья Алексей Болотов.

— Нет, спасибо. Я бы хотел отца, — ответил фигурант.

Суд удовлетворил это ходатайство, по закону близкий родственник может представлять в суде интересы обвиняемого.

Сам конфликт случился 15 февраля, в тот день родителей семиклассника вызвали на совет по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Учителя хотели обсудить поведение мальчика.

— Обвиняемый, находясь в общественном месте, имея единый умысел на совершение хулиганских действий, беспричинно, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение, публично угрожал и оскорблял нецензурной бранью преподавательский коллектив, — зачитывает обвинение прокурор Наталья Ленартович. — На 15 минут была нарушена нормальная работа учреждения образования, действиями обвиняемого был причинен ущерб на сумму 54 рубля 51 копейку.

На совет профилактики Александр пришел вместе с сыном. Как вспоминают пострадавшие, папа с первых минут был взвинчен, говорил резко, заглянув первый раз в кабинет, сказал: «Давайте сворачивайтесь! Не могу ждать, у меня форс-мажорные обстоятельства».

— До этой истории серьезных вопросов к сыну Александра не было, а накануне поступило письменное заявление одной из мам школьников. Она просила разобраться с тем, что ученик (сын обвиняемого. — Прим. TUT.BY) вместе с другими детьми выкладывает в социальные сети фото ее ребенка без согласия и оскорбительно подписывает. Кроме того, учитель физкультуры рассказал о конфликтной ситуации с другими детьми, — рассказывает в суде директор средней школы.

В тот день на совет профилактики было вызвано 14 семей. После того как обвиняемый сказал учителям поторопиться и закрыл за собой двери, в кабинете услышали «как кто-то скребется». По данным обвинения, пока папа ждал приглашения, он ключами исцарапал табличку на двери кабинета.

— Когда Александр зашел с сыном, грубо спросил: «Что надо? Чего вы от меня хотите?». А потом каждому сказал: «Кто ты? Кто ты?». Мои учителя стали представляться по очереди, я предложила поговорить спокойно, ведь ничего страшного не произошло. А когда стала зачитывать причину вызова, папа прервал: «Хватит, я все понял». Дальше все происходило быстро, — вспоминает директор. — Он оттолкнул ногами стул, встал в злобную позу, набросил на себя капюшон, взял ключи и бросил их о стол. Потом три раза ударил кулаком по столу со словами: «Мрази, урою! Не выйдете отсюда!».

А затем пытался перевернуть на нас стол, но упала только одна его часть. Дальше он толкнул ногой стул и тот полетел в горшок. Ребенок бросился к нему: «Папа, не надо здесь!». Уходя, папа дернул ручку так, что она сломалась, осыпалась штукатурка. Была минутная пауза.

По словам директора, такой ситуации в школе не было никогда. Суд выяснял у пострадавших: так была ли нецензурная брань, как это указано в обвинении. Большинство из них говорит: «Да».

— Было одно слово на букву «б». Мы его называть не будем. Это было сказано так: «Мрази, б…, урою!» — уточняют пострадавшие.

— Обычно у нас на совете дети стоят, а тут папа сразу сказал сыну: «Сядь, ты стоять не будешь!». Обвиняемый говорил, сына обижают, но сам ученик это не подтвердил. Александр крутил ключи на пальце, я только в кино такое видела, — рассказывает заместитель директора школы. — Меня удивила реакция ученика на происходящее, он не пугался, не плакал, реагировал спокойно, возможно, не первый раз видит такое.

После того как обвиняемый ушел из школы, директор вызывала наряд милиции. Пока правоохранительные органы вели свое расследование, школа вела свое, социальное. Были запрошены все характеристики на многодетную семью, выяснилось, что отец привлекался к административной ответственности за мелкое хулиганство и нахождение в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения. Семью снова пригласили в школу и признали находящейся в социально опасном положении

— Дайте определение слова «урою», — обратился к пострадавшему завучу отец обвиняемого.

— Я не могу ответить, — растерянно ответила женщина.

— Вы у сына спросите, раз он его употребляет, — ответил судья Алексей Болотов.

Обвиняемый вину в хулиганстве признает, но только считает, что его нужно наказывать не по Уголовному кодексу, а Административному. Ущерб в 54 рубля 51 копейку папа оплатил.

— Чтобы попасть на совет профилактики, пришлось отпроситься на работе. До этого советовался с коллегами, меня ввели в заблуждение, сказали, сына могут отправить на психологическую экспертизу. Я волновался. Понимаете, в то время работал в Минске, вставал в 5 утра, в 9 вечера возвращался. В тот день торопился на встречу по работе, а меня еще накрутили, — сумбурно рассказывает Александр. — Стыдно за свои действия, виноват, не хотел вводить людей в замешательство (показал рукой на потерпевших. — Прим. TUT.BY). У меня само нахождение в школе вызывало неприязнь, слушать никого не хотел. Может, это нервный срыв?

Все началось с Островца, я работал на атомной станции. Как-то в свободное время пошел в бар, меня не так обслужили, и я написал жалобу. Приехала милиция, посадила меня в камеру на 1,5 суток, якобы нецензурно выражался. И пошло все… Меня признали виновным в хулиганстве, потом случилось одно административное дело, потом другое. Я очень хотел работать на атомной станции, но пришлось уволиться. Был весь на нервах, семью же многодетную кормить надо.


Обвиняемый еще раз публично извинился перед учителями, отметив, что после конфликта весь поседел. Ему самому неприятно вспоминать вечер 15 февраля.

— Где вы слышали слово «урою»? — поинтересовался у него судья.

— Не знаю, у нас на работе любят так говорить, — ответил фигурант уголовного дела и попросил дальше свою позицию зачитать с бумаги, где уже был набран текст.

— Я прошу освободить меня от уголовной ответственности. В моих действиях не было цинизма, ущерб причинен незначительный. Слово «урою» толкованию не подлежит. Я не угрожал членам комиссии убийством, причинением тяжких телесных повреждений, не произносил слов: убью, покалечу, порежу, зарублю, сожгу. Я не террорист и не бандит. Я не держал в руках кастет, нож, топор, оружие, взрывное устройство. Я не приближался к учителям, не выкручивал им руки, не бросал в них мебель.

Пострадавшие заявили, что не будут предъявлять обвиняемому ни моральные, ни материальные иски. О том, какое наказание он заслуживает, ответили одинаково: «На усмотрение суда».

Новости по теме

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте» и Twitter