Почему заявления Лукашенко на погранзаставе вызывают вопросы и сомнения

Кирилл Иванов, gazetaby.com
1 июня 2018, 18:23
Фото пресс-службы главы государства
Двадцать три года, как выкопали столб на границе с Россией, а до сих пор не знаем, что на уме у союзника.

Посещая погранзаставу «Дивин» в Кобринском районе, Александр Лукашенко говорил о перераспределении личного состава из армии в погранслужбу, кратко высказался о проблеме неуставных отношений и о неопределенности на восточных рубежах страны.

Попробуем разобраться, что в этих заявлениях вызывает вопросы и сомнения.


О перераспределении

— Может быть, нам не надо стремиться уж слишком сокращаться в погранвойсках. Все-таки они тут постоянно в боевой готовности. И обучение дай бог. (…) Может быть, нам где-то в армии подсократиться на 2−3 тысячи, оставив им (пограничникам) эту численность. Пусть они будут на каждой заставе по 5−10 человек. (…) Мы же сегодня не воюем — мы готовим людей, обучаем. Это очень большая работа, которую мы должны провести по перераспределению вместе с армией личного состава органов погранслужбы. Если они смогут это сделать, и это для государства выгодно, и это будет на перспективу, значит, мы пойдем этим путем.

С одной стороны, эти слова не лишены логики: времена сегодня неспокойные и армия страны должна быть готова к любым неожиданностям. Только вот обилие «может быть», «если смогут» и «пусть будут» в словах главы государства наводит на неприятные мысли. Мы уже не раз видели, к чему приводит принцип «сначала сделаем, а потом посмотрим, как это будет работать». В армии такие эксперименты уж точно к добру не приведут.


О дедовщине

По мнению Лукашенко, пограничные заставы могут быть примером другим в плане противостояния неуставным взаимоотношениям:

— Здесь на заставе они живут, как дома. Нет этой всякой дедовщины, неуставных отношений.

Сложно сказать, что он хотел этим сказать. Вряд ли стоит ожидать, что все остальные военнослужащие, независимо от родов войск, вскоре начнут жить в армии «как дома». Нет ли в таком случае в этих словах признания собственного бессилия искоренить дедовщину? В любом случае чувствуется, что глава государства не до конца понимает причины появления неуставных отношений в армии.


О границе с Россией

Любопытный момент: инспектируя южную границу страны, Лукашенко говорил почему-то больше о восточной, где на сегодня нет штатных белорусских погранзастав, но есть российские:

— Но нам нельзя уподобляться россиянам. Они сами не понимают, чего хотят и что они делают на белорусско-российской границе. Пусть определяются. Определятся — нам не проблема ответить. Мы готовы в любой момент адекватно дать ответ. Если они хотят закрыть границу — пожалуйста. Закроют — мы в ответ также должны ввести контроль на границе.

Эти слова заставляют сильно задуматься о том, кто у нас является главным военно-политическим и экономическим партнером. На днях как раз исполнилось 23 года с момента, когда Александр Лукашенко и тогдашний премьер-министр России Виктор Черномырдин в Смоленской области выкопали символический пограничный столб на российско-белорусской границе. А мы до сих пор не знаем наверняка, что творится в голове у союзника, с которым у нас фактически нет границы.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ