Alma mater или хабза? Что ждёт Академию управления при президенте


4 июня 2018, 09:49
Фото с сайта obrazovanie.by
Глава государства в очередной раз озаботился кадрами.

Из Академии управления при президенте получилось скорее ПТУ с понтами, нежели ведущий вуз страны. Поговорить не с кем. Спросить совета не у кого. Среди национальных авторитетов, влиятельных опинионмейкеров преподаватели и профессура Академии управления не значатся. Вклад в развитие экономической мысли нулевой, в повышение качества системы госуправления - отрицательный. Получилось, что советы и рекомендации ЕБРР, МВФ и белорусских независимых ученых гораздо точнее и качественнее, чем академические. Особенно огорчительно то, что Академия управления пристроилась под крылом самого президента. Тем самым она стала источником дискредитации главы государства.

О том, почему из Академии управления получилась хабза, а также о шансах превратить ее в вуз вузов в свежих «Экономических диалогах» рассуждают руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав РОМАНЧУК и руководитель аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО, пишет "БелГазета".

ЖДАЛИ ЛЬВОВ - ПОЛУЧИЛИ МЫШЕЙ

Ярослав Романчук: - Тему нашей сегодняшней беседы в очередной раз подбросил Александр Лукашенко. Назначая нового ректора Академии управления (АУ), президент поставил перед ним задачу сделать ее вузом вузов, этаким образцово-показательным учреждением. Там должны быть лучшие педагоги и лучшие программы, а выпускники АУ должны быть блестящими управленцами. Не этого ли вы хотели, Леонид Федорович, когда говорили о необходимости вырастить в стране 1 тыс. человек кадрового резерва, дабы страна блистала и сверкала? АУ уже 27 лет. Почему до сих пор она не стала образцом для подражания? Почему Лукашенко дал вот такое ЦУ новому ректору: «Надо определиться, прежде всего, чего мы хотим от Академии управления. Когда определимся, поймем, кого мы должны готовить. Потом надо поменять программы». За 27 лет не смогли определиться?

Леонид Заико: - Если президент сказал «надо определиться», то, думаю, господам-профессорам АУ нужно немедленно подать заявления об увольнении. Если они, конечно, ученые и у них есть честь, ум и совесть.

Кстати, знаете, как возникла АУ? В 1973г. в Советском Союзе вдруг обнаружили слабую подготовку руководителей высокого ранга предприятий оборонной промышленности. И на самом верху было принято решение создать в нашем нархозе факультет повышения квалификации, чтобы молодые работники оборонной промышленности могли пройти современный курс по управлению и организации производства, знали, что такое менеджмент, маркетинг. Ну и про метод ПЕПЗ (пни его под зад) тоже - иногда народ, преисполненный чувства собственной важности, надо пнуть. Затем факультет отделили от нархоза и сделали на его базе АУ.

Романчук: - Почему АУ со статусом «при президенте» и госбюджетном финансировании не получилось войти даже в топ-5 вузов Беларуси? Не говоря уже о месте в списке лучших европейских или мировых вузов.

Заико: - Потому что при президенте может быть только охрана, три мотоциклиста и хороший повар. Кстати, дед Владимира Путина по отцовской линии Спиридон работал поваром сначала у Ленина, а затем у Сталина.

Романчук: - Почему так получилось, что выпускники АУ на фоне выпускников БГУ, БГЭУ или БНТУ - серые мышки уровня провинциального вуза?

Заико: - Никакой тайны нет: статус вуза и качество даваемого им образования определяется преподавательским составом.

Романчук: - То есть если бы с самого начала перед АУ была поставлена задача собрать великолепный преподавательский состав, то она могла бы готовить супермозги, отличных управленцев для Беларуси, и не только? Но АУ был выбран курс на местечковость и непотизм (вид фаворитизма).

Заико: - А также культивировалось совдеповское «не высовывайся из трамвая». В результате люди просто боялись говорить хоть что-то в противовес власти. А вот Академия общественных наук при ЦК КПСС в Москве (это высшее партийное учебное заведение в СССР), наоборот, была рассадником вольнодумства. Достичь ее уровня АУ никогда не сможет, так как интеллектуальный потенциал - штука достаточно сложная. Будучи проректором Республиканского института высшей школы (РИВШ), который занимался переподготовкой ученых кадров, я столкнулся с тем, что очень трудно найти людей, которые могли бы читать лекции. Поэтому в РИВШ мы часто приглашали читать лекции ведущих преподавателей лучших питерских и московских университетов - порядка 30% лекций читала gast-профессура [нем. gast - «гость». - «БелГазета»]. А что АУ? Все делает на местном материале - «болотных» профессорах. В АУ есть хорошие преподаватели, но они не звезды, а звездочки, трудноразличимые на небосклоне. Вот Лукашенко - это звезда. Политическая.

Романчук: - Об уровне преподавательского состава АУ можно судить по количеству научных публикаций его профессоров, ученых, аспирантов, выпускников в ведущих журналах мира. Сколько их было? Мизер. А слышали ли вы, чтобы Минэкономики или Минфин предлагали считать мнение профессора АУ, например по governance, авторитетным? Нет. В экономике я с трудом могу вспомнить хоть одну фамилию преподавателя или представителя этого вуза, которая бы вызывала у меня уважение, пусть даже как оппонента. Как бы мы с вами ни относились к БГУ и БГЭУ, но там можно назвать известные фамилии. Пусть я и не согласен с их взглядами, но люди, по крайней мере, светятся. А в АУ - сплошная пелена, болото ­номенклатурно-хамелеонческой псевдопрофессуры.

Если бы АУ хотела воспитывать управленческую элиту, то собрала бы под свое крыло лучших преподавателей и методистов. Не лезла бы проверять каждую использованную копейку бюджета. Но у АУ есть только статус особого вуза, на самом деле она поднаторела в том, что дает второе образование работникам рай-, гор- и облисполкомов, разным чиновникам, чтобы те могли гордо сказать: я закончил не только советский вуз, но еще и АУ.

Заико: - Кто туда поступает? Какая-нибудь Мария Фоминична, руководитель отдела общих вопросов из энского райисполкома - едет в Минск за бумажкой-дипломом о втором образовании. В 1990-х гг. один мой друг советовал: Леня, иди преподавать в АУ, там среди обученцев много руководителей муниципального уровня, это будет полезно для тебя - сможешь открывать ногой любые двери в райцентрах. А что? Глядишь, на какой-нибудь базе отдыха на берегу озера бесплатно поселили бы или баньку бы организовали с шашлычком. АУ - это номенклатурное, квазисоветское учреждение. Чтобы превратить ее в лидера образования, нужно совсем немного - 3-4 мощные звезды, настоящих ученых. И полная академическая и научная автономия. В мире давно уже усекли, что деньги на образование надо тратить так: 50% - на обычное высшее образование и 50% - на образование тех 5% людей, которые станут управленческой элитой.

Романчук: - Александр Лукашенко определил для АУ направление усилий: «Надо четко понимать: нынешний управленец - это человек, который знает экономику, иностранный язык и может общаться с любым… Значит, надо изучать больше иностранный язык, приглашать туда больше людей с экономическим или юридическим уклоном. Если нам надо, чтобы управленец владел политологией, значит, надо изучать эти науки». «Это не то, как было в ВПШ [высшая партийная школа. - «БелГазета»] когда-то. И категорически не то, что сейчас. Мы сегодня там образование даем людям ради образования, - признал глава государства. - Кто второе, кто третье, кто пятое... И тысячу лет им это образование не нужно». Лукашенко, конечно, прав. Сегодня получение второго заочного образования в белорусских вузах - это профанация, просто выкинутые на ветер деньги.

Такой ли уж плохой была ВПШ времен Советского Союза? Сегодня многие думают, что она штамповала идеологических роботов, солдат системы.

Заико: - ВПШ готовили элиту для страны, резерв управленцев. Там были сконцентрированы лучшие преподавательские кадры. Чтобы они не разбегалась, им предоставлялись разные преимущества, например, давали квартиры. Отбор кандидатур в школу был довольно жестким: принимались только лица, имеющие за плечами законченное среднее образование и опыт работы секретарями или руководителями отделов обкомов партии, исполкомов областных Советов депутатов, ответственных сотрудников министерств, ведомств, руководящих сотрудников республиканских и областных газет. Партшколы были краевые, областные, республиканские. Но высший пилотаж - это Академия общественных наук при ЦК КПСС. Она готовила таких политработников, о которых как раз и говорил Лукашенко: «Знает экономику, иностранный язык и может общаться с любым».

ХВАТИТ КОРОЧКИ ШТАМПОВАТЬ!

Романчук: - АУ как высшее учебное заведение по подготовке профессиональных кадров не состоялось. Полный неуд. Лукашенко это понимает и требует от нового ректора «полностью перевернуть систему образования» в АУ, тем самым формулируя политзаказ на подготовку элиты. Но кого глава государства ставит на должность ректора АУ? Господина Пальчика Геннадия Владимировича, который последние 5 лет возглавлял Высшую аттестационную комиссию (ВАК), орган, тормозящий развитие науки. ВАК - это средневековье, жандарм над учеными Беларуси. Смысла в его существовании нет ни для науки, ни для академического просвещения, ни для создания новых интеллектуальных продуктов и нематериальных активов. Чтобы превратить АУ в вуз вузов, в кузницу талантливейших, дерзких и креативных управленческих кадров для экономики Беларуси, что должен делать человек, который спустился из ВАКа?

Заико: - Сначала набрать хорошую команду преподавателей - лидеров своих кафедр и направлений. Подобрать себе классных заместителей, которые действительно знают экономическую теорию и являются специалистами в области управления. А потом защищать их грудью. До сих пор в АУ было броуновское движение, а Пальчик может поставить там несколько мощных научных излучателей.

Романчук: - Как показывает опрос бизнеса, качество подготовки специалистов резко упало. На слабые кадры начали жаловаться руководители как государственных, так и частных предприятий. Почему? Да потому, что вузы стали конторами по штамповке корочек. Может, Геннадий Владимирович наберет команду и попытается сделать инновационный прорыв в области подготовки нематериальных активов страны? Лукашенко, как мне кажется, дал ему карт-бланш, сказав, что надо «полностью перевернуть систему образования» в АУ.

РЕШИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОРЕШИТЬ

Романчук: - Глава Администрации президента Наталья Кочанова, представляя коллективу вуза нового ректора, сказала: «Очень важно увидеть перспективных людей, которые могут по своим личностным и профессиональным качествам занимать высокие должности в нашей стране. Надо пересмотреть программы, посмотреть, кто работает здесь. Должны быть и стажировки, и обмен мнениями, опытом с другими странами, чтобы люди, которые преподают здесь, были лучшими педагогами в стране». Слова абсолютно правильные, именно это как раз и надо. Но получится ли радикально изменить АУ в ситуации, когда ректора вузов запрещают преподавателям без письменного разрешения высказывать свое мнение в СМИ, когда руководители вузов и Минобраза установили разрешительный порядок участия студентов, аспирантов и преподавателей в международных конференциях и образовательных мероприятиях? Какие рекомендации можно дать новому ректору АУ, чтобы он смог выполнить поставленную перед ним задачу?

Заико: - Во-первых, надо ежегодно выделять $3 млн. на стажировки преподавательского состава вузов за рубежом. Причем без всякой отчетности. Чтобы никакой Минфин, никакое КРУ [контрольно-ревизионное управление. - «БелГазета»] туда не лезли.

Романчук: - Знаете, кто еще не должен лезть и кому следует давать по рукам за попытку совать нос куда не следует? Минобраз.

Заико: - Во-вторых, пусть ректор обратиться в КГБ за списком самых неудобных ученых. Тех, кто обращает на себя внимание, но еще не завербован иностранной разведкой. Вот этих ученых и надо пригласить преподавать в АУ. В-третьих, надо обязательно вводить образование на английском языке. В-четвертых, изменить программы, чтобы обязательно были тренинги, чтобы был мыслительный процесс. Ну и в-пятых, ввести принцип отсева обученцев. Один коллега, который преподавал в АУ, рассказывал мне, что однажды он поинтересовался у слушателя: «А как вы думаете?». А тот ему: «А зачем мне думать? Мне указания будут давать из Администрации президента». Вот таких обученцев надо сразу отсеивать.

Романчук: - Мне с трудом верится в успех затеянных преобразований в образовании. Когда министр образования - коммунист, когда вице-премьер, курирующий образование, тоже коммунист с замашками большевика, когда есть этакий жандарм для ученых ВАК, когда ректоры устанавливают на входе турникеты, чтобы контролировать каждую минуту студентов, аспирантов, преподавателей, когда студентам и аспирантам приходится отпрашиваться на международные конференции у руководителей вузов, можно ли при таком кадровом составе ожидать, что из АУ получится что-то толковое, готовящее управленческую элиту? Лично я не верю. Кадры могут как решить все, так и порешить. Пока что, к сожалению, второй вариант в Беларуси практикуется чаще.

Заико: - Мне все-таки хочется надеяться, что АУ когда-нибудь станет мощным интеллектуальным центром по формированию критической массы мыслящих людей в стране.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ