Нефть для двоих: Минск и Москва обречены на компромисс по нефти

Кирилл Нежданский, БелГазета
27 сентября 2018, 16:19
Спорные вопросы белорусско-российской повестки дня, по словам президента РБ, не вызвали у его российских визави никакого отторжения. Кто бы сомневался. Фото: ТАСС
Как ни крути, но главный вопрос экономического блока белорусско-российского саммита - нефтяной. В белорусско-российской интеграционной игре всего три приза - нефть, газ, доступ на российский рынок. И нефть, сообразно доле нефтехимии в белорусском экспорте, стоит в этом списке на первом месте. При этом последствия изменений в правилах игры белорусско-российского нефтяного альянса скажутся на многих сферах деятельности - от транспортно-логистической отрасли до международных отношений.

Что случилось с братско-союзной нефтью? А вот что: 1) налоговый маневр в РФ означает, что к моменту его окончания РБ и ее модернизируемые НПЗ будут получать российскую нефть по ценам, близким к мировым; 2) Москва вводит ограничения на поставку в РБ продуктов нефтепереработки - у Минска есть своя нефть, свои НПЗ, внутреннее потребление наша страна в состоянии обеспечить сама; 3) прицепом к последствиям налогового маневра, судя по всему, пойдет еще одна инициатива Владимира Путина, озвученная летом 2017г., - перевод хотя бы части экспорта белорусских нефтепродуктов из российской нефти в порты РФ.

Все эти нефтяные неурядицы (и многие другие, вытекающие из них) были обусловлены самой архитектурой белорусско-российских нефтяных соглашений. Согласно последним, РБ беспошлинно получала от РФ 24 млн.т в год, 6 млн.т из которых с 2017г. могла реэкспортировать с зачислением пошлин в свой бюджет.

Кроме того, она могла экспортировать выработанные на Новополоцком и Мозырском НПЗ из оставшихся 18 млн.т нефтепродукты - с соответствующими последствиями для бюджета. Наконец, в РБ поставлялись российские нефтепродукты - в соответствии с индикативным балансом, ежегодно согласовываемым до 1 октября. В случае реэкспорта ввозимых в РБ из РФ нефтепродуктов пошлины снова зачислялись в белорусский бюджет. Куда ни кинь - всюду плюс.

Справка «БелГазеты». Выигрыш экономики РБ от существовавших договоренностей по нефти различные эксперты российского ТЭК оценивали в пределах $4,7-5,5 млрд. экспортной выручки и зачисляемых в бюджет пошлин, по нефтепродуктам - в $0,8-1,1 млрд. Таким образом, суммарно российская оценка получаемой Беларусью от нефтяных соглашений выгоды достигала до последнего времени 10-12% ВВП РБ.

Естественно, долго такое счастье длиться не могло. Как это часто бывает, внезапно российские нефтепродукты рванули туда, где за них дают дороже, т.е. на Запад. Так уж получилось, что на их пути лежала Беларусь, с которой у РФ нет ни границ, ни пошлин. Даже весенний скачок цен на бензин в ­РФ не остановил миграцию продуктов.

Специализированные СМИ пишут, будто сейчас нефтяные компании хотят, чтобы правительство ­Дмитрия Медведева покрыло им то ли 100% разницы между экспортными расценками и розничными ценами внутреннего рынка, то ли хотя бы 50%, а Минэнерго РФ предлагает во избежание нового резкого удорожания топлива субсидировать нефтяников то ли с октября 2018г., то ли с января 2019г.

Как известно, россияне уже поставили белорусскую сторону перед фактом постепенного сокращения поставок нефтепродуктов из РФ. Как уверил замгендиректора «Белоруснефти» Сергей Каморников, на внутреннем рынке РБ это никак не отразится - дефицита не ожидается, благо все свое и всего хватает. Имейте это в виду, если бензин и дизтопливо подорожают снова, - кажется, уже 15-й или 16-й раз в нынешнем году.

Справка «БелГазеты». В январе 2018г. РБ импортировала из РФ 350,5 тыс.т нефтепродуктов, в феврале - 318,8 тыс.т, в марте - 389,3 тыс.т, в апреле - 396,9 тыс.т, в мае - 365,8 тыс.т, в июне - 290,6 тыс.т, в июле - 237 тыс.т.

Концерн «Белнефтехим» 20 сентября констатировал сближение переговорных позиций с Москвой по условиям импорта нефтепродуктов. Однако комментировать эти позиции зампред концерна Владимир Сизов отказался. «Пока переговоры не завершены, идет определенное сближение позиций», - цитирует Сизова «Интерфакс».

Поскольку экономика постсоветского пространства строилась вокруг экспортной трубы с углеводородами, радикальное изменение правил игры в «нефтянке» неизбежно и чувствительно затронет и остальные отрасли.

Конечно, можно винить в этом конкретных должностных лиц (думается, президенты что РБ, что РФ к этому уже давно привыкли), нефтяные компании, концерны и т.п., вплоть до кассира на АЗС, но вопрос, в конечном итоге, не в нефти, не в конъюнктуре рынка энергоносителей и не в причудах белорусско-российской интеграции. Вопрос в том, как, в каком качестве, на каких условиях Россия и Беларусь встроены в международное разделение труда и насколько эффективно управляются.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ