Какая независимость нужна официальному Минску

Валерий Карбалевич, Радыё Свабода
5 октября 2018, 18:54
Владимир Макей во время выступления на 73-й сессии Генеральной ассамблеи ООН
Руководство Беларуси стремится освободиться от международных норм и стандартов поведения.

Выступление министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея на 73-й сессии Генеральной ассамблеи ООН 1 октября интересно не преподнесением основных направлений внешней политики Беларуси. Как раз в этом плане все было привычно и банально. Также мало тронули добрые пожелания министра «обеспечить справедливую глобализацию, в которой не было бы проигравших, искоренить нищету, сохранить планету для будущих поколений», поддерживать устойчивое развитие и др. То есть это такая красивая идеалистически-утопическая модель мира, в которой царят вечный мир и счастье и которая имеет мало отношения к суровой реальности.

Более интересно другое. В выступлении Владимира Макея несколькими штрихами изложены философский конструкт внешней политики нынешней Беларуси, представления официального Минска об идеальных правилах функционирования системы международных отношений под эгидой ООН. Если говорить еще более конкретно, то министр сформулировал понимание белорусским политическим руководством государственной независимости.

Главный тезис Владимира Макея звучит так:

«Общие ценности не могут быть сформированы через принуждение к демократии, насильственные действия для подрыва легитимных властей».


Ссылаясь на документы ООН и международное право, министр настаивает:

«Речь идет, с одной стороны, о свободе государств избирать собственную форму политического правления, свой путь и приоритеты развития, с другой — о невмешательстве государств во внутренние дела друг друга».


Владимир Макей с сожалением заметил, что политика санкций, изоляции в отношении так называемых нежелательных режимов прочно вошла во внешнеполитический арсенал отдельных государств.

«Все мы являемся свидетелями многолетней политики экономической, торговой и финансовой блокады против свободолюбивой Кубы», — отметил Макей.


Очень примечательно, что идеал, образец свободолюбия министр нашел на Кубе, где почти 60-летнее господство диктаторского режима Кастро довело страну до сплошной нищеты. Хорошо еще, что в качестве примера наиболее свободной страны Макей не привел Северную Корею.

Обратите внимание: министр говорит не об угрозе независимости Беларуси со стороны России. Если перевести эту причудливую тираду на простой язык, снять с нее дипломатический флер, то главная идея белорусского министра звучит так: международное сообщество не должно препятствовать диктаторским режимом делать со своими народами все, что они хотят.

Кстати, международное право, на которое ссылается Макей, как раз позволяет международному сообществу вмешиваться во внутренние дела государств, нарушающих права человека, в крайних случаях даже осуществлять «гуманитарную интервенцию», чтобы спасти народ от геноцида.

Однако глава белорусского МИД снова и снова возвращается к этому вопросу. По-видимому, он сильно болит.

«Абсолютно убежден в том, что только сильное государство может гарантировать безопасность и благополучие своего населения. Полагаем, что люди, которые живут в тех местах, где твердой власти нет, подтвердят такую ​​истину больше, чем кто-либо другой», — сказал министр.


То есть официальный Минск стремится навязать миру идею «сильного государства», «твердой власти», «сильной руки» вместо демократии в качестве универсального правила. И одновременно освободиться от всяких внешних регуляторов, ограничений, контроля на международной арене. Укрепление независимости Беларуси трактуется руководством страны как независимость от международных норм и стандартов поведения, неподконтрольность и неподотчетность международным институтам действий белорусских властей. В этом смысле самая независимая страна в мире — как раз Северная Корея.

5 сентября Александр Лукашенко обсуждал с Владимиром Макеем вопрос вступления Беларуси во Всемирную торговую организацию (ВТО). После чего министр иностранных дел заявил, что государство не спешит присоединиться к этой структуре. На мой взгляд, причина понятна. Ведь членство в организации налагает определенные ограничения на экономическую политику государства. В результате Беларусь — единственная участница ЕАЭС, которая не присоединилась к ВТО, в которую, кстати, входят 164 страны.

Также Беларусь — единственная европейская держава, которая не входит в Совет Европы. Ведь членство в этой организации предусматривает выполнение определенных правил и стандартов в сфере демократии и прав человека. Как известно, белорусские власти игнорируют выводы и рекомендации Комитета по правам человека ООН, не признают статус специального докладчика ООН о ситуации с правами человека в Беларуси.

Недаром говорят, что иностранная политика является продолжением политики внутренней.
Статьи в рубрике "Мнение" отражают точку зрения исключительно автора. Позиция редакции UDF.BY может не совпадать с точкой зрения автора. Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Дорогие читатели, не имея ресурсов на модерацию и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили отключить комментарии. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники

Новости других СМИ