Последний шанс Лукашенко – картошка

"Белсат"


Россия злобно смотрит на многовекторную политику Минска. Пути Беларуси и России расходятся, и Москва идет в направлении подчинения Минска. Так считает Камиль Клысиньский, главный эксперт по Беларуси в польском правительственном аналитическом институте – Центре восточных исследований. Гость «Просвета» в интервью Сергею Пелесе рассказывает, как Кремль хочет сделать это легально, и что может спасти Беларусь от объятий России в 2019 г.

- По-моему, самое интересное дело – четыре мешка картошки и сало, которое привез Александр Лукашенко в Кремль лично на вторую встречу с Владимиром Путиным. Что это за подарки, какой они имеют смысл?

- К сожалению, эти две последние встречи в конце года были настолько безрезультатными, насколько мы знаем, что остаются на виду только эти мешки с картошкой и сало.

Мне кажется, что это, скорее всего, язвительная шутка со стороны Владимира Путина, который на вопрос «Что вам подарить из Беларуси?», ответил: «А что можно из Беларуси? Только картошку и сало».

По-моему, у Александра Григорьевича падает бдительность, он стареет. И, поддержав эту шутку, он укрепил отрицательный стереотип белоруса в России, что это «бульбаш», который только выращивает картошку и ничего более сложного, более современного сделать не умеет. Это не очень полезно для имиджа Беларуси в России. Тем более, что было видно улыбку Владимира Владимировича, который принимал этот своеобразный подарок.

- А я слышал другую версию. Один мой знакомый армянский публицист и политик Тигран Хзмалян понял это так, что четыре мешка картошки и сало – это знак, что белорусы переживут любые проблемы: и войну, и конфликты, и споры. У нас есть картошка и сало, мы будем их есть, а четыре мешка – это четыре сезона, то есть круглый год.

- Может и так, но это скорее по-дальневосточному. Такие намеки сделали бы китайцы, это более в их стиле. Думаю, что Александр Григорьевич действовал по-простому. Был запрос на такой подарок, «давайте, я привезу, я горжусь своей картошкой». Он лично ее выращивает в своем огороде и копает в сентябре, все это видят, смотрят по телевидению. Но я не думаю, что это будет самый успешный ход.

- Чаще всего о сути этого спора журналисты и аналитики говорят, что речь идет о том, что белорусский бюджет потеряет на российском налоговом маневре несколько сотен миллионов долларов в год, и об этом идет речь. Лукашенко хочет какой-то компенсации, например, в форме меньшей цены на газ. Но одновременно Лукашенко во время предыдущей встречи, кажется, 25 декабря, до картошки, сказал, что количество проблем огромное. То есть, не только в этом проблема. По вашему мнению, какие еще проблемы есть между Беларусью и Россией?

- Их действительно много, это целый комплекс проблем. Нефтяная проблема, возможно, наиболее заметна, потому что она касается уже этого года. В этом году, как вы сказали, белорусский бюджет потеряет несколько сотен миллионов долларов, некоторые говорят даже о $ 400 млн. Это сложно посчитать, потому что многое зависит от цены на нефть, которая тоже меняется по конъюнктуре. Есть вопросы по газу, по торговле, доступу к российскому рынку для белорусского экспорта, и общий вопрос о будущем отношений между Россией и Беларусью. Действительно, пути двух стран расходятся, это уже было видно на фоне украинских событий четыре года назад.

Беларусь хочет того, что есть, и не хочет ничего менять: удержаться субсидиями на таком же уровне, на каком они были, без сдачи суверенитета.


Одновременно Беларусь хочет, как говорили в Минске, вести многовекторную политику, которой Россия не терпит. Она смотрит на эту многовекторную политику все более злобно. По-видимому, терпение заканчивается. Россия требует повышения лояльности официального Минска и углубления интеграции в рамках Союзного Государства. Кстати, это самый удачный ход со стороны России так подчинить Беларусь: без танков, без зеленых человечков, без каких-либо противозаконных действий, которые вызовут очередную волну санкций и, возможно, сопротивления на Западе на разных уровнях. Она просто использует легальный путь в рамках договора, который в 1999 году подписал Лукашенко лично.

- Лукашенко, белорусы, по крайней мере их часть, сопротивляются, они не хотят углубления интеграции. Белорусы хотят оставаться с Россией в тех отношениях, которые есть, но дальше – не надо. Действительно ли цель Москвы – это углубленная интеграция с контролем таможенной и монетарной сфер, единым эмиссионным центром валюты, единым визовым пространством? Или настоящая цель, как на базаре: просить что-то большего, но в итоге выторговать хотя бы часть этой цены?

- Слишком много действий и официальных заявлений для обычного торга. После 13 декабря, когда мы услышали известный ультиматум Медведева, как его называют в СМИ, я уже уверен, что Россия идет серьезно в этом направлении. Насколько это получится – это уже другой разговор, но намерение есть. В течение последних лет такого не было, чтобы Россия на официальном уровне, не через СМИ, не через «Незыгарь», не через институт стран СНГ или РИСИ [Российский Институт Стратегических Исследований – прим. ред.], а через официальные лица, их высказывания намекала или даже требовала углубленной интеграции и делала это в контексте шантажа. Увеличение или сохранение субсидий возможно только в рамках углубленного отодвинутого Союзного Государства. Сейчас мы имеем другую ситуацию.

Еще в августе, когда Михаил Бабич получил назначение на нового посла в Минске, мы писали в аналитических докладах, которые доступны на нашем сайте, о наших предположениях, что Россия пойдет в направлении Союзного Государства, что это будет их путь.

А сейчас, после декабрьских событий мы уже в этом уверены.

- Как могут развиваться события в этом году? Удастся ли Лукашенко сохранить статус-кво, даже потеряв какие-то субсидии, и сидеть на картошке и на сале, но сохранить в землянках хотя бы тот уровень суверенитета, который есть. Или все-таки он пойдет на уступки, может не на все, но по крайней мере на часть?

- Очень интересный вопрос. Я думаю, что Лукашенко выберет, и я бы на его месте это сделал, игру на затягивание всего процесса. Единственный шанс для него – нестыковка по времени. Россия может снова попадет в другой ход событий, появятся другие вызовы, внешние, которых все равно хватает.

- Какие, например?

- Ужесточение отношений с Украиной, что всегда возможно. Может еще ужесточение отношений с США, вызовы в других уголках мира. Конечно, очень важны и внутренние вопросы, недовольство общества, другие задачи. Думаю, что Лукашенко на это рассчитывает, и это действительно его единственный шанс. Козырей у него немного, и главный козырь – это время.

Различные разговоры и утверждения о братской дружбе, о том, что мы вместе в окопах гнили и победили фашистов в Берлине уже не действуют, и схема «газ в обмен на поцелуи» тоже не действует.

Видно из российских официальных заявлений, что Россия действительно требует очень конкретно. Я думаю, что небольшой шанс у Лукашенко есть. В таком понимании мы тоже не должны забывать, что Беларусь до поры, до времени также нужна России как показатель, как выставочная витрина интеграции и дружбы.

- Так, мол, у нас есть еще суверенное государство, это наш союзник.

- Да, и остается партнер. Я напомню один момент – во второй половине года, осенью, намечаются очередные военные учения. На этот раз они будут происходить на территории России под названием «Щит Союза», и тогда Беларусь тоже будет нужна России как партнер, а не как противник, который защищается от нападений и намеков насчет Союзного Государства. Это тоже шанс переждать...

Заметили ошибку нажмите Ctrl+R

Читайте также

Новости других СМИ

Дорогие читатели, в дискуссиях на нашем сайте все чаще стали проявляться нарушения правил комментирования. Троллинг, флуд и провокации затопили вдумчивые и остроумные высказывания. Не имея ресурсов на усиление модерации и учитывая нюансы белорусского законодательства, мы решили без предупреждения отключить комментирование. Но присоединяйтесь к обсуждениям в наших сообществах в соцсетях! Мы есть на Facebook, «ВКонтакте», Twitter и Одноклассники